Мир без ЕС: о чем забывают евроскептики.

880

Вы прочитаете этот материал за 7 минут.

Миграционный кризис, Brexit, экономические проблемы в ряде стран ЕС, рост популярности крайних популистских сил вызвали волну дискуссий относительно будущего Евросоюза. Одновременно высказываются опасения, а кем-то и надежда, на скорый крах проекта европейской интеграции.

Попробуем мысленно смоделировать ситуация распада ЕС и её последствия.

Мы станем беднее. Основное достижение Евросоюза – общий рынок. Показатели колеблются от страны к стране, но от 68% до 85% экспорта стран ЕС приходится на другие страны союза. Евросоюз является вторым по величине импортером в мире. И самым емким потребительским рынком: 500 млн человек со среднедушевым уровнем ВВП порядка USD 30 тыс.

В некотором смысле ситуация с ЕС напоминает положение позднего СССР: основной объём торговли республик приходился на других соседей по Советскому Союзу. После распада СССР развалился и общий рынок постсоветских стран, началась череда девальваций и таможенных ограничений на движение товаров. Ежегодный экономический спад составлял десятки процентов, некоторые азиатские страны СНГ не смогли восстановиться даже сейчас, по прошествии 25 лет.

Однако СССР тогда был куда как менее встроен в глобальный рынок, нежели ЕС сегодня. Значительную часть внешней торговли Советского Союза обеспечивали страны Совета экономической взаимопомощи. Которые после распада СССР столкнулись с серьезными экономическими проблемами, вызванными утратой традиционного советского рынка своей продукции. В том числе и из-за крайнего обнищания бывших советских граждан, которые уже не могли позволить себе чешские люстры, финскую обувь и польскую парфюмерию. Однако, перед странами «народной демократии» открылся европейский рынок и потекли западные инвестиции.

Распад ЕС означает, что больше европейского рынка не будет, не будет и европейских инвестиций.

Европейцы станут беднее и начнут экономить. Снизится потребление, сократится международная торговля потребительскими товарами, основными экспортерами которых являются азиатские страны. Они же крупнейшие — потребители сырья. На сырьевых рынках начнется обвал и хаос. А это прямо ударит по экономике России. На которую, в свою очередь, приходится 40% экспорта Беларуси.

А Америка станет богаче. Развал европейского рынка моментально вызовет отток капитала из Европы, а позднее и из Азии. Деньги будут выводиться и из сырьевых активов. Начнется паника. На счетах у инвесторов окажутся триллионы долларов. «Тихой гаванью» для которых станут США. Причем, на своих, американских условиях. Доллар укрепит свои позиции в качестве глобальной резервной валюты.

Америка вернет себе статус самого ёмкого потребительского рынка. Приток денег сделает их цену для американских заемщиков чрезвычайно низкой.

Гуманитарная катастрофа. ЕС непосредственно и европейские государства индивидуально являются крупными донорами для международных гуманитарных организаций и наиболее бедных стран мира. Для жителей которых вода, еда, лекарства и образование стали доступными во многом благодаря европейской помощи. Бедная Европа не сможет быть щедрой. А это означает, что очень быстро ряд стран, особенно в Африке, столкнутся с гуманитарной катастрофой: голодом, распространением эпидемий, развалом системы обеспечения водой и здравоохранения. Прямые и косвенные людские потери будут огромны и вызваны главным образом болезнями.

А потом наступит хаос.

Хаос. Зависимость многих стран Третьего мира от Запада носит двоякий характер. С одной стороны, они продают туда минеральное и сельскохозяйственное сырье. С другой – получают финансовую и гуманитарную помощь. Денег за сырье станет гораздо меньше, а гуманитарная помощь вообще обнулится. С учетом «плохих границ», унаследованных многими развивающимися странами от колониального периода, слабости системы государственного управления целые регионы погрузятся в политический и военный хаос. Нигерия, Мали, Нигер, Центральноафриканская республика, Конго и многие другие африканские страны де-факто прекратят свое существование. Это территории с населением в сотни миллионов человек.

Нестабильность начнет стремительно распространяться по континенту. Вслед за экономическим и гуманитарным кризисом наступит военно-политический кризис, который будет носить континентальный масштаб. В условиях хаоса наибольшего успеха добьются те, кто сплочён, идейно мотивирован и хорошо организован. Т.е. исламисты. Халифат для значительной части Африки станет реальностью. И далеко не факт, что исламские фундаменталисты будут худшим вариантом. По крайней мере, как показывает опыт того же Сомали, они в состоянии навести хоть какой-то порядок. В отличие от многочисленных полевых командиров.

Крах единого европейского рынка дестабилизирует азиатские страны с экспортоориентированной экономикой. Накопленные запасы обычного и ядерного вооружения, межгосударственные политические и территориальные споры, внутренний социально-экономический кризис спровоцируют ряд конфликтов между азиатскими странами. Которые при неблагоприятном сценарии развития ситуации могут перерасти в ядерные (Индия-Пакистан, межкорейская война).

Россия может попытаться начать внешнюю экспансию. Кремль вновь рискует оказаться на своеобразной развилки: с одной стороны, развал ЕС резко ухудшит экономические позиции России и уменьшит объем доступных ресурсов; с другой открывается возможности для успешной внешней экспансии. В том числе и военной. В истории неоднократно бывали ситуации, когда руководство крупной страны, столкнувшись с непреодолимыми внутренними проблемами, пыталось вынести «точки» напряжения за собственные границы. В том числе и посредством внешней территориальной экспансии. Вспомним Фолклендскую войну.

В России есть своя история разрешения внутренних общественных противоречий за счет внешних конфликтов. В условиях шовинистической истерии среди населения и ухудшения экономического положения без шансов на позитив в обозримой перспективе соблазн «маленькой победоносной войны» может оказаться слишком большим.

Новые союзы. Столкнувшись с глубоким финансово-экономическим кризисом и угрозой российской экспансии, постсоциалистические страны ЕС могут достаточно быстро консолидироваться в новый блок. Который в первую очередь будет иметь военно-политический характер. И может быть расширен за счет Украины и Молдовы. А возможно и стран Южного Кавказа. Собственно, определенные предпосылки для такой консолидации просматриваются уже сейчас: Вышеградская группа, Карпатский треугольник, АВС (т.н. Межморье). По сути речь идет об образовании некоей «Новой Европы», более традиционалистской, консервативной. Правда, страдающим антизападничеством головного мозга в ладоши хлопать не стоит: антироссийские и антисоветские настроения – часть общественно-политической традиции в Восточной и Центральной Европе.

Гипотетический развал ЕС выводит на первые роли в региональной политике помимо России также Польшу и Турцию, которые обладают достаточно крупными экономиками. История взаимоотношений между которыми особо мирной никогда не была. Получится политический откат в Средневековье.

Однако, на пути нового союза могут стать территориальные споры между постсоциалистическими странами. В данном случае все будет определяться уровнем ответственности элит, пониманием опасности любого пересмотра границ в регионе. Который способен вызвать неуправляемую цепную реакцию.

Вероятность распада ЕС. Пока это скорее медийная страшилка. Даже Brexit не сможет обвалить европейский проект. Позиция британского правительства пока скорее вызывает подозрение, что в Лондоне заняты решением задачи «как так выйти из Евросоюза, чтобы в нем остаться». Собственно, ситуация не оригинальная: год назад состоялся референдум в Греции относительно соглашения между этой страной и кредиторами. Многие сейчас вспомнят итог этого голосования? И как повлияло волеизъявление греческих избирателей на взаимоотношения с кредиторами?

Европейское единство зиждется в первую очередь на общем рынке как основном двигателе экономического роста. И новой, общеевропейской идентичности. Она является искусственным конструктом. Но тем не менее воспринимается значительной частью населения европейских стран. Особенно – молодежью. Тем более что в настоящее время не просматривается более привлекательной и одновременно достижимой идеи.

Пока прямые и косвенные выгоды от европейского проекта для его участников превышают издержки, говорить о расколе ЕС преждевременно. А ситуация положительного баланса сохранится на обозримую перспективу. Более того, последние инициативы по созданию общей системы охраны границ ЕС и Европейской армии работают на ещё большую консолидацию. Хотя бы по той причине, что это станет первым шагом на пути к формированию общеевропейской полиции и спецслужб. Которые в своей деятельности будут руководствоваться общеевропейскими, а не национальными интересами. Таким образом, помимо кошелька европейцев может еще более сплотить страх перед внешними угрозами. А в том, что этих угроз в будущем будет предостаточно – можно не сомневаться.

Logo_руна