Молодёжная безработица в Беларуси: тенденции и перспективы.

3097

На сегодняшний день безработица является одной из наиболее важных проблем, угрожающих экономической и демографической безопасности Беларуси. В данном контексте особую опасность представляет рост молодежной безработицы, доля которой сегодня составляет примерно 38% от общего числа зарегистрированных безработных.

По информации Министерства труда и социальной защиты Беларуси, на текущий момент доля молодежи в возрасте 16-29 лет в общей численности населения страны – менее 22%. Молодежь составляет около 24% от общей численности занятых в экономике. Однако даже при этом сравнительно высоком показателе данная категория оказывается весьма уязвимой на рынке труда, зачастую по причине низкой конкурентоспособности.

Согласно данным Белстата, в экономике Республики Беларусь в январе-августе 2013 г. было занято 4529,7 тыс. человек, что на 1,1% меньше, чем в январе-августе 2012 г. По данным Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь, численность безработных, зарегистрированных в органах по труду, занятости и социальной защите, на конец августа 2013 г. составляла 21,9 тыс. человек. Уровень зарегистрированной безработицы на конец августа 2013 г. составил 0,5% от экономически активного населения (на конец августа 2012 г. соответственно – 0,6%). Эти данные могут помочь нам выявить реальный уровень безработицы и определить количество безработной молодежи.

Как известно, количество временно незанятых граждан определяется как разность между трудоспособным населением и количеством занятых. При этом стоит сделать поправку на количество трудовых иммигрантов, незанятых инвалидов, неработающих студентов и заключенных.

Для понимания ситуации вновь обратимся к цифрам. Согласно итогам переписи 2009 года, в Беларуси доля населения в трудоспособном возрасте значительно больше числа занятых в экономике — 5 млн. 853 тыс. человек, или 62% населения страны. Параллельно стоит отметить, что по итогам этой же переписи, в Минске 5,6% трудоспособного населения (т.е. свыше 70 тысяч человек) отнесли себя к числу безработных. При этом официально зарегистрированных безработных в столице — всего лишь немногим более трех тысяч. Получается, что на данный момент в стране примерно 1,3 млн. человек не вовлечены в трудовую деятельность.

Из этой цифры стоит вычесть количество трудовых иммигрантов. По разным оценкам, в нынешний период в России трудится от 100 до 500 тыс. беларусов. Хотя более реалистичной, пожалуй, стоит считать цифру в 300 тыс. В странах СНГ и Запада трудится примерно от 30 до 50 тыс. человек. Итого мы имеем 350 тыс. трудовых иммигрантов.

Что же касается количества заключенных, которые в силу своего положения также не вовлечены в трудовую деятельность, то и здесь оценки расходятся. Официальные источники называют цифру в 24 тыс. человек, а неофициальные цифры доходят до 60 тыс. чел. (используется различная система подсчета). Истина, как известно, лежит где-то посередине, потому можно считать, что в Беларуси примерно 40 тыс. заключенных.

Помимо этого, в Беларуси более 330 тыс. студентов ВУЗов и ССУЗов дневной формы обучения, которые в большинстве своем не участвуют в трудовой деятельности.

По данным Минтруда, в Беларуси на сегодня проживает 519 тыс. лиц с ограниченными возможностями, из которых почти 138 тыс. – инвалиды III группы, то есть являются относительно трудоспособными. Будем условно считать их работающими, хотя это и не вполне соответствует действительности.

Итого мы получаем, что за вычетом представителей ряда вышеупомянутых категорий, в Беларуси не охвачено трудовой деятельностью около 500 тыс. человек, что составляет примерно 8-9 % трудоспособного населения. Фактически это среднеевропейский уровень безработицы, далеко не самый высокий, но и низким его назвать нельзя.

Причины такого существенного расхождения между официально зарегистрированным и реальным уровнем безработицы кроются в первую очередь в унизительно низком уровне государственного пособия. В частности, в 2013 году средний уровень  пособия по безработице составляет 120 тыс. руб. или 13 долларов США. Для сравнения, в Польше размер аналогичного пособия составляет 170 долларов, в Украине и в России – 140.

Кроме того, беларуские безработные, зарегистрированные на бирже труда, периодически привлекаются к общественным работам (например, уборке улиц и придворовых территорий), то есть им приходится заниматься неквалифицированным трудом.

Анализируя общую структуру официальной безработицы, отметим, что 38 % здесь составляют безработные в возрасте от 16 до 30 лет, т.е. примерно 200 тыс. беларуских безработных – это молодежь. Другими словами, уровень безработицы среди этой категории беларуского общества составляет около 15%. Это почти в два раза выше рассчитанного уровня общей безработицы, и данная ситуация показывает, что именно молодежь в значительной степени не обеспечена работой.

Пока что уровень молодежной безработицы выглядит не так угрожающе, как, например, на юге Европы. Согласно данным Евростата, в Греции и Испании более чем каждый второй молодой человек в возрасте до 25 лет не имеет работы (59% и 56% соответственно). В Италии и Португалии этот показатель составляет 36,6%, в то время как в Германии — всего 8%. Немногим лучше положение и в прибалтийских странах-членах ЕС. В Эстонии безработица среди молодежи составляет 20,9%, в Латвии — 28,4%, в Литве — 26,4%. В целом по Евросоюзу молодежная безработица достигла 23% и охватывает сегодня 8 млн. человек – при общей безработице на уровне 11% (по Еврозоне – 12,1%), виду чего европейцы даже начали говорить о целом «потерянном поколении».

В определенной степени признаки потерянного поколения присущи и беларуской молодежи. Многие юноши и девушки в Беларуси проживают с родителями и зачастую за счет родителей, имеют нестабильные или случайные заработки, то есть налогоплательщиками не являются и создают предпосылки к нарастанию социальной напряженности. К тому же, продолжительное нахождение без работы приводит к тому, что молодежь утрачивает навыки, приобретенные за время учебы в среднем или высшем учебных заведениях, профессионально не развивается и теряет возможность карьерного роста.

Также стоит помнить, что эмиграционные настроения среди беларуской молодежи значительно выше, чем среди других групп населения. А именно – более 65% молодежи хотели бы эмигрировать из страны, в то время как среди других групп населения этот показатель не превышает 35-40%, что тоже не внушает оптимизма. Данные настроения опираются преимущественно на невозможность молодежи полноценно реализовать себя на родине, найти достойный заработок. При этом наблюдается следующая тенденция: чем выше уровень образования, тем выше эмиграционные настроения у молодежи. Таким образом мы можем засвидетельствовать, что из страны на заработки и ПМЖ уезжает в первую очередь высокообразованная молодежь. Этот процесс заключает в себе серьезный вызов для беларуской экономической и социальной модели уже в ближайшем будущем.

Неустроенность в жизни и отсутствие постоянного заработка напрямую влияет на желание создавать семьи и рожать детей. В Беларуси один из самых низких уровней рождаемости в Европе (не говоря уже о мире в целом). Так, в последние 20 лет показатель суммарной рождаемости составлял 1,2-1,4 ребенка на каждую женщину, что никак не обеспечивает воспроизводство населения (население Беларуси воспроизводится примерно на 70%). К сожалению, в ближайшее время позитивных изменений в этом направлении не предвидится. Одновременно растёт численность реальных и потенциальных пенсионеров, что значительно увеличит нагрузку на бюджет Беларуси.

В исследованиях ряда европейских ученых-социологов убедительно доказывается, что существует прямая корреляция между ростом молодежной безработицы и ростом уровня насилия в обществе. Потому уровень молодежной безработицы напрямую связан с безопасностью граждан и устойчивостью общественного развития.

Все вышеприведенные факты свидетельствуют в пользу важности проблемы молодежной безработицы. Стоит отметить, что и действующая беларуская власть понимает проблему и пытается занимается её решением. В частности, в Беларуси действует система принудительного распределения студентов, обучающихся за счет бюджета, а БРСМ и идеологические отделы на местах проводят разъяснительную работу с молодежью. Но данные меры далеко всегда являются действенными. Поэтому Беларуси следовало бы обратиться к европейскому опыту борьбы с молодежной безработицей.  

К примеру, в Германии самая низкая молодежная безработица из всех стран Европы – 7,8%. Именно здесь когда-то начали применять систему т.н. дуального профтехобразования, при котором примерно половину курса молодые люди проводят на теоретических занятиях за партой, а вторую – непосредственно на производстве. Данная система образования продемонстрировала свою эффективность и сейчас её пытаются внедрять во многих других странах Западной Европы.

Другой позитивной особенностью западноевропейского опыта борьбы с безработицей является помощь семьям с низкими доходами в плане финансирования среднего специального образования. То есть упор делается не на получение профессии, к примеру, «продавца в магазине», как в большинстве случаев предлагает беларуский центр занятости, а на вовлечение молодежи в обучение, конечная цель которого – получение высокой квалификации, востребованной на рынке труда.

Необходимо также предусмотреть формирование системы финансовых стимулов для частного бизнеса в плане привлечения молодежи. Это может быть реализовано в виде налоговых льгот по отдельных видам отчислений в случае наличия на предприятии либо в организации сотрудников в возрасте до 29 лет, составляющих более 50% всего списочного состава персонала.

Подобные меры должны помочь в преодолении довольно высокого уровня молодежной безработицы, что благотворно скажется на общем экономическом положении беларуской экономики и на социально-демографической обстановке в нашей стране.

Logo_руна