Минск-Киев: туманные перспективы диалога

477

Вы прочитаете этот материал за 4 минуты

09.07.2019 в Киеве прошла встреча Начальника Генерального штаба армии Беларуси генерала Олега Белоконева с Главнокомандующим Вооруженных Сил Украины Русланом Хомчаком (источник). Обсуждались проблемы региональной безопасности, риски и вызовы для каждого из государств, проанализировано состояние двустороннего военного сотрудничества, обсуждены перспективы его развития, а также другие вопросы, представляющие взаимный интерес. Отметим, что стороны ограничились очень обтекаемыми формулировками относительно прошедшей встречи. Что можно рассматривать как признак намерения продолжить беларуско-украинский военно-политический диалог. Ранее, в марте текущего года в Варшаве прошла встреча высокого уровня представителей генеральных штабов армий Беларуси, Польши, Украины и Литвы, в ходе которой также затрагивались вызовы безопасности в регионе и возможные меры по укреплению взаимного доверия между сторонами (источник).

20.07.2019 через украинский сегмент Интернета начала распространяться информация о нахождении на территории Беларуси в Чернобыльской зоне российских военнослужащих, готовые готовятся к прорыву границы с Украиной. При этом ссылки были на неких анонимных очевидцев. Беларуская сторона опровергла данную информацию, а украинская не подтвердила её.

Очевидно, что перспективы развития беларуско-украинских отношений в сфере военной безопасности радуют далеко не всех. Но насколько фактор позитивной коммуникации армий двух стран способен повлиять на межгосударственные отношения в принципе?

В условиях мира сотрудничество в области безопасности с учетом наличия ряда чувствительных моментов является производным от общих политических отношений между странами. Т.к. требует высокого уровня доверия между политическим руководством государств.

Армия, безусловно, остается одним из базовых институтов любого государства. Однако, для воющей страны вопреки распространенному мнению не вооруженные силы являются главным полисимейкером. На первом месте по влиянию находится разведка. Ее деятельность позволяет получать информацию о планах и возможностях врага. На втором месте находятся структуры, которые обеспечивают устойчивость собственного тыла: контрразведка, госбезопасность и полиция. На третьем месте — внешнеполитическое ведомство, которое позволяет заручиться поддержкой внешних акторов и создать благоприятный внешний фон для устойчивого и непротиворечащего собственным интересам окончания конфликта. И лишь за ними идёт армия. Которая, опираясь на четкое понимание планов и возможностей врага, устойчивость собственного тыла и поддержку внешних партнёров обеспечивает надёжную и эффективную оборону.

Относительно взаимоотношений беларуских и украинских разведструктур ничего не известно. Вполне вероятно, в силу отсутствия какого-либо диалога и сотрудничества в этой сфере. Но насколько можно судить, украинские разведывательные ведомства довольно тесно интегрированы в западное разведсообщество. Вряд-ли они являются его полноправными членами, но уровень взаимодействия высок. А беларуские разведслужбы, как считают на Западе, ведут свою деятельность против интересов и безопасности соседних стран НАТО в тесном сотрудничестве с российским разведсообществом.

В части сотрудничества беларуских и украинских структур, ответственных за внутреннюю безопасность, можно сказать, что оно разнонаправленное. Есть не то чтобы блестящее, но взаимодействие между правоохранителями и пограничниками. И состояние холодной войны между СБУ и КГБ, проявлением чего стала шпионская эпопея Шаройко-Политика, которая скоро два года как не находит своего очевидного разрешения – обмена (источник).

На внешнеполитическом треке беларуско-украинских отношений тоже все не блестяще. Постоянные антиукраинские голосования беларуских дипломатов на международных площадках, неуклюжие на грани фола заявления по крымской проблеме, странная реакция на неспровоцированное нападение в Керченском проливе на украинские военные суда российской стороны, экзотические миротворческие инициативы явно выходящие за пределы реальности и возможности беларуской стороны типа взятия под охрану беларускими миротворцами участка украинско-российской границы на Донбассе мягко говоря не способствуют восприятию беларуской внешней политики в Киеве как свободной от российского влияния. Более того, в Украине распространено мнение, что зависимость Беларуси от России такова, что беларуская государственность доживает последние годы.

В воюющей стране вес военной элиты возрастает многократно. Но в силу гибридного характера  войны в Украине вряд ли позиция тамошнего генералитета является определяющей за пределами узко-специфической, военной области.

Стоит понимать, что отношения между оборонными ведомствами Беларуси и Украины во многом являются производными от отношений разведывательных служб, правоохранителями и госбезопасности, в области внешней политики. И не развязав имеющихся узлов там, не стоит ожидать серьезного прогресса в военно-политической сфере. А эта задача выходит за пределы компетенций военных двух стран. Тут необходимо принципиальное политическое решение на высшем уровне. Которого нет и не просматривается. Киеву в силу внутриполитических неурядиц не до отношений с Беларусью. А в Минске считают, что и так сделали для Украины больше, чем получили взамен.

Диалог между руководителями армий наших стран — это безусловно хорошо. Но абсолютно недостаточно для выстраивания полноценного партнёрства, которое позволит реализовать весь имеющийся потенциал беларуско-украинской кооперации.

 

Logo_руна