Мониторинг положения в области экономической безопасности Беларуси (апрель 2020 года)

1421

Загрузить документ в PDF

Риски для экономического роста

В апреле появились первые прогнозы международных организаций для экономики Беларуси на текущий и ближайшие годы. Так, падение беларуского ВВП в 2020 году по оценке Всемирного банка составит 4% (источник), МВФ прогнозирует сокращение экономики на 6% (источник), ЕАБР – на 3,3% (источник). Восстановление экономической активности ожидается уже с 2021 года, но ее темпы будут достаточно вялыми. Фактически указанные прогнозы исходят из того, что Беларусь не сможет избежать значительной рецессии, несмотря на отказ от введения ограничений из-за пандемии COVID-19, и динамика ее экономики будет соответствовать показателям стран-соседей. При этом необходимо учитывать, что текущая степень неопределенности остается крайне высокой, и развитие ситуации с пандемией по негативному сценарию (например, повторная вспышка заболеваемости в европейских странах после ослабления карантинных мер) сильно ухудшат экономические перспективы.

В тоже время официальная статистика пока не фиксирует негативного влияния мирового кризиса на экономику Беларуси. Динамика ВВП по результатам марта даже несколько улучшилась: спад экономики за первый квартал составил 0,3% (источник) по сравнению с падением 0,6% за первые два месяца. Драйверами улучшения динамики стали сельское хозяйство (прирост 5,5%), розничная торговля (+7,9%), строительство и IT-услуги (источник). Однако уже по итогам апреля показатель ВВП должен заметно измениться, о чем сигнализируют индексы настроений в беларуской экономике, которые упали до исторических минимумов (источник).

Беларуские власти пока не сформировали официальное видение того, насколько глубоким и продолжительным будет экономический кризис. По заявлению замминистра экономики, новые прогнозные оценки изменения ВВП близки к цифрам, озвученным международными партнерами (источник). При этом политическая установка пока не изменяется: Александр Лукашенко требует от Правительства выполнить первоначальную задачу по экономическому росту на 2,8% (источник). Неизменными остаются и планы госсектора на микроуровне: так, МАЗ заявляет о готовности выполнить первоначальный план по годовому приросту производства на 10% (источник), оптимистические оценки озвучивает и руководство МТЗ. Сохраняется задача и по полной загрузке строительного сектора (источник).

При этом постепенно вырисовываются контуры действий властей по поддержке экономики в целом и отдельных секторов в частности. Пусть с определенной задержкой, но все-таки был подписан указ, определяющий т.н. первый пакет мер помощи экономике (источник). Согласно ему, ряду наиболее пострадавших в настоящее время отраслей (преимущественно сектору услуг) оказывается поддержка в виде отсрочки налоговых и арендных платежей, возможности снижения местных налогов, некоторых регуляторных послаблений. При этом предоставление прямой бюджетной помощи, активно обсуждаемое профильными ассоциациями, указом не предусматривается.

Правительство продолжает работать над вторым и третьим пакетом антикризисных мер. Так, заявляется, что второй пакет будет содержать меры по поддержке промышленности и строительства. Среди них ожидается предоставление госпомощи предприятиям в обмен на привилегированные акции, выделение льготных кредитов, в т.ч. и на выплату заработных плат (источник). Для наиболее пострадавших организаций-заемщиков также предлагается предоставление госгарантий на сумму BYN 1,2 млрд, при этом BYN 700 млн из этой суммы будут распределять местные органы власти (источник). Кроме того, Правительство усиливает поддержку госсектора и мерами вне рамок разрабатываемого указа. Так, в очередной раз на BYN 120 млн повышен лимит директивного кредитования (ранее планировалось обнулить этот лимит уже с текущего года) (источник).

Помимо помощи госсектору второй пакет будет содержать меры социальной поддержки населения. Ключевым предложением можно назвать повышение пособий по безработице для лиц, потерявших работу во втором квартале 2020 года, до размера бюджета прожиточного минимума (т.е. с текущих BYN 30-50 до BYN 247) (источник). При этом еще в апреле А. Лукашенко критиковал такие предложения, заявляя о достаточном количестве вакантных трудовых мест в экономике (источник). К мерам поддержки доходов населения можно отнести и отмену Правительством привязки динамики зарплаты к росту производительности. Данное ограничение снято в рамках установки властей не снижать уровень зарплат на госпредприятиях даже в условиях падения выпуска (источник).

Риски финансовой нестабильности

Модель действий властей во многом напоминает схему реагирования на мировой кризис в 2008-2009 году: отрицание кризиса на политическом уровне в сочетании с поддержкой госсектора и внутреннего спроса в целом, важным драйвером которого было жилищное строительство. В результате такой политики Беларусь в 2009 году смогла показать один из лучших результатов по динамике ВВП в регионе. Ее экономика приросла на 0,2% при масштабном падении экономик у большинства соседей: в России — на 7,8%, Украине — 15,1%, Литве – 14,8%, Латвии – 17,8%. Обратной стороной такой модели стал стремительный рост внешнего долга (как государственного, так и частного), который выступил источником финансирования спроса на внутреннем рынке. В результате внешний госдолг за 2009 год вырос более чем в 2 раза (с USD 3,6 млрд до USD 8,4 млрд), а рост валового внешнего долга составил 46% (с USD 15,2 млрд до USD 22,1 млрд).

В настоящее время Правительство также заявляет о готовности нарастить госдолг и привлечь из зарубежных источников USD 2-2,5 млрд именно на финансирование расходов на антикризисные меры (источник). Такие планы властей обостряют проблему обслуживания текущего госдолга, в частности поиска источников его рефинансирования. Текущие успехи в этом вопросе остаются достаточно скромными. После мартовской провальной попытки разместить валютные гособлигации на внутреннем рынке такое размещение все-таки состоялось в апреле. Однако объем привлеченных ресурсов оказался значительно ниже заявленного (лишь USD 18 млн), заметно выросла (до 5%) и стоимость заимствования (источник). Сравнительно небольшой объем ресурсов власти смогли получить через размещение на российском рынке облигаций, номинированных в российских рублях (RUB 10 млрд, или около USD 135 млн). Власти не отказываются от планов выхода и на рынок евробондов (источник), ситуация на котором в апреле заметно улучшилась, и текущая доходность по беларуским облигациям упала до 5,5-9%. Видимо Правительство ожидает, что конъюнктура для заимствований развивающими странами станет еще благоприятнее по мере преодоления дна спада в мировой экономике.

Стимулирование внутреннего спроса может потребовать смягчения монетарной и фискальной политики: в частности, более активного расходования накопленных ранее бюджетных излишков (порядка BYN 6 млрд), а также расширение программ доступного кредитования. Эти меры в свою очередь могут создавать давление на рубль и раскручивать инфляционно-девальвационную спираль. В тоже время данные риски пока остаются лишь гипотетическими. После проблемного марта в апреле ситуация на валютном рынке страны заметно улучшилась. Население значительно уменьшило чистую покупку валюты (с USD 279 млн до USD 69,5 млн), и в результате на рынке вновь наблюдалась ситуация избыточного предложения. Такая ситуация, а также укрепление российского рубля позволили национальной валюте отыграть значительную часть мартовского падения к доллару и евро. Покупка избыточной валюты Нацбанком оказало поддержку и золотовалютным резервам страны, размер которых после 3 месяцев сокращения увеличился на USD 96 млн (источник). Произошедшее в начала года ослабление рубля пока не привело и к всплеску инфляции. По итогам марта ее годовой уровень ускорился до 4,9%, но остался в рамках 5-типроцентного прогноза (источник).

Позитивным фактором как для финансовой стабильности, так и для экономического роста стало заключение контракта с Китаем по продаже калийных удобрений (источник). Ранее по итогам января-февраля сокращение экспорта калийных удобрений составило порядка USD 200 млн, или 39,3% к уровню прошлого года. Хотя новая контрактная цена значительно ниже предыдущей (USD 220 за тонну против USD 290 ранее), восстановление физического объема экспорта окажет позитивное воздействие на торговый баланс и бюджет страны.

Хуже складывается ситуация в банковском секторе. Рост инфляционных ожиданий одновременно приводит как к оттоку вкладов населения, так и к всплеску спроса на кредиты. В таких условиях с учетом фактического ограничения максимальной кредитной ставки банки начали массово отказываться от некоторых кредитных программ, особенно в части жилищного кредитования (источник). Такое бегство банков от рисков совершенно не согласуется с планами властей по стимулированию внутреннего спроса. Нацбанк может оперативно решить проблему одним из двух способов: либо через повышение (или полную отмену) размера максимально допустимой ставки по кредитам, либо через широкомасштабное предоставление банкам рублевой ликвидности. В этом плане внимание привлекают новые правила рефинансирования банков, по которым Нацбанк может выдавать банкам кредиты под ставку рефинансирования в размере до 70% нормативного капитала или 25% их пассивов на срок от 3 до 6 месяцев (источник).

Риски экономической самостоятельности

На фоне эпидемиологических проблем и падения мировой экономики в двухсторонних российско-беларуских отношениях наступил период затишья. Тема углубления интеграции в рамках Союзного государства окончательно ушла с текущей повестки дня, и признаков давление на Беларусь в этом вопросе не наблюдается. В позитивном ключе разрешается вопрос реструктуризации кредита на строительство БелАЭС – российское правительство согласилось на перенос сроков начала кредитных выплат на 2 года вперед, а также на фиксацию процентной ставки по кредиту на уровне 3,3% (источник). В текущих условиях это означает снижение стоимости кредита для Беларуси на 0,57 п.п. и общую экономию в размере порядка USD 600 млн, а в перспективе выигрыш может оказаться еще более значимым, особенно в случае ускорения инфляции доллара.

Никакой негативной реакции со стороны российских властей нет и на продолжение Беларусью политики диверсификации поставок нефти. Так, в апреле Беларусь продолжила покупки небольших партий норвежской и азербайджанской нефти, а на май запланирована первая поставка аравийской нефти (около 80 тыс. тонн) (источник).

В тоже время на фоне падения цен на газ на мировом рынке (например, ниже USD 50 за тыс. кубометров на спотовом рынке Великобритании (источник)) увеличивается потенциал для очередного конфликта между странами – на этот раз газового. Цена текущего газового контракта Беларуси на уровне USD 127 уже выглядит значительно превышающей рыночные цены, что должно вызвать попытки беларуских властей добиться пересмотра этой цены или предоставление скидок к ней.

Выводы

Внешние и внутренние условия для экономики Беларуси продолжают характеризоваться значительной неопределенностью, связанной с пандемией COVID-19. При этом даже базовый умеренно-оптимистический сценарий предполагает значительное падение ВВП страны. Возможные ответные меры властей по поддержке внутреннего спроса усилят риски для государственного долга и финансовой стабильности.

Logo_руна