Мониторинг положения в области экономической безопасности Беларуси (июнь 2020 года)

1399
источник vdmsti.ru

Загрузить документ в PDF

Риски для экономического роста

Ситуация в мировой экономике продолжает характеризоваться высокой неопределенностью. Несмотря на ряд позитивных тенденций (например, рост занятости в экономике США, более быстрое относительно ожидаемого восстановление спроса на нефть и стабилизация ее стоимости на уровне USD 40-43), опережающие индикаторы сигнализируют о начале восстановительного процесса лишь в некоторых из крупнейших стран (в частности в Китае, Франции, Австралии). При этом для большей части мировой экономики (в т.ч. США, России и большинства стран ЕС) все еще целесообразно говорить лишь о замедлении спада. В результате международные институты продолжают ухудшать прогнозы экономического спада в текущем году. Так, по оценкам Еврокомиссии прогноз экономического спада в странах Еврозоны в 2020 году ухудшен с минус 7,7% до минус 8,7%, а рост в 2021 году ожидается на уровне 6,1% вместо 6,3% по предыдущему прогнозу. При этом появляется все больше признаков новой волны эпидемии коронавируса в странах, переживших до этого ввод карантинных ограничений (так, на начало июля повторные ограничительные меры введены в Казахстане, Мельбурне (Австралия), Израиле, некоторых регионах Испании). Расширение и усиление эпидемических явлений будет отодвигать оживление экономик и ограничивать скорость восстановительного процесса.

В таких внешних условиях спад в экономике Беларуси продолжает углубляться. По итогам января-мая сокращение ВВП составило 1,8% к аналогичному периоду прошлого года по сравнению со спадом на 1,3% месяцем ранее. Вклад секторов в экономическую динамику остается прежним: наибольшее падение наблюдается в промышленности (минус 3,9%), которое лишь частично компенсируется приростом в сельском хозяйстве (плюс 4,1%), строительстве (плюс 7,2%) и секторе информации и связи (плюс 10,4%). При этом прирост сельского хозяйства продолжает замедляться, а динамику строительства сложно считать устойчивой из-за высокой зависимости от бюджетного финансирования. Важно отметить, что по аналогии с 2009 годом большего падения удается избежать за счет роста складских запасов готовой продукции (по состоянию на начало мая их уровень достиг 79,1% объема месячного производства по сравнению с показателем 65,2% годом ранее).

В части экономической политики власти ответили на кризисные явления расширением практик ручного управления экономикой. Так, по словам Премьер-министра Романа Головченко Правительство по сути является оперативным штабом, которое в режиме постоянного мониторинга определяет меры по точечной поддержке отдельных предприятий (источник). При этом первоочередную поддержку (в основном в форме компенсации процентов по кредитам, предоставления отсрочек по погашению кредитов и налогов) традиционно получают хронически слабые предприятия, имевшие системные проблемы еще до начала кризиса (источник). Таким образом, власти продолжают проводить политику консервации существующей структуры экономики, фактически создавая дискриминационные условия для более жизнеспособных предприятий. Так, сумма преференций и налоговых льгот для бизнеса, предоставленных по указу о поддержке наиболее пострадавших секторов экономики (в основном организациям сектора услуг), на начало июля составила лишь BYN 23 млн (источник).

При этом если в предыдущие годы источником поддержки проблемных организаций являлся преимущественно бюджет, то сейчас власти хотят увеличить роль Нацбанка и коммерческих банков в этом процессе. Это обусловлено масштабным сокращением доходов бюджета, произошедшего из-за падения экономики и потери внешнеэкономических доходов (экспортных пошлин от продажи калийных удобрений и нефтепродуктов, а также доходов по механизму т.н. перетаможки). Так, доходы республиканского бюджета в мае 2020 года сократились на 40% к маю 2019 года, а доходы общего бюджета сектора госуправления — на 26% (источник). В итоге уже по итогам 5 месяцев республиканский бюджет исполнился с дефицитом, хотя еще в апреле его профицит составлял BYN 600 млн. Проблемы с исполнением бюджета еще сильнее может усугубить объявленное с 1 июля повышение трудовых пенсий в среднем на 5%.

В ответ правительство вновь увеличило лимит директивного кредитования до уровня BYN 1,26 млрд, хотя по первоначальным планам оно не должно было превысить BYN 740 млн. Ранее полный отказ от практик директивного кредитования уже в 2020 году заявлялся властями как важный элемент изменения принципов функционирования госсектора. Увеличилось и давление на банковский сектор с целью нарастить его кредитную активность. Так, Александр Лукашенко поставил перед Нацбанком задачу совместно с Правительством обеспечивать выплату зарплат на предприятиях (источник).

Судя по ряду заявлений Лукашенко (источник, источник), госинвестиции также рассматриваются как ключевой фактор экономического роста в будущей пятилетке. Так, обеспечить экономический рост на уровне среднемирового планируется за счет возврата к советским практикам планирования списка объектов, подлежащих строительству и модернизации в течение ближайших 5 лет. Открытым остается вопрос источников финансирования очередной масштабной программы госинвестиций, поскольку собственных ресурсов у госпредприятий очевидно недостаточно, а накопленные госрезервы необходимы для обслуживания текущего госдолга. В такой ситуации ключевым источником финансирования озвученных планов могут стать новые внешние кредиты, что подтверждается заявлениями Премьера Р. Головченко во время посещения МТЗ, глубокое переоборудование которого прорабатывается Правительством (источник). Реализация таких намерений властей будет являться по сути повторением политики модернизации 2012-2014 годов, итогом которой стал увеличение госдолга и расходов бюджета на его обслуживание, а также ухудшение финансовой ситуации на предприятиях из-за роста их закредитованности и низкой отдачи осуществлённых вложений.

Риски финансовой нестабильности

На фоне наблюдаемого экономического спада А. Лукашенко заявил об окончании пятилетнего периода жесткой финансовой политики и переходе к ее более мягкому варианту (источник). Он потребовал от Нацбанка активнее снижать ставку рефинансирования и оказывать помощь Правительству в выплате зарплат. Также дана установка стимулировать рост банковских ресурсов за счет различных инструментов: размещения депозитов Минфина, смягчения регуляторных требований Нацбанка и прочих мер. Формально Нацбанк начал оперативно исполнять данное поручение, но в весьма ограниченном формате – во внеочередном порядке было принято решение о снижении ставки рефинансирования на символические 0,25 п.п. до 7,75%. Также было принято решение о прекращении привлечения банковских ресурсов на депозиты Нацбанка, что должно подтолкнуть банки активизировать кредитование реального сектора и межбанковское кредитование (фактически стимулируется переток ресурсов из частных в государственные банки). При этом текущая статистика и исследования Нацбанка пока свидетельствует скорее об ужесточении условий предоставления кредитов (источник) и некотором сокращении объемов кредитования организаций.

Активное смягчение денежно-кредитной политики может значительно усилить негативные тенденции на финансовом рынке, устойчиво наблюдаемые в последние месяцы. Так, по итогам июня на валютном рынке вновь наблюдалась ситуация нетто-покупки валюты: чистая покупка валюты населением составила USD 77 млн, организациями-резидентами – USD 44 млн. При этом население остается чистым покупателем уже 7 месяцев подряд. Негативная ситуация сохраняется и на рынке депозитов – отток средств населения из валютных вкладов за май составил около USD 70 млн при приросте рублевых депозитов лишь на BYN 14 млн. Ухудшается и структура депозитов населения – так, за первый квартал доля отзывных депозитов увеличилась на 10 п.п. до 35% (источник). Дополнительным ударом по доверию населения к банковской системе очевидно стало решение властей о вводе временной администрации в Белгазпромбанке – крупнейшем частном и третьем по размеру активов банке страны. Официальным обоснованием такого шага является борьба с отмыванием незаконных доходов и выводом средств на границу, но есть все основания рассматривать это решение как политически мотивированное и направленное против претендента в президенты Виктора Бабарико. Итогом действий властей стал масштабный отток ресурсов клиентов из банка (порядка BYN 1 млрд, или около 30% всех ресурсов клиентов (источник)), в результате чего Нацбанк был вынужден оказывать банку поддержку по предоставлению ликвидности.

Риски устойчивости банковской системы усиливаются и в части роста необслуживаемых долгов, размер которых увеличился за 5 месяцев с 4,6% до 5,7% от суммы банковских активов. При этом власти ожидают его дальнейший рост до конца года до уровня 7% (источник), хотя это и ниже установленного порогового значения 10%.

Самым позитивным событием месяца можно считать размещение властями двух новых выпусков евробондов общей суммой на USD 1,25 млрд. Привлеченные ресурсы ослабили риски обслуживания текущего госдолга и позволили поддержать падающие золотовалютные резервы. В итоге их размер по итогам июня увеличился на USD 916 млн и составил USD 8,8 млрд. При этом спрос на облигации оказался достаточно высоким – предварительная подписка превысила сумму окончательного размещения почти в 4 раза (источник). Это позволяет властям при сохранении текущей конъюнктуры рассчитывать на использование данного инструмента и в дальнейшем в случае острой необходимости. При этом стоимость заимствования оказалась достаточно высокой и составила 6,125% и 6,325% в зависимости от срока размещения. Для сравнения стоимость заимствований на внутреннем рынке в начале года составляла 3,5-4%, а текущая доходность по эталонным 10-тилетним облигациям казначейства США колеблется около 0,7%.

Риски экономической самостоятельности

Разногласия во взаимоотношениях с Россией сохраняют вялотекущих характер. Российские власти сдержанно реагируют на попытки Беларуси несколько обострить текущую ситуацию. Так, российская сторона не высказала возмущение по поводу назначения временной администрации в Белгазпромбанке, основными акционерами которого являются Газпром и Газпробанк. Не наблюдается давления на Беларусь и в вопросе погашения долга за поставленный газ, который продолжал накапливаться и в июне. Руководство Газпрома пока лишь ограничилось заявлением, что без устранения существующего долга переговоры о цене на газ на 2021 год не могут быть начаты (источник). При этом российская сторона отказывается от пересмотра текущей газовой цены, которая для Беларуси уже превышает среднюю цену экспорта российского газа (USD 127 за тыс куб м против USD 94) (источник).

В штатный режим вошло взаимодействие в нефтяном секторе: на третий квартал запланированы трубопроводные поставки российской нефти в Беларусь в объеме 5,75 млн тонн, что соответствует максимальной загрузке беларусских НПЗ (источник). Не отказываются российские власти от бюджетной компенсации части премии, оплачиваемой Беларусью российским поставщикам нефти. Объем такого возмещения будет определен по итогам года с учетом объема фактически приобретённой нефти и оценочно составит USD 60-70 млн (источник).

При этом беларуские власти не отказываются от попыток увеличить размер российских преференций, в частности в виде компенсации потерь от налогового маневра. Так, устами Посла Беларуси в России Владимира Семашко вновь поднимается вопрос возврата к интеграционным переговорам после президентских выборов в Беларуси. При этом впервые на официальном уровне беларуские власти признали, что первоначальные предложения российской стороны действительно предполагали существенное ограничение суверенитета Беларуси (по словам Семашко, до 95% суверенных полномочий предлагалось передать в союзный центр) (источник).

Выводы

Углубление экономического спада и резкое сокращение доходов бюджета вынуждает власти начать существенное смягчение монетарной политики. Реализация заявленных мер при сохранении неблагоприятной внешней конъюнктуры значительно усилит риски для финансовой стабильности. Ухудшение экономической ситуации будет ослаблять позиции Беларуси в вопросе глубины дальнейшей интеграции с Россией.

Logo_руна