Милитаризация Крыма — прямая военная угроза региональной безопасности

445

Вы прочитаете этот материал за 12 минут

Россия, оккупировав и аннексировав Крым, превратила украинский полуостров в мощную военную базу, которая гарантирует Москве полное доминирование в Черном море. Открытый акт военной агрессии против кораблей ВМС Украины у Керченского пролива 25 ноября 2018 продемонстрировал, что Россия уже готова применить военный кулак, собранный в Крыму, против Украины и других стран Черноморского региона.

Мониторинг ситуации в Крыму в течение пяти лет после оккупации и аннексии Крыма в целом подтверждает предварительные оценки и выводы Центра исследования армии конверсии и разоружения (далее по тексту ЦИАКР) и коллег из экспертной среды: Россия целенаправленно превращает Крымский полуостров на военную базу. Гуманитарный, экономический, экологический аспекты развития Крыма Москву совершенно не интересуют. Уничтожение сельского хозяйства, разрушение экобаланса, отсутствие перспектив обеспечения эффективного снабжения водой и электроэнергией, тупик в развитии курортной отрасли не являются проблемами для оккупантов. Что действительно важно для России — развитие военной инфраструктуры, увеличение авиационного и ракетного компонента, а также корабельного состава оккупационного контингента на полуострове.

Количественные показатели оккупационного группировки в Крыму демонстрируют постоянный рост (оценки ЦИАКР):

  На момент развала СССР

Перед оккупацией Россией (январь 2014)

После оккупации и аннексии Планы до 2025 года
личный состав 70 000 12 500 32 000 43 000
танки 258 40 100
боевые бронированные машины 742 92 600 1150
артиллерия 229 24 170 400
боевые самолеты 170 22 122 150
вертолеты 115 37 62 95
надводные корабли 105 52 71 100
подводные лодки 4 2 7 7

 

В Крыму продолжается плановое наращивание сформированной еще летом 2015 самодостаточной межвидовой группировки войск, которая функционально включает три основных компонента — сухопутный, воздушный и морской. В то же время, сухопутный компонент играет вспомогательную роль (фактически, обеспечения обороны оккупированной территории), а главный акцент делается на развитие ударных авиационных, ракетных и военно-морских группировок. Именно с позиции «непотопляемого авианосца», в который превратился оккупирован Крым, авиация, ракеты, корабли и подводные лодки могут обеспечивать полное доминирование России в Черном море с проекцией силы в Средиземное море, а также, при необходимости, нанести удары как по территории Украины, так и по территории любой страны региона. Фактически, речь идет об изменениях в военно-стратегическом балансе в пользу РФ в Черноморско-Средиземноморском регионе и создание плацдарма для реализации военных угроз странам НАТО с территории Крыма.

По состоянию на начало 2019 можно говорить про достаточно успешную реализацию Россией концепции создания в Крыму эффективного морского компонента, вооруженного крылатыми ракетами «Калибр» с дальностью стрельбы более 2000 км. В условиях фактического провала программ создания перспективных фрегатов проекта 22350, а также блокирования поставок фрегатов проекта 11356 из-за санкций со стороны Украины, Россия сделала ставку на насыщение Черноморского флота РФ малыми ракетными кораблями проекта 21631 («Буян-М») и проекта 22800 («Каракурт»). Несмотря на то, что и эти корабли имеют значительные проблемы с двигателями из-за западных санкций, они могут стать основой ударного кулака ЧФ РФ, создавая угрозу всем странам региона. Так же как и подводные лодки проекта 636.3, оснащенные крылатыми ракетами «Калибр», которые могут держать в постоянном напряжении ВМС стран Черноморского региона.

Текущие планы российского Минобороны предполагают, что в Крыму до 2020 года будут находиться до 24 единицы надводных и подводных носителей крылатых ракет «Калибр» с суммарным количеством последних до 168 единиц. Таким образом, Россия создает относительно недорогой и эффективный ударный морской кулак, который будет контролировать Черное море и угрожать территории Украины и странам НАТО.

В настоящее время (проекты судов): 11356 — 3 x 8 K, 636.3 — 6 x 4 K, 21631- 2 x 8 Итого, K = 64 ПУ КР Калибр.

При этом, перспективы изменения баланса в пользу Украины и НАТО пока отрицательные. Без консолидированных и быстрых действий Альянса по развитию военно-морских возможностей в Черном море трудно говорить о реальном (а не символическом) противодействии России даже в среднесрочной перспективе.

В Крыму на сегодня создана в полном объеме инфраструктура для транспортировки и хранения тактических ядерных боеприпасов. Параллельно с размещением носителей тактического ядерного оружия морского базирования, практически решен вопрос дислокации стратегических бомбардировщиков Ту-22М3 на авиабазе в Гвардейском. Которые могут нести на борту крылатые ракеты с ядерной боеголовкой. Также еще с 2014 года российским командованием обработаны формат переброски и размещения в Крыму ОТРК «Искандер», один из вариантов которого может использовать ракеты с ядерным боезарядом. В Крыму уже развернуты береговые ракетные комплексы «Бастион», также способные вести стрельбу ракетами с ядерными боевыми частями. Таким образом, на оккупированном полуострове сформирована система базирования и применения тактического ядерного оружия.

Продолжающаяся милитаризация и наращивание крымской группировки играют ключевую роль в проведении военной операции ВС РФ в Сирии. И здесь речь идет не только о логистической поддержке кампании, но и о выполнении боевых операций, где отдельно следует выделить пуски крылатых ракет «Калибр» кораблями ЧФ РФ.

Характеризуя возможности России по контролю над Черным морем и регионом, часто используется концепция A2/AD (anti-access and area denial) — то есть, ограничение и запрет доступа и маневра на театре военных действий. При этом, считалось, что эта концепция может быть применена Россией только в условиях открытого вооруженного конфликта и маловероятна в современных условиях применения «гибридных» инструментов агрессии против Украины. Однако, открытая агрессия России 25 ноября 2018 с применением кораблей ЧР РФ, ФСБ РФ и боевой авиации ВВС РФ против кораблей ВМС Украины вблизи Керченского пролива, продемонстрировала, что Россия готова к незамедлительной практической активации A2/AD в Азовском и Черном морях. Блокировка Керченского пролива и Азовского моря с использованием вооруженных сил является четким сигналом черноморским странам, а также членам НАТО, что Россия устанавливает свои правила использования акватории Черного моря и любые действия кораблей других стран будут осуществляться только с разрешения Москвы.

Россия откровенно игнорирует базовые понятия международного морского права в части иммунитета военных кораблей, установленные Конвенцией об открытом море 1958 г. и Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года, разрушая основные правила пользования Мировым океаном, заставляя мир смириться, что на самом деле единственным действенным правилом является «кто имеет силу, тот и прав».

Россия сознательно идет на разрушение норм международного морского права в Черном море, чтобы установить свои нормы, основанные на угрозе применения вооруженной силы. Это возвращение в средневековье пока осознают не все соседи Украины, не все страны Черного моря (в частности, Болгария, которая отказывается действовать солидарно против намерений России оккупировать Черное море) и не все страны НАТО.

Вооруженным нападением на украинском корабли 25 ноября 2018 года, Россия продемонстрировала, что готова к открытому применения вооруженных сил против Украины в любом формате и в любом масштабе, несмотря на реакцию международного сообщества. В настоящее время Россия готова к широкомасштабному наступлению против Украины, создав мощные ударные группировки войск 1-й танковой армии и 20-й общевойсковой армии на северном и восточном направлении, а также 8-й общевойсковой армии, которая состоит из оккупационного контингента на Донбассе (1-й и 2-й армейские корпуса в Донецке и Луганске), а также 150-й мотострелковой дивизии и 20-й отдельной мотострелковой бригады на южном направлении.

В то же время, есть основания полагать, что Россия уже не решится на широкомасштабное наступление без мощного ракетного и авиационного компонента. Украина в настоящее время создала наземные силы, которые могут эффективно противостоять ВС РФ, что показывает ситуация в зоне российско-украинского конфликта на Донбассе. Поэтому, наиболее вероятно, Россия будет действовать с широким применением ракетных и авиационных ударов, а также проведением морских операций. Крыму в этом сценарии принадлежит особая роль. Хотя с полуострова НЕ БУДУТ осуществляться масштабные наземные операции, из оккупированного полуострова могут наноситься массированные ракетные и авиационные удары по критическим объектам военной и гражданской инфраструктуры на территории Украины. Особую роль будут играть возможности ЧФ РФ по проведению морских десантных операций и блокирования украинских портов в северной части Черного моря, что нанесет мощный удар по экономическим интересам Украины, а также создаст условия для захвата южной части Украины с созданием наземного коридора из России в Крым.

Акт агрессии 25 ноября против кораблей ВМС Украины сформировал новый контекст в российско-украинском конфликте, который Россия будет пытаться использовать для достижения следующих целей:

— Заставить Украину «добровольно» согласиться на признание новых морских границ с учетом аннексии Крыма и оккупации Донбасса.

— Начать международное признание территориальных вод вокруг аннексированного Крыму.

— Начать международное признание российской принадлежности оккупированного Крыма.

— Разрушить экономику украинских портов Мариуполя и Бердянска, в том числе, с целью дестабилизации социально-экономической обстановки в юго-восточной части Украины.

— Закрыть навигацию в Азовском море и Керченском проливе, оговорив ее открытие признанием законности аннексии Крыма.

— Заставить Украину восстановить водоснабжение Крыма, а также создать условия для открытия России сухопутного коридора к полуострову.

Следующим шагом России по активации A2/AD, может стать блокирование северной части Черного моря в районе Одессы и фактическое закрытие выхода Украины к морю.

Наиболее тревожным аспектом в этой ситуации является то, что на сегодняшний день ни Украина, ни другие страны Черного моря не могут реально противодействовать военно-морскому доминированию России в Черном море. ВМС Украины и Румынии слишком слабы, а Болгария, кроме того, еще и занимает «нейтральную» военно-политическую позицию, избегая обострения отношений с РФ. Это открывает для Москвы широкие возможности для давления на страны Черного моря и НАТО с целью реализации собственных военно-политических целей.

В этих условиях, только консолидированные, системные и быстрые шаги Украины и НАТО могут создать условия для наказания агрессора и изменения военно-стратегического баланса в Черноморском регионе.

В частности, в военно-технической сфере считается целесообразным существенно усилить присутствие ВМС стран-партнеров Украины из НАТО. В то же время, важно максимально активизировать контакты между Украиной и Румынией в сфере безопасности и обороны на всех уровнях с особым акцентом на строительство военно-морских возможностей. Именно прочный альянс Украины и Румынии с практической поддержкой со стороны НАТО (прежде всего, США) может заложить основу для военно-морского блока, который сможет противодействовать агрессии РФ в Черном море.

В военно-технической области Украины следует создать условия для быстрого усиления Военно-морских сил, в том числе, за счет получения надводных кораблей от партнеров (США, Канада, Великобритания, Австралия, страны ЕС). Критически важным является получение кораблей с ракетным оружием. Одной из возможных опций может быть получение в течение 1-2 лет двух-трех фрегатов класса «Oliver Hazard Perry» от США. Эти корабли могут стать ядром ВМС Украины и обеспечить постоянное присутствие ВМСУ в районах Черного моря, где Россия пытается установить собственный контроль.

Одновременно, как считает ЦИАКР, Украине следует активизировать строительство ВМС, сделав акцент на следующих приоритетах:

Приоритет 1. Новые высокоточные средства поражения. Запуск в серию противокорабельных ракет, в первую очередь — мобильных береговых комплексов. В дальнейшем — авиационных крылатых ракет, а далее — непосредственно для ракетных катеров.

Приоритет 2. Наращивание сухопутной компоненты. Необходимо создать условия для оперативного установления минного заграждения, а также проведения противодесантных операций. Целесообразным считается усиление морской пехоты и сил спецназначения ВМСУ.

Приоритет 3. Реализация концепции «москитного флота» за счет создания группировки ракетных катеров для асимметричного сдерживания противника. Что важно, целесообразно сформировать многоуровневый подход к решению этой задачи: параллельно со строительством катеров украинской разработки, приобретение лицензии на производство на своей территории иностранных военных судов малого класса по примеру Катара и ОАЭ (например, британские 54-метровые Barzan (Vita) Class с двумя пусковыми ракетными установками под ракеты MM40 Exocet), а также предметные переговоры о военно-технической помощи от западных государств-партнеров. С одной стороны, необходимо защитить национальные интересы на море, а фактически — отстоять их. С другой — возродить почти разрушенную национальную школу кораблестроения.

В дипломатической сфере предлагается сосредоточить внимание на введении реальных, а не символических санкций, которые будут иметь прямой эффект на экономическую ситуацию в России. В частности:

— Создать постоянный механизм контроля международного судоходства в Черном море, Керченском проливе и Азовском море и настаивать на гарантиях обеспечения свободы судоходства в акватории Черного и Азовского морей и Керченском проливе.

— Ввести ограничения для захода российских кораблей в порты стран-партнеров (прежде всего — ЕС, НАТО).

— Заблокировать сотрудничество между компаниями из стран ЕС и судостроительным заводом «Пелла» (Санкт-Петербург) и Зеленодольским судостроительным заводом, которые строят ракетные корабли на производственных площадках в оккупированном Крыму для ЧФ РФ.

— Прекратить любое сотрудничество между компаниями из стран ЕС и портом Кавказ, который обеспечивал строительство Керченского моста и обеспечивает транспортировку в оккупированный Крыму военных грузов из России.

— Запретить полеты в аэропорты стран ЕС российских пассажирских самолетов, зарегистрированных в Симферопольском аэропорту, поскольку эти самолеты использовались для нарушения украинской границы в аннексированном Крыму.

Что касается усиления роли НАТО в Черном море, предлагается:

— Создать командную структуру для многонациональной дивизии в Румынии, включая присутствие боевых элементов бригады ВС США и ротационной основе.

— Продолжить и активизировать учения НАТО в Румынии и Болгарии.

— Разместить в Румынии дополнительные элементы систем ПВО/ПРО до 2020 года.

— Разместить дополнительные элементы стратегической разведки ВС США в Черном море.

— Усилить систему разведки стран региона, включая БЛА, а также надводные и подводные автономные системы и наземные элементы.

— Усилить военно-морское присутствие НАТО в Черном море с учетом ограничений Montreux Convention.

— Продолжать диалог с Турцией для усиления военно-морского сотрудничества.

— Увеличить заблаговременное размещение военной техники, вооружений и других ресурсов для обеспечения развертывания войск на восточном фланге НАТО.

В общем, пришло время консолидированных и быстрых действий Украины и ее партнеров по НАТО для противодействия российской агрессии. По мнению ЦИАКР, именно такой подход может создать реальные условия для наказания России и изменить баланс в регионе в нашу пользу.

Михаил Самусь, заместитель директора по международным вопросам Центра исследований армии, конверсии и разоружения (Киев), журнал «Черноморская безопасность» №1 (33) 2019

Logo_руна