Мониторинг положения в области экономической безопасности Беларуси (февраль 2019 года)

785

Загрузить документ в PDF

Риски экономической самостоятельности

Несмотря на уверенность некоторых беларуских чиновников, что вопрос компенсации потерь от российского налогового маневра будет решен уже в феврале (источник), очередные переговоры Александра Лукашенко и Владимира Путина завершились безрезультатно. Более того, по словам А. Лукашенко, вопрос налогового маневра и вовсе не обсуждался. Судя же по его последующей риторике (в частности на «Большом разговоре» с журналистами), власти готовы смириться с отсутствием компенсации и отказаться от дальнейших попыток ее получения. При этом вряд ли стоит ожидать заметное потепление в двухсторонних отношениях. На повестке дня остается вопрос о цене на газ на 2020 и последующие годы, поскольку действующее с Россией газовое соглашение истекает в конце года. В связи с этим наиболее вероятным видится сохранение российского давления на Беларусь, проявляющееся в требованиях активизации экономической и политической интеграции, уступок в части входа российского капитала в крупные объекты беларуской госсобственности, точечных запретах на поставки беларуской продукции. Методы, с помощью которых беларуские власти будут добиваться уступок со стороны России, также видимо останутся прежними: критика текущего состояния и динамики интеграционных процессов в ЕАЭС, попытки активизации взаимоотношений со странами ЕС и США, сокращение зависимости от российской нефти. При этом на серьезное обострение отношений Минск не готов пойти в силу тотальной зависимости беларуской экономики от российской. Россия, как и прежде, остается основным торговым партнером Беларуси: по итогам 2018 года на ее долю приходится более 38 % экспорта и почти 59% импорта Беларуси (источник). При этом по ключевым несырьевым товарам доля экспорта в Россию носит абсолютно доминирующий характер: например, по молочной продукции она достигает 90%, по грузовикам 68%, по тракторам более 50%. Российский капитал также является основным источником иностранных инвестиций для Беларуси:  на его долю в прошлом году пришлось более 38% иностранных вложений в реальный сектор экономики страны (источник). Крайне важным для Правительства остается и вопрос получения российских кредитных ресурсов. Так, до конца марта власти надеются получить последний транш кредита ЕФСР в размере USD 200 млн (источник). Правительство Беларуси официально обратилось к российским властям и с запросом на выделение межправительственного кредита в сумме USD 600 млн (источник). Запрашиваемая сумма соответствует расходам Беларуси на обслуживание долга перед российскими субъектами в 2019 году. Важность получения российских ресурсов возрастает из-за проблем с размещением пандабондов на китайском рынке.  Замминистра финансов Беларуси Андрей Белковец подтвердил, что полученный китайский кредитный рейтинг страны не позволяет это сделать (источник). При этом в бюджете на 2019 год заложено получение суммы более USD 500 млн путем размещения суверенных ценных бумаг и в качестве основного рынка их эмиссии рассматривался именно Китай.

Риски финансовой нестабильности

Отсутствие компенсации потерь от налогового маневра автоматически ухудшает базовый сценарий развития экономики страны на 2019 год: ожидаемый рост дефицита платежного баланса будет создавать давление на курс рубля и размер инфляции. В тоже время про какое-то заметное влияние данного фактора на текущее состояние финансового рынка говорить пока рано. Ситуация на валютном рынке остается благоприятной и даже продемонстрировала улучшение в феврале. Население и нерезиденты вновь обеспечили чистое предложение валюты (население продало на чистой основе почти USD 57 млн, нерезиденты – USD 87 млн), что позволило Нацбанку после перерыва в январе вновь пополнить резервы за счет валютного рынка (источник). При этом курс рубля за месяц продемонстрировал пусть и незначительное (в пределах 0,5-1,5%), но все же укрепление ко всем валютам корзины. Стабилизация валютного рынка вновь улучшила инфляционные ожидания населения (ожидаемая инфляция по сравнению с ноябрем 2018 года сократилась с 12,6% до 11,6%), что привело в том числе и к росту склонности населения к сбережению в национальной валюте (источник). Так, по итогам января на рынке депозитов физлиц наблюдается рекордно позитивная динамика: при практически неизменных ставках существенный прирост фиксируется как в сегменте рублевых (+2,3%), так и валютных депозитов (+2,2%). Не помешало росту рублевых депозитов и ускорение наблюдаемой инфляции, которая за январь составила 0,9% при годовом плане 5% (источник). Зафиксированный рост инфляции был ожидаемым и частично обусловлен сезонными, а также иными временными факторами. Это в частности ускорение инфляции в России (в феврале в годовом исчислении она достигла 5,2% (источник)), а также существенный рост доходов населения в конце 2018 года. По мнению регулятора, влияние этих факторов будет постепенно исчерпываться и ко второй половине года инфляция войдет в запланированные пределы. В случае же сохранения или нарастания инфляционных процессов Нацбанк и вовсе готов прибегнуть к повышению ставки рефинансирования для охлаждения денежного рынка (источник). Готовность властей прибегнуть к этой непопулярной мере должна продемонстрировать рынку, что интересы сохранения финансовой стабильности сейчас в приоритете по сравнению с потребностями в стимулировании экономического роста.

Риски для экономического роста

Сравнительно позитивной оказалась и статистика экономического роста по итогам первого месяца 2019 года. Хотя некоторые эксперты и ожидали уход экономической динамики в отрицательную область, прирост ВВП составил 0,7% (источник). Более скромной динамики ожидали и сами власти, прогноз которых по росту ВВП на первый квартал составляет 0,6%. При этом стоит отметить, что одним из факторов такого роста ВВП стал значительный прирост в снабжении электроэнергией, газом, паром, горячей водой (+5,2% к уровню прошлого года (источник)), что объясняется более холодным январем в сравнении с прошлогодним. Минус демонстрируют сельское хозяйство и оптовая торговля (-1,9% и -0,7% соответственно), а прирост промышленности наблюдается на скромном уровне (0,9%).

Хотя план Правительства по достижению роста ВВП на 4% по итогам года все также выглядит чересчур оптимистическим, власти заявляют о наличии резервов по его достижению. В первую очередь такими резервами, по мнению властей, должны стать повышение эффективности госсектора и стимулирование роста малого и среднего бизнеса (источник). Правительство действительно пытается активизировать работу по повышению эффективности госсектора. Так, власти начали процесс по выстраиванию системы корпоративного управления на предприятиях госсектора. В акционерных предприятиях с преобладающей долей государства пересмотрен принцип формирования наблюдательного совета: если ранее этот орган был сугубо формальным, то сейчас руководителем наблюдательного совета назначается представитель государства, что должно повысить его роль в управлении. При этом наблюдательные советы крупных предприятий должны возглавить чиновники топ уровня. Под эгидой Всемирного банка организуется обучение работников госпредприятий основам корпоративного управления (источник). По мнению властей, эти меры должны стать первыми шагами по уходу государства от оперативного управления предприятиями и сосредоточению на владельческом надзоре. Заявляет Правительство и о начале процесса ранжирования всех предприятий на три группы: не требующие помощи государства, жизнеспособные с господдержкой и нежизнеспособные даже с господдержкой (источник). Такой шаг ранее властям рекомендовал МВФ, рассматривая его как инструмент оптимизации мер по стимулированию экономики.

В тоже время политический вопрос судьбы нежизнеспособных предприятий на текущий момент так и не решен: система санации показывает свою неэффективность (источник), а к ликвидации предприятий власти практически не прибегают. Не выстраивается и адресная система соцподдержки населения, потенциально пострадающего в случае более активного использования инструментов банкротства. К тому же падение доходов бюджета из-за налогового маневра в России приводит к ситуации, когда власти уже вынуждены уменьшать меры по поддержке госсектора, не уменьшая при этом административного давления на него. Так, власти заявляют о существенном ужесточении правил получения господдержки в текущем году: претендовать на повторную помощь государства можно лишь при выполнении условий ее предыдущего предоставления (источник). Кроме того, в 2019 году ресурсы властей пойдут лишь на рефинансирование старых обязательств, а новые проекты с господдержкой рассматриваться не будут (источник).

Удивление вызывают и три новых директивы президента, подписанные в начале марта. Эти директивы стали первыми с декабря 2014 года, и в них рассматриваются проблемы развития сельского хозяйства, ЖКХ и строительства. Несмотря на отраслевые различия, у этих документов есть общие характерные черты: они активно апеллируют к использованию административных мер и в них нет никакого упоминания о планируемых структурных реформах. Наиболее одиозные меры содержатся, пожалуй, в директиве о сельском хозяйстве. Например, директивой закреплена обязанность органов МВД осуществлять ежегодные осмотры готовности техники сельхозорганизаций к полевым работам (без указания формы собственности), облисполкомов — обеспечивать достаточное количество хранилищ травяных кормов и увеличивать продуктивность дойного стада (источник). В директиве содержатся и такие мера микроуровня, как, например, обязанность руководителя сельхозорганизации (опять же без указания формы собственности) обеспечить наличие полуторагодового запаса кормов перед началом зимнего сезона. Фактически данными директивами в очередной раз фиксируется факт активного участия органов вертикали власти в оперативной работе предприятий реального сектора экономики. Это серьезно противоречит заявленным намерением Правительства по реформированию системы госуправления, и позволяет серьезно усомниться в продуктивности предпринимаемых им мер.

Выводы

Несмотря на отсутствие прогресса в вопросе компенсации потерь от налогового маневра, финансовая ситуация в экономике продолжает оставаться устойчивой. Сокращение возможностей бюджета вынуждает власти ограничивать господдержку реального сектора экономики, при этом изменения механизма управления госсобственности пока остаются незначительными. К тому же содержание новых директив президента свидетельствует о сохранении ставки на административные методы управления.

Logo_руна