Межморье: сегодня — скорее «Нет», чем «Да»

1833

Вы прочитаете этот материал за 4 минуты

Геополитическая ситуация стран, условно включаемых в региональное объединение Межморье, всегда будет переменчива. Постулат о том, что «периоды политического рассвета в Центрально-Восточной Европе наступали только при одновременном ослаблении мощи Запада и Востока бесспорен, однако в такие периоды всегда возникала объединяющая идея в странах региона (источник). Во времена Пястов такой идеей стала идея обеспечения политической и, в первую очередь, экономической стабильности проживающей на этой территории народов. Но не стоит забывать, что все объединительные процессы происходили с одновременным утверждением «сильной руки» — лидера, способного различными методами, в том числе и военными (защита от внешних угроз) её (стабильность) обеспечить. В данном контексте понятие «лидер» — это не отдельно взятая личность, с присущими ей сильными и слабыми сторонами, а скорее страна – «локомотив», ведущий к конкретной цели и обеспечивающий решение большинства возникающих проблем. На сегодняшний день в Европе в целом и в ЕС, в частности, нет такого государства-лидера. «Экономически абсолютно доминирует Германия, в военном отношении – Россия, не забывают о своих интересах США» (источник). В каком-то смысле и НАТО не выступает полным гарантом неприкосновенности территорий своих пограничных стран. После аннексии Россией украинского Крыма и начала войны на Донбассе, телекомпания ВВС создала футуристический документальный фильм «Третья мировая война – взгляд из командного бункера (World War Three: inside the war room), ареной событий в котором рассматривается одна из стран Межморья.

И что же мы имеем в «сухом остатке»: экономический потенциал всех экономик стран Межморья, на фоне постоянных волн экономических кризисов планетарного масштаба, далек от грани доминирования, совокупный военный потенциал – едва ли сравним с российским, а политическое влияние любой страны Межморья в отдельности и всех вместе – будет сравнимо разве что с Вышеградом или ГУАМом.

Стоит также отметить, что кроме геополитических факторов «necessità» и «occasione», страны региона продолжают «терзать» двухсторонние противоречия, которые периодически, то обостряются, то утихают превращаясь в «замороженные противоречия» — конфликты, горячая фаза которых уже стала историей. Такая ситуация становится благодатной почвой для внешних игроков, которые если не могут решить вопрос силой или «благожелательными рекомендациями», активно используют информационное пространство для «поддержания огня противоречий». И в очередной раз срабатывает историческая формула, известная со времен древних римлян — Divide et impera «Разделяй и властвуй». История показывает, что она (формула) срабатывала и продолжает срабатывать, правда, сейчас это элемент так называемой гибридной войны. В такие моменты всегда находятся «ручные историки», которые могут найти «национальные скрепы» не только в соседних государства, а и в далекой Сирии. Еще в 2014 году после начала российской экспансии в Украине и заявления Александра Лукашенко о беларуском нейтралитете, из архивов КГБ СССР «всплыли» материалы, согласно которым «все подразделения полиции времен оккупации Беларуси фашистской Германией состояли исключительно из украинцев, и именно они активно участвовали в массовых расстрелах евреев, поляков и беларусов». Однако, в беларуском обществе эти произведения были «не востребованы» и остались «знаменем российских соотечественников в Белоруссии» (хотя всегда возникал вопрос: Белоруссия – это теперь где?).

Другое дело украинско-польские отношения. Польский Сейм в 2016 году признал Волынскую трагедию 1943-44 годов актом геноцида. По решению польских парламентариев 11 июля признано Днем Памяти поляков, которые погибли от рук украинских националистов-воинов Организации украинских националистов — Украинской повстанческой армии (ОУН-УПА) (источник). Решение это исключительно политическое и отбрасывает украинско-польские отношения на несколько шагов назад. Так для кого же примирение и дружественные отношения Украины и Польши неприемлемы? Волынская трагедия – это беда двух народов, утверждают украинские и европейские историки, карательные операции применяли как бойцы ОУН-УПА, так и подразделения Армии Крайовой.

Практически такие же нюансы современных польско-литовских двусторонних отношений, которые также базируются на историческом политическом подходе. Кроме того, все чаще возникают проблемы этнических диаспор в странах Межморья (источник, источник, источник).

И в заключении, хотелось бы отметить, что сама идея региональной интеграции прогрессивна во всех смыслах. Однако, исторический опыт показывает, что между основными мировыми политическими игроками обязательно должен быть «буфер», за который ведется «напряженная», зачастую скрытая, борьба между «сильными мира сего». Попытки нарушить суверенитет одной из стран, находящихся между «политическими гигантами» — неизбежно приводить к открытой конфронтации от которой в первую очередь страдают народы «Кровавых земель» (Тимоти Снайдер). Но всегда надо учитывать, «что кровь людская не водица – это то, что определяет, соединяет и становится нашим проклятьем» («Мрачные тени» (Dark Shadows), 2012, реж. Тим Бартон).

Юрий Крохмалюк, эксперт ВОО «Украинская ассоциация исследований европейского сообщества», координатор проектов ОО «ДримЛайф»

Logo_руна

3 КОММЕНТАРИИ

  1. После последнего голосования в ООН Беларуси против Украины никакого союза не возможно принципе. В Минске свой выбор сделали. И он не в пользу Киева (((

  2. Межморье — прожектерство. Польша в ЕС и НАТО, Беларусь в союзе с Россией и Казахстаном, Украина в подвешенном состоянии. Нет платформы для объединения. И не будет из-за исторических противоречий

    • Беларусь в вынужденном союзе с Россией сугубо из-за экономических факторов. И старается близко с таким союзником не сближаться, что бы суверенитет не потерять или часть територий, как Украина…

      Вообще, если смотреть объективно на историю, причины для объединения тут есть разве что у Беларуси и Польши.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here