Методы влияния на общественное сознание в условиях информационной войны.

3161

Вы прочтете этот материал за 18 минут.

События в Украине последние два года находились в фокусе внимания как СМИ так и специалистов. При этом методы освещения кризиса наиболее ярко продемонстрировали современные методы ведения операций по влиянию на общественное сознание. То, что получило название «информационная война». Данная статья — попытка анализа основных направлений информационных атак. А так же методов противодействия им.

Информационная война и методы донесения тезисов до целевой аудитории.

Мы живём в информационном веке. Количество информации, потребляемой современным человеком в сотни раз превышает аналогичный показатель середины ХХ века. И в тысячи раз уровень информационной нагрузки конца ХІХ столетия. Если раньше основным способом коммуникации было личное общение (и, частично «бумажные» СМИ), то сегодня ведущую роль занимают электронные средства массовой информации — радио, телевидение, интернет. Что, впрочем, не отменяет важности персональных контактов как типа общения, пользующегося наибольшим доверием.

Таким образом по типу донесения информации сегодня можно выделить несколько каналов. А именно:

  1. «Традиционные» электронные СМИ — радио, телевидение
  2. СМИ в сети интернет
  3. Социальные сети
  4. Личное общение
  5. «Бумажные» средства массовой информации

Однако, если говорить о влиянии на сознание, то можно определить несколько иные группы подачи информации. Где каналы — лишь метод создания необходимого фона. Это:

  1. Создание «культурного фона» – влияние на систему координат восприятия человека (или, скорее общества). То есть создание пантеона героев, выделение информационных групп с заведомо положительной или отрицательной окраской.
  2. Работа с собственным населением — подача информации для создания благоприятных условий проведения выбранной политики, принятия тех или иных решений.
  3. Группа по непосредственному влияние на потенциально дружественную целевую аудиторию. То есть сообщества, которые необходимо убедить в своей правоте.
  4. Дезорганизующий блок – группа информации, которая должна вызывать эмоциональное напряжение, негативные реакции в выбранном сообществе. Это в идеале может привести к кризису доверия по оси население-власть в стране-оппоненте. И, как результат, к управленческому параличу.

Начало информационной войны — задолго до 2013.

Многие считают, что информационная война между Россией и Украиной началась в 2014 году. На самом деле это несколько не так. Российская Федерация планомерно начала подготовку к проведению информационных кампаний в сопредельных странах на рубеже 2001-2003 годов. Именно в это время официальные власти усилили своё влияние на электронные СМИ. В первую очередь ТВ и радио, вещающие для иностранной аудитории. На протяжении 2000-2003 года практически все крупные каналы (равно как и печатные СМИ) перешли под контроль Кремля. Что позволило провести несколько относительно успешных информационных атак сопредельные страны. Однако, уже через 4-5 лет возникла у РФ возникла необходимость коррекции политики: часть операций (как атака на Беларусь в 2008, на Украину в 2009-10, на Грузию в 2009 и Молдову в 2010) не приводили к желаемому результату. Причина – наметившееся расхождение в восприятии исторических фактов, культурных явлений и в усилении собственных медийных пространств государств постсоветского региона. Выросло целое поколение, для которого лозунг «общая родина — СССР» был просто пустым словом.

В результате в Российской Федерации началась работа по восстановлению (или созданию) общей системы координат. Метод — перенос заведомо положительных и отрицательных стереотипов восприятия на иные явления (или группы населения). Вот лишь три наиболее очевидных примера:

  1. Усиление мифа о победителях во Второй Мировой Войне. На рубеже 2008 года из дискурса в РФ практически исчезает само определение мировая война. Восстанавливается термин Великая Отечественная. Но с оговорками. Вносятся изменения в Федеральный закон «Об увековечении Победы советского народа в Великой Отечественной Войне 1941 — 1945 годов» (источник). Сам документ не вызывает больших нареканий. Он устанавливает правила и нормы увековечивания памяти борцов с фашизмом. А так же методы борьбы с проявлениями фашистских идеологий. При этом перечень «борцов с фашизмом» не даётся. Есть ссылка на закон «О ветеранах». И приложение к данному нормативному акту более чем удивительно (источник). Борцами с фашизмом согласно российского права стали те, кто подавлял антисоветское восстание в Венгрии, воевал против миротворцев ООН в Корее, участвовал в совместном с нацисткой Германией нападении на Польшу в 1939 и уничтожал антисоветское подполье в Беларуси в 1945-1951 годах. Соответственно и памятники таким людям — приравнены к памятникам борцам с фашизмом. А те, против кого они воевали, исходя из логики, приравнены к фашистам.
  2. Изменение в создании продукта массовой культуры — кино, сериалов, телевизионных «исторических» шоу. На рубеже 2007-2010 годов начинается героизация силовиков, работников СМЕРШ, КГБ. При этом представитель России, силовых структур этой страны априори воспринимается как носитель добра. Даже если действует вопреки общественным нормам и законам страны. Граждане соседних государств представлялись в лучшем случае в нейтральном свете. Интересно сравнение «шпионских фильмов» Запада и РФ. В первом случае отрицательный персонаж присутствует и в рядах «своих». А положительный герой борется за свои понятия добра и зла. Во втором минимум внимания личному аспекту. А носителем «добра» является структура в которой служит главный герой. И, естественно, государство.
  3. Продукт массовой культуры (песни, шоу, исторические передачи) о «великой роли» России. В 2008-2010 году с центральных экранов практически полностью исчезает плаcт «культурной критики». Даже априори «нелояльные» рок исполнители выполняют общую функцию.

Однако, создать продукт мало. Необходимо обеспечить донесение данных посылов. Для этих целей российские каналы массово адаптируют международные форматы ток-шоу и талант-шоу. Это, в купе с большим количеством собственного контента (сериалы, продакшн) возвращает позиции российского телевидения на рынках сопредельных стран (либо усиливает там где эти позиции и так были заметны).

Параллельно с этим на ряд продуктов (патриотические сериалы, программы) устанавливается более чем демократичная цена. Зачастую они передаются и бесплатно. В результате электронные СМИ сопредельных государств сами начинают принимать участие в формировании культурного фона для информационных атак.

Электронные медиа и социальные сети. Тут упор был сделан не только на создание собственного контента, но и на создание фона прочтения новости. Речь идёт о комментаторах в социальных сетях и на ресурсах различных стран. Термин «российский бот» был впервые использован в Украине в 2007 году для описания атаки на новости о демократических партиях перед очередными выборами в Раду. Эксперимент был успешным и с 2008 года система начала работать на постоянной основе в режиме 24/7.

Активная фаза информационной войны в Украине — 2013 и 2014 годы.

К началу 2013 года Российская Федерация обладала следующими стартовыми условиями для информационной атаки на сопредельные государства:

  1. Сеть популярных телевизионных каналов с ярким развлекательным контентом и скоординированной политикой подачи информации (новости и аналитика)
  2. За счёт кинематографии, производства сериалов и ток-шоу была обеспечена необходимая система координат для восприятия «российского взгляда» как позиции «морального авторитета»
  3. Апробирована и запущена система создания необходимого фона вокруг «чужой» информации в сети Интернет.
  4. Создана не сетевая (оффлайн – слухи) система распространение необходимых информационных посылов. Которая, на первых порах шлифовалась не в политической сфере, а в атаках общественного мнения на бизнес.

При этом, учитывая настроения среди населения и выбор украинцами источников новостей, стартовые позиции РФ были более чем сильны. Для примера даю таблицу, составленную на основе общенациональных исследований (данные опроса IRI (источник)):

Какими источниками информации пользовались украинцы

SMI UKRСразу бросается в глаза различие между Югом, Востоком и Западом, Центром. Эти особенности и легли в основу информационной атаки. Фактически в 2014 году были выбраны 2 целевые аудитории:

  • потенциально лояльная (Юг и Восток). Её необходимо было склонить на свою сторону
  • нелояльная. Влиять на эти сообщества необходимо было по-другому. Сея панику, нервозность, уменьшая доверие к власти, государству, общественным институтам.

Такому разделению способствовала низка мобильность украинского общества и склонность к восприятию окружающего мира стереотипами. Фактически речь шла о минимальном уровне не то что межкультурных контактов, но даже контактов между жителями различных регионов (источник).

Ниже приведу основные черты информационных атак по обоим направлениям.

Работа с потенциально лояльной аудиторией.

Создание образа врага. То есть населению Юга и Востока необходимо было донести почему их сограждане, с которыми они жили в одной стране 20 лет и которые восстали против коррупции и неэффективного государства стали плохими. Тут пригодилась работа по созданию культурного фона. Было объявлено, что власть захватила Хунта. Причём политика буден нести в себе признаки фашизма. Фактически российское телевидение начинает рекламировать бренд «Правый сектор» – организацию, которая на начале информационной атаки (зима 2014) насчитывала около 200 членов. Организация, которой руководили русскоязычные люди (Ярош и Берёза) была представлена как основная угроза для русскоязычных граждан Украины. Самое забавное то, что оставлена без внимание ОУН — организация, которая в 1930-х и породила УПА (как Бандеры, так и Мельника). Проблема была в самом термине – слово «организация» имеет положительный подтекст. А навешивать ярлыки лучше на новую структуру, без истории и не известную широко. Далее образ «антирусских фашистов» был перенесён на остальные группы. Что было уже легче сделать. Тот же лозунг «Слава Украине!» использовался во время ВОВ ОУН-УПА. А как указано выше, воевавшие с УПА согласно российских законов (и созданного мифа масскультуры) — борцы с фашизмом. Соответственно роль «фашистов» переходит всем, кто не согласен с озвученной Россией (через российские каналы) позицией.

Создание негативных мифов. Телевизионная картинка с «личными историями». Зачастую откровенный фейк (как про распятого мальчика, изнасилованную пенсионерку, рабов и т.д.) но с огромной эмоциональной составляющей. Истории беженцев, страшилки про «кары небесные в Украине», репортажи с поля боя. Репортаж начинается с частности (Бедная женщина…/бравый ополченец…) с результирующим обобщением.

Люди, для которых благодаря сериалам, кино, поп-культуре русский военный — «защитник добра», а Россия «оплот духовности» не будут подвергать сомнению фактуру материала.

Комментарии к информации (сети, слухи, СМИ) носят в значительной мере положительный характер: гордость за «героев новороссии» и «сочувствие потерпевшим от рук хунты».

Поддержание уровня страха. Сетевые и оффлайн вбросы, усиливающие негативные шаблоны восприятия Украины. Слухи, огромное количество перепостов в социальных сетях и позднейшее повторение посыла по ТВ. Но уже на уровне «об этом много говорят — значит правда». Создаются несколько локальных «страшилок». Коломойский, мародёры-добровольцы, фашистский «Правый сектор», взяточники на блок-постах и т. д. Упор делается на личностное общение, «собственные» впечатления.

Представление России и российской политики в качестве единственного спасения. В таком формате, когда уровень страха высок, люди теряют способность к критическому восприятию. И, например, митинг, на который участники приехали из РФ, воспринимается как «защита». Появление вооружённых иностранцев на улицах тоже.

Основные способы донесения информации в этих регионах были просты: Телевидение, электронные СМИ и социальные сети. Тем более, что именно на Юге и Востоке в сегменте социальных сетей наиболее популярными были и остаются российские «Одноклассники» и «Вконтакте» (источник).

Работа с потенциально нелояльной аудиторией — центр и запад Украины.

В данном случае основная цель атак была в дезорганизации общества. Соответственно выбирались и несколько другие методы и способы донесения. Упор был сделан на сетевые ресурсы, структуры комментаторов в Интернет и множество небольших СМИ. Создавались и новые медиа — после Майдана был всплеск на информационном рынке. Причём ни один из ресурсов не подчёркивал своей «пророссийскости». Скорее наоборот — активно использовал патриотические лозунги. Второе направление -массовое распространение критической информации, созданной самими украинцами. Как-никак в стране свобода слова. И найти критику более чем легко. Равно как и немного доработать «материал». Активно использовался (и используется) такой метод донесения как слухи. Тем более, что по состоянию на 2013-14 годы культурные связи между странами были колоссальными. Гражданами РФ были более 1,1 млн. украинцев. Кроме того в России работало не менее 2 млн. граждан Украины.

Это ответ на вопрос «как донести». Если же говорить о том, «что донести», то можно выделить следующие группы.

Критика власти и демонстрация того, что в элитах Украины нет единства. После Майдана была общая критика новой власти без акцентирования внимания на персоналиях. Но уже с лета 2014 выбираются конкретные «цели». Появляются такие темы как «партия мира и партия войны в Украине», «ВСУ, которые стали жертвой преступных приказов», «фашисты-добровольцы (нацгвардейцы)» и их «идеологи».

Деморализация противника. С этими целями распространяются фотографии убитых, пленных и раненых украинских силовиков. А так же «репортажи» об ухудшившейся жизни жителей Украины. И, ещё раз подчеркну, «в подаче от первого лица» — бабушке нечего кушать, семья осталась без кормильца, тело убитого сгниёт в канаве.

Создание очагов напряжённости в Украине. Через социальные сети, слухи, запускается информация, направленная против отдельных персоналий или институтов власти. Цель — спровоцировать недоверие к ним общества и/или парализовать кадровой чехардой. В качестве «жертв» выбираются чиновники или ведомства, которые и так критикуются в медийном пространстве. Далее просто — перевод критики из конструктивного русла в эмоции. Примеры — «предательство генералов» (и всё МО как структура), переход с не публичности ГПУ на Шокин-коррупционер и предатель, непрофессиональность Нацбанка, антигуманный МВФ и т.д. Алгоритм везде одинаков: выбрали жертву — продублировали уже высказанную критику действий — перевели критику на персону (вместо плохо сделал — он сам плох) — продублировали — запустили слухи.

Пробуксовка информационных атак и ответ Украины

Однако, как показала практика, расчёты РФ не особо оправдались. Фактически информационная атака на лояльную аудиторию ограничилась частью Донецкой и Луганской областей. А так же Крымом. Причина не в ответе Украины. До конца 2014 года в стране не было даже органа, который отслеживал угрозы в информационном поле. Тем интересней проанализировать почему информационное пространство соседней страны смогло продемонстрировать устойчивость.

Телевидение. На большей части территории Украины позиции российских каналов были сильны. Но при планировании атак РФ не учла специфики медиа-рынка Украины. На определённом этапе зритель (в том числе на Востоке и на Юге) сделал выбор в пользу отечественного контента. При этом лидерами стали не новостные ресурсы, а те каналы, где основной упор делался на развлекательное содержание — группа 1+1, СТБ, Новый канал, ICTV.

Тут хорошую службу Украине сыграла гонка рейтингов. Начиная с 2008 года наиболее богатые каналы взялись за адаптацию различных форматов талант и реалити-шоу. И уже к 2010 таких программ было более 20. Большинство с заоблачными рейтингами.

Таким образом украинцы за 4-5 лет перешли к просмотру своего телевидения. Что отразилось и на рейтингах. Если в 2007 году суммарный охват аудитории российской тройки «1 канал»-РТР-НТВ на 20% превышал показатели самого рейтингового украинского канала (источник), то уже к концу 2011 в ТОП-10 не было ни одного российского телеканала (источник).

Соответственно уход зрителя с российских каналов был, если можно так выразиться, достаточно комфортным для большинства населения.

Своё культурное пространство. Большое количество каналов, шоу автоматически создало возможности для поддержки и развития собственной популярной культуры. А так же способствовало появлению «новых звёзд» — победителей различных талант-шоу. Если до 2009 года покорение Москвы, российской эстрады воспринимались мерилом успеха исполнителя, то с 2011 потоки целая плеяда известных иностранных граждан (исполнители, журналисты, специалисты в отдельных областях) приехали за успехом в Украину.

Кроме того, учитывая разнообразность направлений шоу и программ (от традиционных исполнительских и танцевальных до юмористических, кулинарных или даже шоу похудения либо, последняя новинка — лечения редких болезней), страна получила целую плеяду новых публичных лиц. Да, значительная часть из них — временные. Но они есть и они свои, а не «московские».

Работа с информацией. В этом направлении процесс ещё идёт. Но общие тенденции и успехи и провалы уже можно оценить. Несомненной неудачей Киева стала подача официальной информации из зоны АТО. Сводки со статистикой нормально воспринимались на своём поле, но проигрывали в регионах, где необходимо было конкурировать с российскими медиа. Голые цифры всегда выглядят хуже живой картинки и истории жизни (пусть и постановочной).

Но там где не дорабатывает официоз, сработало общество. Информация от волонтёров с реальными историями жизни, освещение отдельных этапов войны создало хороший противовес российской пропаганде. Достаточно сказать, что та же фраза «киборги» прилепилась к защитникам донецкого аэропорта после многократного перепоста в социальных сетях «впечатлений сепаратистов».

Или возьмём передачу «Сильные сердцем», где рассказывали истории того как вчерашние обычные люди совершали выдающиеся поступки. Она фактически создала свой пантеон героев. Который с течением времени только пополняется.

И, наконец, борьба с откровенной ложью. Начальные попытки свести контрпропаганду к развенчанию фейков оказались малоэффективными. Что естественно по крайней мере по 2 причинам:

  1. Время. До того момента, как будет подготовлено опровержение, суть начальной информации зритель забудет. Останется только негативный по отношению к Украине фон.
  2. Восприятие общества. Наследием СССР в обществе осталось неприятие «презумпции невиновности». Тот кто «оправдывается» заведомо виноват. Увы, но пока это справедливо для значительной части жителей России, Беларуси и Украины.

Эффект от такой работы, естественно был. Но лишь для думающей и образованной части населения. А так же для «внешнего рынка» — дипломатов.

Но наиболее сильным ответом стала реакция общества (кстати, пока недооцененная властью). Это — асимметричный ответ. Вместо оправданий, обвинения российских СМИ в украинском сегменте сети доводились до абсурда либо «принимались». И это уже через считанные дни переходило в «оффлайн». В ответ на как казалось российским технологам обидную кличку «укроп», украинцы пошили шевроны с этим словом для своих военных. И вспомнили, что укроп — лучшее средство от колорадского жука. В ответ на обвинения в войне «ради получения двух рабов», появились бейсболки «рабовладелец». А любимой шуткой стало обсуждение «поведения рабов и их количества в одни руки». Рецепт прост — оберни обвинение в шутку или доведи до абсурда. Дошло до того, что троллить российские власти начал МИД Украины (при министре Дещице). Всё это дало и даёт эффект.

Из явных недостатков пока можно назвать лишь слабые ответные «атакующие действия» Украины в информационной войне. Спорадические акции пока не носят организованного характера, поэтому анализировать их смысла на данном этапе нет.

Данная статья – лишь поверхностный взгляд на проблему. Но изучать опыт соседних государств, на мой взгляд, крайне необходимо. В информационную эпоху именно информация и её трактовка — наиболее сильное оружие.

Ольга Харламова, магистр политических наук, специально для Belarus Security Blog.

Другие материалы по теме:

Артиллерия в Украине: наблюдения с линии фронта.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Вооружённая Украина.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Сотрудничество в области ВПК.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Анатомия провала России в Украине. 

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Территориальная оборона.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. «Русская весна», украинское лето и хорватская «Буря».

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Почему «слили» Крым.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Оружие сдерживания.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Территориальная оборона.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Радиоэлектронная разведка.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Паспорт.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Информационная безопасность. 

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Милиция.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси.Кремль.

Момент истины.

Logo_руна