Мониторинг положения в области экономической безопасности Беларуси (январь 2019 года)

1845
источник vdmsti.ru

Загрузить документ в PDF

Риски экономической самостоятельности

Ключевым вопросом повестки дня остаются беларуско-российские переговоры по компенсации потерь от налогового маневра. По результатам декабрьской встречи Александра Лукашенко и Владимира Путина каждой из сторон были созданы рабочие группы для выработки предложений по углублению экономической интеграции. В группы вошли различные чиновники экономического блока, депутаты, представители реального сектора (источник). При этом если российская группа планирует заняться ревизией текста союзного договора, определив в нем устаревшие положения и положения, дублирующиеся в договоре ЕАЭС (источник), то их беларуские коллеги вновь планируют сосредоточиться на вопросах энергетики и налогового маневра (источник).

Не изменилась и публичная позиция сторон: российские власти готовы финансировать запросы Беларуси только при активизации интеграционных процессов в области экономики. В частности министром иностранных дел России Лавровым вновь поднимался вопрос перехода на единую валюту и унификации налоговой политики (источник). Формально беларуская сторона заявляет о готовности к таких шагам, но исключительно на равноправных условиях. Например, эмиссии новой валюты на паритетных условиях, формировании консолидированной экономической политики с учетом особенностей модели беларуской экономики и т.д. (источник).

Одновременно с этим беларуские власти пытаются давить на Россию путем активизации сотрудничества с западными странами, намерениями поиска альтернативных поставщиков нефти и просто банальными угрозами потери «единственного союзника на западном направлении» (источник). При этом власти Беларуси выражают уверенность в достижении соглашения по компенсации уже в первом квартале 2019 года (источник). Именно такой вариант заложен в качестве базового сценария в очередном обзоре МВФ по развитию экономики Беларуси. С учетом неконструктивности переговоров об углублении интеграции в рамках Союзного государства, наиболее реальным вариантом достижения такого соглашения видится получение Беларусью компенсации в обмен на продажу российским компаниям некоторых крупных государственных производственных активов. Например, увеличение российской доли в беларуских НПЗ.

Риски финансовой нестабильности

Отсутствие компенсации потерь, связанных с налоговым маневром, является основным риском и для финансовой стабильности в краткосрочном периоде. Только удорожание закупаемой для переработки нефти приведет к росту импорта из Росси на сумму около USD 350 млн. При этом даже сложившийся в 2018 году баланс текущего счета (за 3 квартала 2018 года его дефицит составил 1,1% ВВП) оценивается МВФ на 2-3% ВВП ниже оптимального для Беларуси уровня, при котором балансируются интересы роста и стабильности внешнего долга. Исходя из этого, специалисты фонда также считают, что курс национальной валюты переоценен в настоящий момент на 10% (источник).

Ухудшение платежного баланса увеличивает и риски для внешнего долга, текущий размер которого МВФ также оценивает как избыточным. Так, фонд рекомендует сократить уровень госдолга с текущих 56% ВВП (с учетом размера госгарантий) до 50% ВВП, и в дальнейшем сохранять его на этом уровне. Даже при базовом сценарии МВФ, предполагающем получение компенсации от России, решение этой задачи потребует сокращения годовых расходов бюджета на уровне 1,5% ВВП, которое может быть достигнуто в течение 2-3 лет. При пессимистическом же сценарии такая бюджетная консолидации должна быть существенно более жесткая, поскольку в таком случае суммарный дефицит бюджета (включая квазифискальные расходы на поддержку предприятий госсектора) в 2019 году увеличится с 2,3% до 4% ВВП. В случае же стрессовой ситуации, сопровождающейся девальвацией национальной валюты на 30%, размер внешнего госдолга, по мнению МВФ, может и вовсе достичь 96% ВВП к 2023 году.

Уменьшение валютных поступлений усилит давление и на золотовалютные резервы, постепенное сокращение которых имеет все шансы продолжиться и в 2019 году. Так, за январь их размер уже уменьшился на USD 140 млн (источник). Возможно риски дальнейшего падения валютных резервов повлияли на готовность властей исполнять требования ЕФСР для получения последнего транша кредита. В январе наконец был принят ряд законодательных актов (например, о публичном обсуждении проектов правовых актов и прогнозировании последствий их принятия), принятие которых было условием программы ЕФСР, но ранее откладывалось.

Помимо рисков связанных с налоговым маневром значительное влияние на финансовую стабильность могут оказать и иные внешние риски: в первую очередь возможное ужесточение антироссийских санкций и дальнейшее ухудшение финансовых условий для развивающихся стран. И если вероятность усиления санкций остается существенной, а в свете выхода России из Договора с США о ракетах малой и средней дальности можно говорить и о ее росте, то ситуация на международных финансовых рынках демонстрирует тенденцию на изменение в лучшую сторону. Так, решение ФРС о паузе в политике повышения ставок (источник) поддержало инвестиционную привлекательность развивающихся рынков, что должно преломить тенденции прошлого года и привести к улучшению динамики их экономик.

На внутреннем рынке, несмотря на некоторое ухудшение, ситуация остается контролируемой. Ожидаемое в начале года ускорение инфляции, вызванное удорожанием продовольствия, инфляционным давлением из России и активным ростом зарплат в последние месяцы, по оценкам Нацбанка ослабнет ко второй половине года (источник). Негативные тенденции на валютном рынке также пока носят ограниченный характер: суммарный чистый спрос на валюту за январь составил порядка USD 30 млн, при этом население остается чистым ее продавцом (источник). В такой ситуации Нацбанк, несмотря на очевидное давление со стороны реального сектора, вновь сохранил ставку рефинансирования на уровне 10%, при этом заявив о высокой вероятности ее фиксации на текущем уровне до конца года либо даже возможном повышении. Кроме того, Нацбанк отменил контроль предельного уровня ставок по рублевым депозитам, введенный в начале 2018 года. Эта мера должна позволить банкам более эффективно реагировать на изменение настроений вкладчиков, что в текущих рыночных условиях скорее всего приведет к дальнейшему росту ставок на депозитном рынке.

В целом можно говорить о снижении рисков существенного смягчения монетарной политики в связи с приближающейся избирательной компанией. Судя по новостному фону (источник), Нацбанк побеждает в аппаратной борьбе против сторонников активного стимулирования экономического роста монетарными и бюджетными методами. В связи с этим высока вероятность, что Нацбанк сможет добиться политического мандат от А. Лукашенко на дальнейшее проведение политики, направленной на обеспечение финансовой стабильности и повышение доверия к национальной валюте. В частности, уже анонсируется перераспределение полномочий госорганов в пользу Нацбанка, что будет закреплено в специальном законодательном акте (источник).

Риски для экономического роста

К концу 2018 года динамика экономического роста существенно замедлилась, и по итогам года прирост ВВП составил 3% против запланированных властями 3,5%. Недостижение планового показателя правительство объясняет спадом в сельском хозяйстве, вызванном неблагоприятными погодными условиями (источник). Оптимистический план роста ВВП в 2019 году на уровне 4% планируется достичь за счет роста инвестиций (в особенности расходов на строительство АЭС) и увеличении экспорта (источник).

В очередном обзоре, посвященном состоянию экономики Беларуси, МВФ придерживается значительно более сдержанной позиции. Зафиксированный в 2018 года рост ВВП фонд считает в значительной мере конъюнктурным, достигнутым за счет благоприятных внешних условий. Важным фактором стал и рост внутреннего спроса, дальнейшая динамика которого с текущей скоростью за счет роста зарплат и потребительского кредитования невозможна без создания рисков для финансового сектора. Потенциал экономического роста даже при сохранении российских энергетических преференций МВФ оценивает на уровне около 2%. Более активной динамике экономики препятствуют низкая эффективность госсектора и демографические проблемы. Отсутствие же компенсации потерь от налогового маневра замедлит рост ВВП еще более значительно. Для повышения потенциала экономики специалисты фонда рекомендуют властям Беларуси воспользоваться благоприятным моментом и начать амбициозные структурные реформы, направленные на преобразования системы соцзащиты и повышение эффективности управления госимуществом. При этом меры властей по ужесточению финансовых условий работы госсектора (например, в текущем год планируется сократить кредитование госпрограмм на 35,5% (источник)), которые не сопровождаются соответствующими мерами соцподдержки, в стратегическом плане могут даже навредить реформам, подорвав к ним доверие в обществе.

Формально в январе власти действительно приступили к созданию совместной с Всемирным банком Дорожной карты структурных реформ. По заявлениям Правительства, данная карта может впоследствии стать базой для новой программы с МВФ. В то же время текущая политика властей пока не претерпела существенных корректировок: до местных властей все так же доводятся плановые показатели экономического развития (объем экспорта товаров и услуг, привлечение иностранных инвестиций) (источник), приватизационные планы сокращаются и остаются формальными. Более того просматривается тенденция фактического огосударствления ранее приватизированных предприятий за счет размытия долей миноритариев-физлиц. Отсутствует и какая-либо широкая общественная дискуссия, проводимая властями, о направлениях и мерах структурных реформ в госсекторе.

Выводы

Вопрос получения компенсации потерь от налогового маневра в России по-прежнему остается ключевым с точки зрения рисков для экономического роста и стабильности финансовой системы. Сохранение жесткой переговорной позиции России может потребовать от беларуских властей продажи некоторых объектов госсобственности или согласия на ограничение экономического суверенитета. В тоже время вероятность ослабления монетарной и бюджетной политики в предвыборный период несколько уменьшается на фоне усиления аппаратной роли Нацбанка.

Logo_руна