Мониторинг положения в области экономической безопасности Беларуси (июль-сентябрь 2022 года)

1645
источник vdmsti.ru

Риски для экономического роста

Текущая статистика позволяет предположить, что краткосрочный шок для экономики, связанный с резким ухудшением внешнеторговых условий, уже исчерпан. Так, второй месяц подряд улучшается показатель динамики ВВП. Если за период январь-июль экономика сократилась на 5,2%, то за январь-август – на 4,9%, январь-сентябрь – на 4,7%. В месячном измерении динамика еще более выразительная: если в июле падение ВВП составляло более 10%, то в августе и сентябре оно составило около 3% (источник). Основой столь значительного улучшения стали результаты сельского хозяйства, связанные с хорошим урожаем зерновых и овощей. Однако и без учета показателей сельского хозяйства статистика фиксирует постепенное восстановление экономики (источник). Основным фактором наблюдаемого восстановления промышленности стала внешняя торговля, показатели которой заметно улучшаются после глубокого провала в начале весны. Так, если в I квартале 2022 г. объем экспорта составлял всего 75,6% от значения за январь-март 2021 г., то по результатам 8 месяцев его объем вырос до 96,8%. В августе товарный экспорт даже немного превысил уровень 2021 года, а сокращение импорта составило около 11%. Следует отметить, что такие показатели были достигнуты, несмотря на сохраняющиеся проблемы с экспортом калийных удобрений и нефтепродуктов. Так, по данным канадской компании Nutrien экспорт беларуского калия на мировой рынок в первом полугодии в физическом объеме составил лишь 50% от уровня прошлого года (источник). В свою очередь восстановление экспорта стало возможным благодаря увеличению примерно на 30–40% долларовых цен на экспортируемую Беларусью продукцию, в том числе из-за укрепления российского рубля к доллару (источник).

С точки зрения региональной структуры восстановление экспорта обусловлено его ростом в Россию и в меньшей степени в Китай. Благодаря высоким ценам на энергоносители, даже в условиях значительного санкционного давления, падение российской экономики остается значительно ниже ранее ожидаемого (Всемирный банк прогнозирует его на уровне минус 4,5%), а профицит внешней торговли достиг исторических рекордов (за январь-сентябрь почти USD 240 млрд). В итоге для беларуских производителей ситуация на российском рынке оказалась весьма благоприятной, как в силу появления свободных ниш, так и по причине улучшения их ценовой конкурентоспособности. Последнее связано с ослаблением беларуской валюты к российской в среднем более чем на 20% к уровню начала года.

Не препятствует восстановлению беларуской экономики и некоторые проблемы со стороны предложения, связанные с усложнением производственных цепочек. Например, по словам чиновником значительно (с 90 дней до полугода) удлинился цикл производства трактора (источник), с острой нехваткой машинокомплектов столкнулся автопроизводитель «Белджи» (источник).

При этом глубокая рецессия по итогам года остается консенсусным прогнозом со стороны экспертного сообщества. В частности по последним оценкам международные структуры ожидают падение экономики Беларуси в 2022 года на 4-7%. В тоже время после исчерпания первичного шока на экономику начнут давить накопившиеся вторичные эффекты, и сокращение экономики может продолжиться и в 2023 году. Так, сокращение доходов населения (минус 3,6% за 8 месяцев), особенно заметное в отраслях, пострадавших от санкций, будет негативно влиять на внутренний потребительский спрос. Сдерживающим фактором для экономики остается глубокий и уже длительный провал инвестиций – в годовом исчислении их падение в сентябре превысило 17%. Хотя некоторыми опросами зафиксировано улучшение ожиданий в бизнес-среде (источник), восстановление частных инвестиций в экономике ожидать сложно. Этому мешает высокий уровень неопределенности, усиление госрегулирования, сохранение высоких ставок по кредитам. В такой ситуации драйвером восстановления инвестиционной активности могут стать только госинвестиции. Однако текущая ситуация с исполнением бюджета вставит вопрос доступных источников финансирования госинвестиций.

Значительные риски для экспорта в ближайшей перспективе связаны с ожидаемым ухудшением состояния мировой экономики в 2023 году. Возможная рецессия в США и ЕС, замедление китайской экономики снижают спрос на сырьевые товары, в т.ч. и энергетические. Это в свою очередь повлияет на беларускую экономику через два канала: через снижение цен на экспортируемые Беларусью товары, а также уменьшение внешнеторгового профицита России.

Риски для экспорта могут создать и новые санкции — в последние месяцы санкционное давление на Беларусь стабилизировалось, и экономика показала способность к ним приспосабливаться. Так, если в период с 24 февраля по 31 мая Беларусь попала под 4 санкционных раунда, то за три летних месяца такое произошло лишь единожды. Однако при определенном развитии ситуации ужесточение санкций против Беларуси может вернуться на повестку дня.

Долгосрочные последствия для экономики выражаются в значительном сокращении потенциала ее роста. Так, с угрозами значительной деградации сталкивается ряд важнейших отраслей страны. В частности, роль основного драйвера экономики может потерять IT-сектор. По официальной статистике сокращение количества занятых в ней с начала года уже превысило 12 тыс. человек (источник) при общем количестве сотрудников ПВТ менее 80 тыс. на начало года. В результате отрасль три месяца подряд демонстрирует сокращение. В июле это обеспечило падение ВВП на 0,5 п.п., в августе на 0,2 п.п., в сентябре на 0,4 п.п. (источник). Сложной задачей для властей является и восстановление полноценной работы калийной отрасли, нефтепереработки и деревообработки. Ускоренными темпами уменьшается и общее количество занятого в экономике населения – по итогам июля количество работающих уменьшилось на 85,9 тыс, или 2%. Видимо такая ситуация обусловлена накладываением на демографические проблемы фактора роста миграции.

Риски финансовой нестабильности

Если в реальном секторе наблюдается постепенное улучшение ситуации, то в финансовом наоборот можно говорить об исчерпании некоторых наблюдавшихся ранее положительных тенденций. Так, практически прекратился рост депозитов населения. При этом текущий уровень валютных депозитов остается значительно ниже предкризисного (на 7,2% ниже начала года), а размер ставок хотя и уменьшился, но пока не достиг докризисного. Можно говорить, что текущий уровень ставок не позволяет восстановить нормальный процесс накопления в экономике.

Значительно изменилась и ситуация на валютном рынке – население перестало быть устойчивым чистым продавцом валюты. Так, в сентябре чистая покупка валюты населением составила USD 114 млн (источник). Такое поведение может свидетельствовать о сохранении низкого уровня доверия к банковской системе и активизации практики сбережений в неорганизованной форме. В условиях чистого спроса и со стороны юрлиц-резидентов (на USD 224 млн в сентябре), единственным крупным продавцов валюты остаются нерезиденты.

В третьем квартале консенсусным стала позициям международных организаций, что Беларусь допустила дефолт по своим суверенным облигациям. До «выборочного дефолта» понизило рейтинг Беларуси агентство S&P (последнее, которое откладывало этот шаг). В статус необслуживаемых перевел все кредиты беларуским властям Всемирный банк. Такие шаги не создают шоковой ситуации для беларуской экономики, однако существенно усложняют международное взаимодействие (например, иностранные банки массово закрывают лимиты на Беларусь (источник)) и отодвигают перспективу возврата на международные рынки капитала.

Существенные проблемы наблюдаются у властей и с исполнением бюджета. Хотя бюджетная статистика с недавнего времени не раскрывается, по заявлению Министра финансов дефицит госбюджета в июле составил BYN 1,9 млрд. Такой результат является наихудшим за долгие годы, и может быть связан одновременно с падением доходов бюджета (в частности, от внешнеэкономической деятельности), а также ростом его расходов. Косвенным свидетельством нарастания бюджетных проблем является и активность властей по повышению налогов. Политика повышения налогов началась еще в 2020 году, но если ранее она касалась «малых» налогов, то сейчас речь идет уже об основных. В частности, значительный рост налоговой нагрузки на малый бизнес запланирован на 2023 год. Власти планируют ограничить возможность уплаты предпринимателями единого налога и запретить уплату налогов по упрощенной системе, расширив практику использования последними подоходного налога. При этом ставку подоходного налога для предпринимателей предполагают повысить с 16% до 20%, а с 2024 года – до 25%. Также в 1,5-3 раза предполагается повысить ставки единого налога для оставшихся видов деятельности. В июле Бизнес-союз предпринимателей и работодателей сообщил, что в Правительстве также рассматривают возможность повышения одного из главных налогов — НДС — с 20 до 23%, поскольку рост налогов на малый бизнес вряд ли принесет значительный финансовый эффект для бюджета. Однако официального подтверждения это информация не получила.

По итогам квартала можно говорить и про заметное смягчение бюджетной и монетарной политики, на которую пошли власти для поддержки экономики. Требования Нацбанка к госорганам по ценным бумагам с начала года увеличились с BYN 197,7 млн до BYN 2,52 млрд. Расширяется и практика квазибюджетного финансирования через Банк развития – лимит выпуска облигаций для него был повышен в августе с BYN 2,6 до BYN 5 млрд. Также в сентябре Нацбанк вернулся к практике установления нормативных ставок по кредитам для юридических и физических лиц (источник) – ранее в марте на фоне паники от этого механизма временно отказывались. При чем уже с октября регулятор значительно снизил размер этих ставок (с 20,21% до 17,39% для юридических лиц и с 22,01% до 18,84% для физических лиц). Такой шаг должен подтолкнуть банки к более активному кредитованию, особенно на фоне рекордного избытка рублевой ликвидности в системе (в пиковые моменты он превышал BYN 9 млрд, что является историческим рекордом).

Побочным эффектом от смягчения политики является усиление инфляционных рисков. Последние три месяца рост потребительских цен находится в диапазоне 17-18% с тенденцией к некоторому замедлению. Фактически можно говорить про стабилизацию инфляции на уровне, в целом характерной для региона Восточной Европы. При этом важным факторов, поддерживающим инфляцию, является заметное ослабление беларуского рубля к российскому. В целом такую политику можно охарактеризовать как принесение монетарной стабильности в жертву экспорту, что можно считать вполне оправданным в текущей ситуации.

Однако рост потребительских цен вызвал острое недовольство Александра  Лукашенко на очередном совещании с экономическим блоком. В итоге Правительством был введен временный запрет на рост цен, за нарушение которого установлена уголовная ответственность. Позднее этот мораторий был замен новым механизмом контроля, серьезно ограничивающий возможности компаний по повышению цен. Так, производители всех форм собственности должны согласовывать повышение цен с различными госорганами, а организации торговли жестко ограничены в размере возможных надбавок. В части регулирования ценообразования торговли можно говорить о возврате механизмов, которые использовались властями в 1990-ых и 2000-ых годах и от которых позднее отказались в рамках политики экономической либерализации.

Такая ситуация ярко характеризует предпочитаемые в данный момент властями методы решения экономических проблем. Так, вместо использования рыночных рычагов управления предпочтение отдается простым и жестким административным решениям. При этом активное применение практики уголовного наказания сильно контрастирует с прежними намеряниями властей по декриминализации экономических преступлений, что рассматривалось как важный элемент улучшения бизнес-климата в стране.

Риски экономической самостоятельности

Текущая ситуация характеризуется углублением экономических связей с Россией и постепенным снятием спорных вопросов в двухсторонних отношениях, которые были актуальны последние годы.

Так, было согласовано выделение кредита Правительства России на сумму USD 1,5 млрд для реализации совместных проектах импортозамещения (источник). В российской прессе появилась информация о готовности открыть российский рынок для беларуских нефтепродуктов (источник), что предполагает включение беларуских НПЗ в программу субсидий из российского бюджета. При максимальном перенаправлении беларуских нефтепродукиов на российский рынок размер такой субсидии может достичь порядка USD 1 млрд.

Таким образом, можно констатировать, что масштаб преференций для беларуской экономики со стороны России приближается в тому уровню, который власти Беларуси стремились добиться долгие годы. Однако если ранее их можно было конвертировать в рост экспорта в ЕС, то сейчас рост поддержки сопровождается ростом зависимости от российского рынка. В такой ситуации Беларусь рискует быть втянута в воронку погружения России в состояния мобилизационной экономики (источник).

Выводы

Экономика преодолела краткосрочный шок, связанный с резким ухудшением внешнеторговых условий, и начала демонстрировать признаки восстановления. Основной позитив связан с ростом экспорта, обусловленный благоприятной ценовой ситуацией и наращиванием продаж на рынки России и Китая. При этом среднесрочные и долгосрочные риски продолжают нарастать, что может привести к повторению рецессии в 2023 году. Политика властей характеризуется отказом от достижений периода экономической либерализации и наращиванием практик административного регулирования и ужесточения наказаний за экономические нарушения.

Logo_руна