Мониторинг положения в области экономической безопасности Беларуси (октябрь 2020 года)

1858

Загрузить документ в PDF

Риски финансовой нестабильности

В октябре негативные тенденции на финансовом рынке, спровоцированные внутриполитическим кризисом, несколько ослабли, но продолжают сохранять устойчивый характер. Ключевой проблемой остается значительный отток депозитов из банковской системы, вызванный кризисом доверия и высокими девальвационными ожиданиями. Так, сокращение валютных накоплений населения в банковской системе (депозитов и средств на счетах) за сентябрь составило почти USD 470 млн. В годовом выражении отток срочных валютных вкладов составил 20% (источник). Ситуация с рублевыми депозитами населения складывалась более благоприятная: их сокращение за сентябрь составило лишь 1,65%. Однако, судя по косвенным признакам, к концу месяца отток вкладов ускорился и на этом сегменте рынка. В конце октября-начале ноября многие банки синхронно подняли ставки по краткосрочным депозитам на несколько процентных пунктов до 20-22%. Снижает привлекательность рублевых сбережений и усиление инфляции, уровень которой по итогам октября составил 6,2% в годовом исчислении. По данным МАРТ такое ускорение потребительских цен связано с ослабление рубля и подорожанием импортных товаров. При этом рост мог оказаться и более значительным, если бы ни исторически минимальный рост регулируемых цен (лишь 5,6% в годовом исчислении (источник)), достигнутый усилением их административного сдерживания. При этом, судя по публичным заявлениям, власти допускают и дальнейшее ускорение инфляции, вплоть до уровня 10% (источник).

Формальное улучшение наблюдается на валютном рынке. По итогам октября на нем зафиксировано значительное избыточное предложение, сформированное в первую очередь за счет продажи валюты организациями. Их продажа на чистой основе составила более USD 300 млн при чистом спросе со стороны населения в размере порядка USD 90 млн. В итоге покупка Нацбанком валюты на бирже стала одним их источников финансирования выплат по обслуживанию госдолга, что позволило регулятору обеспечить рост золотовалютных резервов (далее по тексту ЗВР) по итогам месяца. Такая благоприятная для властей ситуация во многом связана с налоговым периодом, во время которого организации вынуждены продавать валютные запасы для уплаты налогов. В ближайшие месяцы ситуация обещает быть менее благоприятной, поскольку впереди ожидается период сезонного роста импорта, связанного как с новогодним потреблением, так и с дофинансированием статей бюджетных расходов. Не вызывает большого оптимизма и рост ЗВР до уровня USD 7,49 млрд, зафиксированный после 2 месяцев их значительного падения. Несмотря на получение в октябре кредита ЕФСР в размере USD 500 млн (источник), прирост резервов за месяц составил лишь USD 164 млн. В такой ситуации задача не допустить падение ЗВР по итогам года ниже уровня USD 7,3 млрд выглядит достаточно напряженной. На текущий момент у властей нет запланированных источников получения значительного внешнего финансирования. Сроки выделения Россией первого транша межбюджетного кредита остаются неизвестными, к тому же кредитование будет осуществляться в российских рублях, которые не включаются в состав ЗВР. Сложно властям рассчитывать и на привлечение несвязанных китайских кредитов, поскольку Китай в последнее время ужесточает предоставление финансирования другим странам. Так, Китай уже отказал беларуским властям в списании кредита в сумме USD 230 млн, использованного для финансирования программы запуска беларуского спутника (источник). По некоторым данным, китайская сторона также отказывается от строительства на безвозмездной основе 2-ух крупных спортивных объектов (национального футбольного стадиона и плавательного центра), предлагая осуществить эти проекты уже под связанное кредитование.

В такой ситуации неопределенности Нацбанк вновь продлил свое решение о приостановке операций по предоставлению ликвидности, и в этот раз уже на 3 месяца до 19 января 2021 года. При этом для управления банковским сектором все больше используются ручные методы: так, Нацбанк изменил форму аукциона по предоставлению ликвидности (вместо конкурса ставки используется аукцион с фиксированной ставкой), отдельным банкам (в основном государственным) в непубличном режиме предоставляются антикризисные кредиты. Показателен также и отказ регулятора от повышения ставки рефинансирования, несмотря на то, что ее реальный уровень (за вычетом инфляции) сократился до минимального размера и не компенсирует риски по рублевым активам. Такое решение Нацбанка обусловлено тем, что этот инструмент перестал играть значительную роль в регулировании банковского рынка, став в большей степени ориентиром для бюджетной политики.

Ожидаемое ухудшение наблюдается и с исполнением бюджета: по итогам сентября наблюдается резкий рост его дефицита, практически достигший уровня BYN 2 млрд (источник). Все так же основные бюджетные проблемы связаны с сокращением доходов от налога на прибыль и от внешнеэкономической деятельности (данные виды доходов за 9 месяцев исполнены лишь на 40% и 57% соответственно). В итоге суммарные бюджетные доходы сократились к уровню прошлого года на 5,7% даже в номинальном исчислении. При этом бюджетные расходы демонстрируют рост на 9%. Дополнительно усугубит ситуацию для бюджета и повышение пенсий в среднем на 5,4%, анонсированное на декабрь 2020 года.

В тоже время пока не подтверждаются широко выражаемые в прессе опасения о начале масштабного эмиссионного стимулирования экономики. С одной стороны власти действительно осуществляют операции под грифом ДСП по поддержке конкретных банков и предприятий. Но в тоже время макроэкономические показатели пока не фиксируют формирование заметных дисбалансов. Задолженность экономики по кредитам за сентябрь даже немного сократилась (на 0,37% по рублевым кредитам и на 2,42% по валютным), хотя внутри нее и произошло перераспределение в пользу предприятий госсектора (именно последние наращивают долги перед банками, в то время как частный сектор их сокращает). Не наблюдается и существенного роста рублевой денежной массы: +3,3% за сентябрь при сокращении на 8,5% с начала года.

Риски для экономического роста

Несмотря на сложности в финансовом секторе, динамика ВВП стабилизировалась, и второй месяц подряд его падение к уровню прошлого года остается на уровне 1,3%. Основными драйверами экономики остаются сельское хозяйство, строительство и ИТ-сектор. Определенную роль играет и наращивание запасов готовой продукции в промышленности: на начало октября их уровень составлял 68,5% среднемесячного производства, что является максимальным их значением для октября за последние 5 лет. Такая политика позволяет несколько смикшировать ослабление внешнего спроса, но требует от предприятий дополнительных финансовых вложений. В итоге экономика Беларуси демонстрирует наименьшее сокращение в регионе, и при этом власти озвучивают оптимистические планы по выходу на нулевой рост по итогам года, что предполагает резкое ускорение экономической активности в последние месяцы года.

Однако возможность такого сценария с учетом складывающихся внешних и внутренних факторов выглядит маловероятной. Так, вторая волна пандемии коронавируса COVID-19 уже приводит к введению ограничительных режимов в странах ЕС, что негативно отражается на спросе в мировой экономике. Ухудшаются краткосрочные ожидания и в российской экономике, что фиксируется разворотом опережающих индикаторов. Так, индекс Russia PMI Compоsite, характеризующий совокупный выпуск в промышленности и услугах, снизился с сентябрьских 53,7 до 47,1 в октябре (значение индекса более 50 свидетельствует о росте выпуска, а менее 50 – о его падении). Сдерживающее влияние будут оказывать и внутриэкономические факторы, в т.ч. и связанные с текущим политическим кризисом. Резкое снижение доступности кредитных ресурсов, а также недобор бюджетных доходов негативно отразится на строительном секторе. Постепенно будет исчерпываться и фактор хорошего урожая: уже по итогам 9 месяцев прирост сельского хозяйства замедлился с 7,9% до 4,9%, хотя ранее власти рассчитывали на его годовой рост на уровне 5,5%. Затруднительным может быть и продолжение практики по наращиванию складских запасов, поскольку значительная часть госпредприятий традиционно имеет хроническую проблему дефицита оборотных средств, формировать которые в условиях ухудшений условий кредитования будет все сложнее. Негативные тенденции начали проявляться и в части экспорта ИТ-услуг, прирост которого в августе существенно замедлился (источник). В таких условиях по октябрьскому прогнозу МВФ падение экономики Беларуси в 2020 году может достичь 3%. При этом восстановительный рост в следующем году ожидается на уровне 2,2%, что не позволит компенсировать наблюдаемое падение.

Правительство Беларуси также рассчитывает на восстановительный рост в 2021 году, основой которого должны стать рост доходов населения и увеличение инвестиций (при этом его оценка более скромная – прирост ВВП на 1,8%). Власти заявляют о намерении начать новый инвестиционный цикл, который по задумке Правительства помимо прямого увеличения ВВП должен сыграть роль по повышению инвестиционной привлекательности страны. Премьер Роман Головченко заявляет о необходимости в целом повысить уровень инвестиций в основной капитал до уровня 25% ВВП (источник). По оценкам властей это должно привести к ускорению экономического роста в стране и обеспечит годовой прирост экономики до 6% к концу пятилетки. В рамках такой политики власти планируют, что инвестиции в основной капитал в 2021 году составят BYN 34 млрд, из которых 75% будет направлено на модернизацию и создание новых производств. Источниками финансирования инвестиций должны стать собственные средства предприятий, банковские кредиты, а также бюджетные ресурсы. Однако относительно каждого из указанных источников есть серьезные ограничения, ставящие под вопрос возможность такого роста. Так, финансовое положение большей части госсектора остается тяжелым, уровень рентабельности – крайне низким, а размер прибыли демонстрирует падение. В свою очередь возросшие политические риски снижают привлекательность инвестиций в национальную экономику для частного сектора. Рост ставок и ужесточение условий доступа к банковским кредитам снижает привлекательность и этого инструмента инвестиций. Под вопросом находится и способность властей сохранить в 2021 году текущий уровень бюджетных расходов на инвестиционные цели. По озвученным оценкам, власти планируют на следующий год дефицит бюджета на уровне 2-3% ВВП. Одним из источников финансирования этого дефицита заявляются накопленные остатки неизрасходованных ранее средств (по оценкам властей они превышают BYN 6 млрд). Однако возможность использования этих ресурсов правительством является ограниченной: часть средств хранится на валютных счетах Нацбанк и включено в ЗВР, соответственно их расходование приведет к сокращению валютных резервов. Другая часть средств размещена в госбанках, и по всей видимости уже использована ими для текущей кредитной деятельности. В таких условия у Правительства возрастает соблазн использовать для разгона экономики эмиссионные ресурсы.

Помимо вопроса с источниками финансирования открытым остается и вопрос наличия самих инвестиционных проектов, портфель которых, по некоторой информации, у Правительства на текущий момент не сформирован.

Риски экономической самостоятельности

Ключевые вопросы во взаимоотношениях с Россией пока находятся на паузе. Так, несмотря на излучаемый беларускими чиновниками оптимизм, нет никаких деталей о переговорах по цене на газ на 2021 год. Под вопросом остаются и сроки предоставления заявленного кредита правительства России. Несмотря на анонсирование активизации, работа по дорожным картам углубления интеграции в рамках Союзного государства остается замороженной. Нерешенным остается и вопрос будущего общего рынка энергетических товаров в ЕАЭС, вопрос которого беларуские власти активно продвигают в разрабатываемой стратегии развития этого интеграционного образования (источник).

В свою очередь беларуская сторона не спешит выполнять обещание по перенаправлению товарных потоков (в первую очередь нефтепродуктов) с портов Литвы в российские порты. Это обосновывается необходимостью договориться о более выгодных условиях по тарифам транспортировки и услугам.

Выводы

Сохранение ситуации политического кризиса сопровождается нарастанием рисков в финансовом секторе, связанных с оттоком средств из банковского сектора и достаточностью ресурсов для обслуживания госдолга. Частичное купирование данных рисков за счет ограничения кредитной активности снижает потенциал экономического роста. Желание властей ускорить экономику за счет наращивания инвестиций создает предпосылки для новых провальных инвестиционных проектов и возврата к практикам эмиссионного стимулирования экономики.

Logo_руна