Межморье: ничего кроме названия.

1067

Вы прочитаете этот материал за 4 минуты.

24.06.2016 состоялся круглый стол, посвященный перспективам создания так называемого Межморья.

Информация о мероприятии распространялась в том числе и посредством тематических групп в соцсетях. Число просмотра анонса превысило 1000 (источник). Несмотря на то, что на бескрайних просторах интернета сторонников этой идеи вроде как достаточно, желающих обосновать свою позицию в реале не нашлось – никто из сторонников Межморья не явился. Мероприятие было не только самым малочисленным за последние несколько лет, но и дискуссии не получилось, т.к. собрались люди, настроенные скорее скептически к идее очередного регионального блока.

В настоящее время нет четко очерченного географического региона Межморья. Это территория, охватывающая постсоциалистические страны между Балтийским и Черным морями. А возможно и Западные Балканы. Конфигурация предполагаемого альянса может меняться, но в беларуском “издании” Межморье в обязательном порядке охватывает Польшу, Беларусь и Украину, т.е. по сути речь идет о Балто-Черноморском регионе (далее по тексту БЧР).

Если интерес в формате БЧР для Беларуси и Украины обоснован хотя бы в теории, то вопрос “А зачем это Польше?” почему-то не возникает: априори считается, что поляки мечтают «взять на буксир» своих восточных соседей в силу некоей исторической общности. Между тем, сама идея Межморья с участием в проекте Украины и Беларуси в Польше на серьезном уровне не рассматривается. Текущая редакция идеи Межморья состоит в формировании союза стран-членов ЕС, расположенных между Балтийским, Черным и Адриатическим морями, с целью коллективного лоббирования своих политических и экономических интересов в Брюсселе (источник). Т.е. речь идет сугубо о “фракции” внутри Евросоюза.

Как отметил профессор Анатоль Тарас (Институт беларуской истории и культуры), речь идет о формировании союза преимущественно католических стран (исключение – Румыния и Болгария). Безусловно, ЕС озабочен ситуацией на своих восточных границах. И заинтересован в сохранении стабильной обстановки вдоль них. Но попытка сформировать некий союз с участием Украины и Беларуси поддержки ЕС не найдет: в Брюсселе опасаются, что ответом на такую консолидацию станет еще большая агрессивность России. В настоящее время реально можно говорить только о перспективах некоего культурно-гуманитарного сотрудничества стран БЧР.

Змицер Мицкевич (Belarus Security Blog) обратил внимание на необходимость «истории успеха» для реализации идеи Межморья. Без предварительного продуктивного экономического и трансграничного сотрудничества эта идея не будет воспринята беларуским обществом. Пока этого нет – нет и перспектив у проекта Межморья. Проблемой является и отсутствие общего языка коммуникации стран региона. Для востока предполагаемого Межморья — это все ещё русский, на западе – английский.

Андрей Дмитриев («Говори правду») высказал мнение, что в настоящее время проект Межморья выглядит утопией. Регион разделен на два блока, попытка сформировать что-то между ними приведет к росту региональной напряженности и ухудшит внешнюю безопасность Беларуси. Идея Межморья — дальняя перспектива. И она имеет шанс на реализацию только в качестве одной из форм региональной кооперации, а не блока стран для противостояния кому бы то ни было. Наиболее перспективными формами регионального сотрудничества видятся создание развитой транспортной сети в регионе. И культурное взаимодействие в том числе на базе общего гуманитарного наследия стран региона. Безусловно, следует активно развивать кооперацию в области образования, инноваций и энергетики. В таком случае в будущем у идеи Межморья появляется некая база.

Андрей Поротников (Belarus Security Blog): идея Межморья жизнеспособна только в том случае, если она объединит Польшу, Беларусь, Украину, Румынию и Турцию как взаимодополняющие друг друга страны. При этом сосредоточиться следует в первую очередь на научно-технической кооперации с целью преодоления технологического отставания региона. В политическом измерении Межморье может быть лишь площадкой для коммуникации руководства стран-участниц. Ни о каких наднациональных органах не может быть и речи: даже совокупный потенциал этих стран не сравним с потенциалом ЕС и НАТО. А потому не сможет быть более привлекательным для Польши, Румынии и Турции.

Сергей Николюк (НИСЭПИ) заявил, что сейчас вообще сложно что-то прогнозировать. Современная Беларусь находится перед лицом жесточайшего кризиса. И единственный, кто поможет правящему беларускому режиму – Россия. Общество пока цепляется за государство. Но в перспективе 2-3 лет начнется разворот от государства. И это открывает возможности и перспективы, о которых пока говорить невозможно.

Таким образом, ни о каких перспективах Межморья как политического блока сейчас говорить не приходится. Максимум возможного:
— культурно-гуманитарное сотрудничество на основе общего исторического наследия;
— трансграничное сотрудничество;
— взаимодействие в области транспорта, энергетики и технологий.

Собственно, это то, чем занимаются с переменным успехом уже существующие «слабые» региональные объединения типа СНГ или Вышеградской группы. Потребность в ещё одной – неочевидна.

Logo_руна