Молдавский опыт: политика, сектор безопасности и гражданское общество

399

Вы прочитаете этот материал за 6 минут

27-28 ноября по приглашению Belarus Security Blog в Минске находился эксперт Института развития и социальных инициатив Viitorul (Кишинев), полковник пограничной полиции Молдовы в отставке Росиан Василой. Который выступил перед беларуской аудиторией, рассказав о внутри- и внешнеполитической ситуации в Молдове, опыте этой страны в выстраивании партнерства между гражданским обществом и сектором национальной безопасности.

Молдова прошла сложный политический путь после получения независимости в 1991 году. В результате конституционной реформы страна эволюционировала из президентской в парламентскую республику.

Интересно отметить, что Молдова — единственная из постсоветских стран где официально правили коммунисты. При этом они пришли к власти на волне экономического роста, который стал следствием проведенных после кризиса 1998 года либералами реформ и под лозунгом присоединения Молдовы к т.н. союзному государству России и Беларуси и урегулирования приднестровского конфликта. Молдавский Президент-коммунист Владимир Воронин обратился к Владимиру Путину с просьбой содействовать восстановлению территориальной целостности страны. В итоге родился «план Козака». Которой включал два основных момента: нахождение в Молдове российских войск в течение следующих 25 лет и придание Приднестровью статуса широкой автономии с правом вето по внешнеполитическим вопросам. Молдавское общество активно протестовало против подобных перспектив. И в итоге Президент В. Воронин отказался от подписания плана за два дня до намеченной церемонии. После чего разворачивает внешнеполитический курс Молдовы на Запад. В ответ Россия впервые вводит экономические санкции против Кишинева.

Желая в том числе понравится Западу, Воронин проводит конституционную реформу, переходя к парламентской форме правления. Что в условиях контроля коммунистов над парламентом принципиально мало что меняло. Но Запад купился на внешнюю видимость изменений. Справедливости ради, коммунисты инициировали ряд реформ. Но не пошли на принципиальные, в частности — на судебную реформу. При этом не было и последовательности: многие реформы, которые коммунисты начали было проводить (например, в сфере визовой либерализации и реформы сектора безопасности), они же и  заморозили.

В апреле 2009 года коммунисты выигрывают парламентские выборы, им не хватает 1-го мандата для того, чтобы выбрать президента. Парламент не смог прийти к согласию по поводу кандидатуры главы государства и был распущен досрочно, на очередных выборах в том же году победили уже проевропейские силы. Они смогли сформировать правительство, но и у них не хватило голосов для избрания президента. Следующие 4 года Молдова жила без президента, его функции исполнял глава парламента. Как оказалось, страна может вполне обойтись и без избранного главы государства. Этот период беспрезидентства стал временем активных реформ.

Но параллельно шла концентрация власти в руках Демократической партии. За которой стоит олигархический бизнес. Произошел раздел сфер влияния между партиями проевропейской коалиции. При этом Демократическая партия отдала все «денежные ведомства» своим партнерам. А себе оставила лишь юстицию, спецслужбу (Служба безопасности и информации) и прокуратуру. Прочие «компаньоны» с радостью согласились с таким разделом сферы влияния.

Члены правящей коалиции, проводя реформы, уверовали, что они все контролируют и им всё дозволено. Злоупотребления властью приобретают размах. Да, законы меняются, они соответствуют европейским нормам. Но их имплементация практически не осуществляется. Т.е. реформы во многом приобретают формальный, бумажный характер. Несмотря на европейский формат руководства, силовые ведомства часто становятся инструментом  внеправового давления на политических оппонентов власти. Т.е. установление гражданского контроля над силовыми ведомствами автоматически не гарантирует верховенства права и свободу от произвола.

В 2014 году происходит раскол между Либерально-демократической и Демократической партиями. В результате конфликта Премьер-министр Молдовы Влад Филат по обвинению в коррупции (инициированному прокуратурой, которую контролировала Демпартия) отстраняется от должности, арестовывается и приговаривается к лишению свободы (судебную систему также контролировала Демпартия).

В аппарате Демократической партии формируются 9 департаментов. По странному совпадению в новом составе правительства Молдовы 9 министерств. Есть устойчивое впечатление, что правительственные министерства – рабочие органы при департаментах Демпартии.

Говоря о выстраивании взаимодействия между гражданским обществом и сектором нацбезопасности следует учитывать несколько моментов. Силовые ведомства по сути оказывают услуги для граждан. Поэтому без активного участия граждан в той или иной форме нельзя решать вопросы, связанные с национальной безопасности. В Молдове на законодательном уровне закреплены принципы взаимодействия госструктур безопасности и НГО. При этом никто ни к чему не обязан. Но активность сотрудничества является индикатором эффективной общественной работы силового ведомства.

В Молдове существовало мнение, что вопросы безопасности – сфера исключительной ответственности государства. Но в начале 2000-х годов гражданскому обществу удалось изменить ситуацию. В обществе сформировалось понимание того, что безопасность государства – это не только прерогатива силовых ведомств.

Генералы должны понять, что гражданское общество – не конкурент, а партнер и опора. Но для этого требуется другая, не советская, культура управления. Надо понимать, что верховенство права, демократические принципы госуправления, участие общественности в деятельности сектора безопасности, борьба с коррупцией – это четыре столпа реформирования сектора безопасности. И нельзя исключить одни из них в пользу других.

Установление гражданского контроля на сектором безопасности молдавские офицеры в значительной мере восприняли скептически. Гражданское общество сделало ставку на молодежь, которая через несколько лет пришла служить в силовые ведомства с пониманием того, что сектор безопасности нуждается в обществе и в опоре на общество.

Опыт Молдовы показывает, что реформирование сектора безопасности – финансово затратное мероприятие. И оно должно быть обеспечено необходимым объемом ресурсов. Помимо денег необходима политическая воля проводить реформы. И само собой – четкие планы реформы, которые должны быть реалистичными и составляться с учетом мнения и интересов всех субъектов, как профессионального сообщества (силовиков), так и гражданского общества.

Из-за внутриполитических проблем Молдова не имеет стратегического документа в области обороны. При этом довольно активно взаимодействуя с НАТО. Проблемой является ситуация, когда доктринальные документы превращаются в декларативные. Происходит это из-за того, что правильно определенные вызовы не подкрепляются деньгами. В итоге усилия уходят в гудок.

Парадокс в том, что в Молдове гражданское общество требует наращивать военные расходы, а правительство наоборот их сокращает, несмотря на сложную ситуацию с безопасностью в регионе. В настоящее время Молдова переживает сложный внутриполитический кризис: система юстиции оказалась под контролем одного из олигархических кланов. Используя органы юстиции, происходит фактический захват государства. Который сопровождается перераспределением ресурсов в пользу ведомств внутренней безопасности, которые заняты охраной в т.ч. и политической системы. Финансирование органов внутренней безопасности составляет 2,5% ВВП страны, а национальной обороны – порядка 0,38% ВВП. Нынешние власти Молдовы игнорируют неугодных им представителей гражданского общества. Критиков режима исключают из консультативных органов при силовых министерствах страны.

Кроме того, официальный Кишинев не пользуется открывшимися возможностями сотрудничества с Украиной для укрепления собственной безопасности и минимизации рисков обострения в Приднестровье.

В настоящее время вероятность изменения ситуации в Молдове к лучшему связана с предстоящим парламентскими выборами и жесткой позицией властей ЕС, которые требуют обеспечить верховенство права и начать борьбу с коррупцией и злоупотреблениями властью. Однако, ситуация в стране крайне сложная и противоречивая.

Logo_руна