Международная безопасность: взгляд из Эстонии

652

Вы прочитаете этот материал за 9 минут

Эстонская служба внешней разведки обнародовала документ под названием «Международная безопасность и Эстония 2020». Это пятый годовой отчёт ведомства, в котором опубликованы основные явления и тренды в области безопасности как в самой Эстонии, так и в Восточной Европе и странах Балтии. В документе приводятся факты, даётся аналитический взгляд на произошедшие события, а также прогнозы развития ситуации в регионе в ближайшем будущем. Мы тщательно изучили документ и выбрали из него самое интересное и актуальное для Беларуси.

«Россия продолжит укреплять свою военную мощь на европейском направлении»

В первую очередь стоит остановиться на вступлении, автором которого является генеральный директор Эстонской службы внешней разведки Микк Марран. Большая часть вступления (как и самого документа в целом) посвящена Российской Федерации, как главному источнику угроз для Эстонии и всего региона. Что правда, на происходящие в РФ процессы даётся абсолютно взвешенный взгляд без лишней эмоциональности.

«Россия продолжит укреплять свою военную мощь на европейском направлении. В непосредственной близости от Эстонии, Латвии и Литвы баланс военной мощи смещён в пользу России. Например, ни один член НАТО нигде в Европе не имеет ракетных систем, сравнимых с баллистическими ракетами ближнего радиуса действия «Искандер», которые Россия разместила вблизи границ Эстонии и Литвы. Вероятность российского военного нападения на Эстонию низка, поскольку Россия не хочет военного конфликта с НАТО, но эскалация конфронтации России с Западом в любой точке мира может вызвать быстрое изменение ситуации с угрозой Эстонии. Россия может выбрать превентивное военное наступление в Балтийском регионе, если она будет ждать эскалации конфликта, даже если он происходит в другом регионе.

Тем не менее, российские вооружённые силы приложили значительные усилия для разработки концепции «превентивных военных действий» в последние годы. Это попытка России сократить разрыв в конвенциональных вооружениях по сравнению с явно превосходящими силами противника при помощи более быстрого развёртывания войск и достижения военных целей.

Как и в случае с любым другим регионом мира или международным вопросом, Россия формирует свою позицию в отношении стран Балтии в свете своих более широких отношений с Соединёнными Штатами. Россия хотела бы уменьшить роль США в мире любым возможным способом, в то же время увеличивая свою собственную. Поэтому для российской внешней политики или военного планирования невозможно рассматривать страны Балтии как нечто иное, чем потенциальный театр войны между США и Россией. По этой причине страны Балтии не могут игнорировать возможность того, что Россия может выбрать превентивное военное наступление в Балтийском регионе, если она опасается, что конфликт с Соединенными Штатами усилится в других частях мира. В итоге, в худшем случае военное нападение может быть результатом не более чем решения российского руководства, основанного на искажённой оценке угрозы и политическом просчете.»

В то же время, Эстонская служба внешней разведки подчёркивает растущую роль Китая и его стремление оказывать всё большее влияние в Европе:

«При анализе потенциальных внешних угроз безопасности Эстонии всё больше и больше внимания следует уделять Китаю. Внешняя политика Китая становится всё более активной, и его руководство стремится установить мировой порядок, который отвечал бы его интересам. Потенциальное использование иностранных инвестиций Китая в политических целях и возможное развитие технологической зависимости становятся всё более серьёзной угрозой безопасности Эстонии».

«Кремль стремится скрыть последствия санкций всеми возможными способами»

Отдельный раздел документа посвящён проблемам в российском военно-промышленном комплексе. Кроме описания типичных проблем и способов их решения, применяемых российским руководством, авторы приводят небезынтересный способ обхода санкций против России через ряд посредников. К примеру, приводится схема по сотрудничеству российского Уралвагонзавода с казахстанской команией Kazakhstan Paramount Engineering, которая, в свою очередь, частично принадлежит южноафриканской Paramount Group, и ведёт сотрудничество с компаниями из стан-членов НАТО.

«Российское руководство уделяет большое внимание формированию имиджа всемогущества своих вооружённых сил, но санкции, введённые ЕС, США и Украиной, создали ряд проблем для российского ВПК. В частности, это коснулось военно-морского флота — с введением санкций была отменена доставка одного вертолётоносца класса «Мистраль», было прекращено строительство трёх крупных фрегатов класса «Адмирал Григорович», а строительство как минимум пяти боевых кораблей было значительно задержано. Ограничения, вытекающие из санкций, заморозили внедрение новых военных технологий и вынудили российские вооружённые силы согласиться на модернизацию своего существующего оборудования. Кремль стремится скрыть последствия санкций всеми возможными способами, и российское правительство засекретило государственные закупки вооружений.

Из-за санкций Россия переключила своё внимание на использование компонентов, разработанных внутри страны, вместо импорта с Запада. В августе 2014 года была утверждена политика импортозамещения, требующая от оборонной промышленности заменить импортные технологии отечественными. Однако использование отечественных компонентов намного дороже, так как внедрение новых технологий в первую очередь требует исследований и разработок. Это может занять годы и значительно поднять цены на продукцию. Другая проблема с отечественными продуктами — их низкое качество, особенно для базовых компонентов, таких как электронные и механические узлы. Ярким примером является запрещение с 2016 года использования российского оборудования и инструментов на верфи Севмаш, которая производит атомные подводные лодки.

Экспорт военной техники имеет жизненно важное значение для российской военной промышленности, поскольку получаемый доход позволяет отрасли выполнять внутренние правительственные контракты. Крупные военные предприятия не выжили бы только на государственных контрактах.»

«Военизированный режим становится всё более непредсказуемым»

Ещё одно явление, на которое обращает внимание Эстонская служба внешней разведки – нарастающая милитаризация российского общества. Российское руководство считает, что для эффективной «гонки» за Западом необходимо использовать один из главных козырей авторитарных режимов – возможность к быстрой мобилизация системы с целью реализации масштабных проектов. Милитаризация общества как нельзя лучше подходит для использования данной тактики.

«Российское руководство считает, что ситуация квази-войны требует мобилизации всего общества и всех ресурсов страны. Подготовка населения к войне и концентрация ресурсов явно происходят во многих областях: от укрепления мобилизационных резервов, формирования территориальных единиц обороны и патриотического воспитания до масштабных пропагандистских и разведывательных усилий. Хотя некоторые из этих инициатив, такие как «Юнармия» или «Молодёжная армия» и «Войска детского сада», могут показаться гротескными, мы должны помнить, что более широкой целью всего этого является увеличение военного потенциала. Российское руководство надеется, что благодаря милитаризации общества режим будет лучше подготовлен к страшному государственному перевороту или революции. Постоянные напоминания об угрозе войны также помогут мобилизовать общество против иностранного врага и, таким образом, отвлечь внимание от внутренних политических, правовых, экономических и социальных проблем.

С одной стороны, постепенная милитаризация общества, безусловно, свидетельствует о беспокойстве режима и страхе быть свергнутым. С другой стороны, мы должны помнить, что военизированный режим становится всё более непредсказуемым, оппортунистическим и, следовательно, более опасным.»

В то же время, отмечается возрастающая роль ДОСААФ. Так, ежегодная численность людей, получивших подготовку по военным специальностям в организации, увеличилась с 12,5 тысяч в 2015 году до 28 тысяч в 2019. В отчёте указывается, что ДОСААФ используется российскими спецслужбами для прикрытия своей скрытой деятельности, а также ведения разведки и сбора информации.

Не удивительно, что в документе много говорится о попытках России оказывать влияние на страны постсоветского пространства с целью поддержания статуса «мировой державы»:

«Для российского руководства важно сохранить влияние в так называемом ближнем зарубежье и не допустить интеграции этих стран с Западом. С этой целью Россия активно вмешивается в политические процессы стран, которые она считает находящимися в сфере своего влияния, таких как Беларусь, Украина, Молдова, Грузия, Армения и Азербайджан. Одной из ключевых целей России является сильный контроль над Беларусью, о чём свидетельствует продолжающийся процесс интеграции Союзного государства. Намерения России в Украине не изменились. Под видом очевидного сотрудничества Кремль фактически работает против прекращения конфликта на востоке Украины и хочет закрыть главу об аннексии Крыма. Переговоры в Молдове во время политического кризиса 2019 года позволили России вновь показать себя Западу в качестве конструктивного актора, но её реальная цель состояла в том, чтобы подготовиться к усилению своего влияния в Молдове. На Южном Кавказе Кремль оказывал давление на Грузию посредством политики безопасности и влияния, одновременно пытаясь сохранить подходящую позицию посредника в нагорно-карабахском конфликте. В своей борьбе против евроатлантической интеграции на Западных Балканах Россия также использует свои хорошие отношения с сербской правящей элитой.»

«Россия рассматривает вопрос прав человека и защиты своих «соотечественников» как инструмент политического давления»

Эстонская служба внешней разведки отмечает, что Россия постоянно ищет всё новые методы для использования международных событий, в которые она вовлечена, для проведения операций по дезинформации и расширению влияния. На подобных мероприятиях главная задача РФ – «забить эфир» своей повесткой, а также исказить первоначальный смысл как самих событий, так и терминологии, применяемой их участниками. Для этого Кремль массированно использует GONGO (government-organised nog-governmental organisations, организованные правительством НПО).

«Российские власти поддерживают сотрудничество с этими организациями, которые базируются в России или за рубежом и участвуют в форумах и конференциях, организуемых авторитетными международными организациями. Задача GONGO состоит в том, чтобы продвигать и усиливать официальные разговоры на русском языке в международном сообществе, представляя себя в качестве независимых представителей гражданского общества.

Наиболее важными платформами для России, где GONGO используются для поддержки внешней политики, являются крупнейшие ежегодные мероприятия ООН, ОБСЕ и Совета Европы для НПО по правам человека, демократии и свободе слова. Эти конференции предназначены для сбора настоящих НПО, которые действуют независимо от своего правительства и стремятся предоставить международной аудитории объективную информацию о том, что происходит в их стране. Для авторитарного режима, как российский, такие события неудобны, поэтому он тайно использует GONGO, чтобы отвечать на «неприятную» информацию встречными обвинениями и защищать российскую политику на конференциях. Таким образом, Россия сознательно манипулирует такими событиями с помощью GONGO, что показывает, что Россия рассматривает вопрос прав человека и защиты своих «соотечественников» в первую очередь как инструмент политического давления и операций по оказанию влияния.

Россия особенно активно привлекает GONGO для участия в крупнейшей конференции ОБСЕ по правам человека — Совещании по осуществлению человеческого измерения (СРВЧИ), которая проводится в Варшаве каждый сентябрь. Речи, произнесённые членами GONGO — пешками Кремля на этом мероприятии, часто соответствуют заявлениям российских дипломатов, что предполагает предварительную координацию месседжей, распространяемых в Варшаве. Участие GONGO в СРВЧИ обычно финансируется Фондом поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, который действует при МИД России. При этом государственные органы дают рекомендации Фонду относительно того, чьё участие в СРВЧИ должно финансироваться.

Например, на СРВЧП 2019 года две калининградские ГОНГО — Центр социально-политических исследований «Русская Балтика» и Балтийский центр исследований СМИ — распространили англоязычный отчёт, в котором стремились дискредитировать страны Балтии и Украину, преднамеренно используя ложные обвинения.

Существует несколько типов GONGO, которые сознательно действуют в интересах российских властей. Они могут принимать форму традиционной некоммерческой организации, фонда, аналитического центра или исследовательского института, ассоциации, совета, общественного движения или неформальной информационной группы.»

Соответственно, можно предполагать, что Кремль и в дальнейшем продолжит как агрессивную политику в международных отношениях, так и милитаризацию общества – эти два фактора являются ключевыми для поддержания стабильности действуюшего российского режима на фоне ухудшающейся экономической ситуации и провала в технологиях и промышленности.

В следующем материале мы поговорим о том, как видятся из Эстонии беларуско-российские отношения.

Дмитрий Мицкевич, специально для Belarus Security Blog

Logo_руна