Мониторинг положения в области экономической безопасности Беларуси (декабрь 2019 года)

1574

Загрузить документ в PDF

Риски экономической самостоятельности

Несмотря на состоявшиеся в декабре многочисленные встречи экономических чиновников и личные переговоры президентов Путина и Лукашенко, год так и закончился без договоренностей по интеграционным вопросам. При этом риторика сторон была достаточно отличалась. Беларуские чиновники подчеркивали плодотворность переговоров и их конструктивный характер, ожидая, что разногласия по спорным вопросам будут сняты на политическом уровне (источник). В тоже время высшее руководство России в лице Президента Путина (источник) и Премьера Медведева (источник) вновь озвучило идею, что без глубокой интеграции, предполагающей создание наднациональных органов, единой валюты и налогово-бюджетной политики никакой речи о получении Беларусью энергетических преференций (в частности цены на газ на уровне Смоленской области и компенсации потерь от налогового маневра) речи идти не может.

В отсутствии договоренностей по дорожным картам углубления интеграции не были согласованы и условия поставки российских газа и нефти в Беларусь в 2020 году. И если по газу в итоге был достигнут временный компромисс, и условия 2019 года были пролонгированы на 2 месяца (источник), то ситуация с нефтью оказалась сложнее: из-за отсутствия соглашения с 01.01.2019 российские нефтетрейдеры приостановили поставки в Беларусь. В итоге беларуские НПЗ были вынуждены снизить объем переработки до технологического минимума, позволяющего не останавливать производственный процесс (источник). Одновременно Беларусь была вынуждена полностью прекратить экспорт нефтепродуктов, чтобы избежать дефицита на внутреннем рынке (источник). Позже разовые поставки нефти на беларуские НПЗ в сравнительно небольших объемах (650 тыс. тонн за январь при плановом объеме 1,947 млн тонн) и по цене на условиях Минска начали осуществлять независимые российские нефтяные компании (источник), но такой размер поставок достаточен лишь для закрытия потребностей внутреннего рынка Беларуси.

Хотя текущую ситуацию некоторые СМИ уже окрестили третьей нефтяной войной, ее характер существенно отличается от предыдущих аналогичных ситуаций. Судя по озвученной информации, на этот раз срыв договоренностей произошел именно по инициативе беларуской стороны. Российские поставщики выражают готовность продолжать работать на условиях предыдущего года – поставлять нефть по рыночным ценам за вычетом размера экспортной пошлины (источник). Однако беларуские власти пытаются добиться снижения этой цены за счет отказа от премии за долгосрочность контракта, которая составляет USD 10 за тонну. При запланированном на 2020 год объеме нефтяного импорта размер выигрыша для Беларуси в случае такого снижения составил бы порядка USD 240 млн (источник), и это стало бы частичной компенсацией потерь от роста стоимости нефти из-за налогового маневра. В тоже время идея сокращения доли России в импорте нефти и активное привлечение альтернативных поставщиков на текущий момент выглядит экономически необоснованной. Предлагаемая российскими поставщиками стоимость нефти для Беларуси все еще заметно ниже рыночной (она составляет порядка 86% от мировой цены), и отказ от нее в пользу альтернативных источников будет означать рост дефицита торговли Беларуси на внушительную сумму около USD 1,6 млрд.

Учитывая такой баланс возможных выигрышей и потерь беларуские власти пока не идут на обострение конфликта. Так, соглашение о транспортировке газа по территории Беларуси было подписано на весь 2020 год, в полном объеме обеспечивается транзит российской нефти, не применяются и шаги по одностороннему пересмотру стоимости транспортировки по беларуским трубопроводам (источник). В свою очередь очевидно, что и Россия пока воздерживается от применения каких-либо репрессивных мер к Беларуси – предлагаемые ей условия по поставке энергетических товаров фактически представляют собой продление прошлогодних контрактов и номинально не являются ухудшением. В тоже время нельзя исключать ужесточения ее позиции в случае окончательного провала интеграционных переговоров.

Риски финансовой нестабильности

Основные показатели, характеризующие устойчивость финансовой системы, в целом продолжают демонстрировать позитивную динамику. Инфляция в годовом исчислении в ноябре замедлилась до 5% и соответственно вышла на запланированный властями уровень. По итогам декабря размер золотовалютных резервов вновь установил исторический рекорд и практически достигли уровня USD 9,4 млрд (источник). Таким образом, прирост с начала года составил более 30%. Такое достижение стало возможным благодаря ситуации на валютном рынке, когда Нацбанку пришлось выступать покупателем избыточной валюты, а также успешной политике привлечения долговых ресурсов. Так, решая задачу замещения заблокированных Россией кредитов, Правительством Беларуси в декабре привлекло крупный китайский кредит в сумме USD 500 млн (источник).

На депозитно-кредитном рынке сохраняется тенденция сокращения ставок (источник). При этом, по итогам ноября было зафиксировано небольшое падение задолженности населения по потребительским кредитам (на символические 0,4%). Такая ситуация подтверждает обоснованность мер Нацбанка по снижению ставки рефинансирования и позволяет сделать вывод, что риск чрезмерного роста закредитованности населения, на опасность которого ранее указывали международные эксперты, на текущий момент значительно ослаб. Улучшилась ситуация и с плохими долгами в банковской системе: доля необслуживаемых кредитов с пика в мае 2019 года (6,2% от активов, подверженных кредитному риску) к декабрю сократилась до 4,7%.

Не испытывают власти и проблем с исполнением бюджета, профицит которого на 1 ноября достигал 3,8% ВВП (источник). При этом, судя по обнародованному бюджетному плану на 2020-2022 год, власти все-таки отказались от идеи дефицитного бюджета на весь указанный период. Так, исполнение бюджета с дефицитом сейчас планируется только в предвыборный 2020 год, а бюджеты 2021 и 2022 годов ожидается сформировать сбалансированными (источник).

В такой ситуации основные внутренние риски для финансовой системы остаются связанными с продолжающимся опережающим ростом доходов населения. По состоянию на 1 ноября 2019 года рост последних в реальном выражении составил 6,6%, а по итогам года этот показатель и вовсе должен достичь 7,5% (источник). По прогнозу властей в 2020 году динамика доходов должна существенно затормозится: за год доходы населения должны вырасти на 2,4%, при этом в первом квартале лишь на 0,7% (источник). Однако с учетом ожидаемых в конце лета президентских выборов весьма вероятно очередное перевыполнение этого прогнозного показателя.

Вместе с фактором планового повышения в январе цен на жилищно-коммунальные услуги такой рост доходов населения вновь может ускорить инфляцию в начале года. Ожидание такого ускорение заложено и в прогнозе властей – по расчетам правительства по итогам первых 3 месяцев 2020 года инфляция может составить 2,5% при 5-типроцентном годовом прогнозе. Если одновременно с ростом инфляции произойдет и изменение ситуации на валютном рынке (например, вследствие роста доходов населения или ухудшения девальвационных ожиданий в случае ухудшения отношений с Россией), у властей может возникнуть потребность вернуться к ужесточению монетарной политики, в т.ч. и путем повышения ставки рефинансирования. Первой ласточкой такого ухудшения могут стать результаты валютного рынка за декабрь 2019 года: по результатам месяца население и юрлица-резиденты стали чистыми покупателями валюты, сформировав спрос на чистой основе в размере USD 190 млн. Если такая ситуация на рынке не связана с сезонными и иными временными факторами, возврат валютного рынка в состояние устойчивого чистого дефицита станет заметным фактором давления на золотовалютные резервы.

Риски для экономического роста

Ожидаемого властями резкого ускорения экономического роста в 4 квартале 2019 года так и не произошло. По итогам 11 месяцев года прирост ВВП сохранился на уровне 1,1% и говорить о возможности достижении заявленного властями роста в 2,9% по итогам года говорить не приходится.

Сложным ожидается и начало 2020 года – в соответствии с поквартальным прогнозом Правительства в первом квартале прирост ВВП составит лишь 0,7% (источник). Пессимизм властей можно связывать с проблемами у некоторых крупных предприятий: из-за отсутствия контракта с китайскими потребителями существенное падение экспорта наблюдается у Беларуськалия, с резким падением спроса столкнулись БелАЗ и Гомсельмаш (падение производства в ноябре у последних составило 43,7% и 50,3% соответственно). Усугубит ситуацию и незапланированная остановка экспорта нефтепродуктов – по сути с точки зрения экспорта и экономического роста можно говорить о повторении проблемы прошлого года, связанной с поставками «грязной» нефти. Фактором оживления экономики и улучшения баланса внешней торговли пока не может стать и БелАЭС, запуск которой, еще недавно планируемый на январь 2020 года, судя по всему, вновь откладывается (источник).

Несмотря на очевидные проблемы в начале года, Правительство рассчитывает на ускорение экономического роста до уровня 2,8% к концу 2020 года. Достичь заданной цели должен помочь план действий по созданию условий для развития экономики (источник), утвержденный и обнародованный в конце декабря. Указанный документ не стал каким-либо откровением – большая часть указанных в нем мер уже ранее неоднократно озвучивалась. В соответствии с данным планом власти рассчитывают на ускорение экономики на счет мер по раскрепощению деловой инициативы (в первую очередь за счет т.н. декриминализации экономических преступлений) и стимулирования инвестиций (предлагаются шаги, направленные в основном на защиту прав и создание дополнительных стимулов для прямых инвесторов). В тоже время меры по повышению эффективности госсектора описаны крайне сжато – они сводятся к разработке нового проекта закона о госорганизациях и пилотному проекту по передаче задолженности 2-3 проблемных предприятий Агентству по управлению активами. Шаги по повышению самостоятельности местных органов власти и вовсе ограничиваются лишь подготовкой доклада президенту по данной проблематике.

Пожалуй, наиболее интересные пункты данного плана Правительства – это анализ существующих преференциальных режимов (ПВТ, Великий камень, СЭЗ) и возможное расширение некоторых их условий на всю экономику, а также составление списка предприятий с госдолей менее 25%, подлежащих продаже инвесторам. Ирония в том, что в случае формирования такого списка, власти в вопросе приватизации вернуться на 10 лет назад: ранее составленный в 2010 году аналогичный перечень был отменен А. Лукашенко с аргументацией, что  при хорошем ценовом предложении может быть любое продано госпредприятие. Такое хождение по кругу является хорошим примером сохраняющегося фундаментального противоречия: значительная часть либеральных начинаний Правительства блокируется руководителем государства и контрольными органами еще на стадии принятия или нивелируется в процессе их реализации.

Выводы

Ключевым оперативным вопросом повестки дня остается достижение соглашения с Россией в вопросе торговли энергетическими товарами в частности и в вопросе развития проекта интеграции в целом. Возрастающие риски для финансовой системы создаются несбалансированным ростом доходов населения, который может быть продолжен по политическим причинам и в 2020 году вопреки планам Правительства.

Logo_руна