Мониторинг положения в области экономической безопасности Беларуси (январь 2020 года)

1067

Загрузить документ в PDF

Риски экономической самостоятельности

Ключевой темой января стал отказ беларуских властей от закупок нефти у большинства российских нефтяных компаний. Камнем преткновения остается премия компаний за долгосрочность контрактов, которая по некоторым данным составляет от USD 10 до USD 20 за тонну (источник), и оплачивать которую беларуские власти отказываются. В итоге поставками нефть в Беларусь в январе занимались лишь 2 российские компании, связанные с олигархом Михаилом Гуцериевым, который в свою очередь является другом Александра Лукашенко. Объем данных поставок покрывал потребности Беларуси менее чем на треть – по разным данным в январе они составили от 400 до 650 тыс. тонн при ежемесячной потребности беларуского нефтеперерабатывающего сектора в размере от 1,5 млн тонн. При этом компенсировать выпавший объем за счет альтернативных источников так и не удалось, что свидетельствует о спонтанности решения об отказе от российской нефти и неготовности Правительства Беларуси к нему. Единственной альтернативной поставкой в январе стала разовая закупка норвежской нефти: ее объем оказался достаточно небольшой (86 тыс. тонн (источник)), а экономическую составляющую сделку власти так и не раскрыли.

Сложившаяся ситуация стала результатом разногласий относительно углубления беларуско-российской интеграции. Кардинальное изменение условий работы в нефтегазовом секторе (в частности снижение цен на газ до внутрироссийских и получение беларускими НПЗ компенсаций за налоговый маневр из российского бюджета) рассматривается российскими властями лишь в связке с подписанием Беларусью дорожных карт интеграции. В тоже время предлагаемые Россией направления интеграции (общая валюта, единая налоговая и бюджетная система, создание наднациональных органов) являются неприемлемыми для беларуской стороны. Попытки урегулировать ситуацию на политическом уровне (в частности исключить пункты, угрожающие национальному суверенитету Беларуси из программы интеграции, или вообще отвязать условия поставок нефти и газа от вопросов развития т.н. «союзного государства») оказались безуспешными. Позиция России не изменилась и по результатам очередной встречи Владимира Путина и А. Лукашенко, которая состоялась 07.02.2020 в Сочи и по ожиданиям беларуской стороны должна была стать «моментом истины» (источник). Без углубления интеграции Россия готова пролонгировать на весь год действующее газовое соглашение, устанавливающее цену на уровне USD 127 за тыс. куб м, и поставлять нефть в Беларусь на условиях 2019 года: по рыночной цене за вычетом экспортной пошлины плюс премия компаний-поставщиков (источник).

С точки зрения экономической целесообразности выбора действий для беларуских властей в сложившейся ситуации фактически нет. Безусловно, экономическая обоснованность диверсификации закупок нефти будет расти в среднесрочном периоде по мере завершения налогового маневра в России, однако на текущий момент российская нефть все еще остается значительно дешевле конкурентов, и отказ от ее покупки негативно влияет на экономику Беларуси. Условия, близкие к российским, в силу вхождения в ЕАЭС могли бы предложить и казахстанские поставщики, однако на данный момент нет ясности ни с потенциальным объемом таким поставок (изначально шла речь про импорт от 1 до 3,5 млн тонн нефти и нефтепродуктов (источник)), ни с возможностью транспортировки нефти через территорию России. В целом полноценное обеспечение беларуской промышленности нероссийской нефтью является логистически сложной задачей, решить которую в сжатые сроки власти пока не могут. Обратной стороной постепенного сокращения энергетических преференций можно считать ослабление зависимости беларуской экономики от России, а также усиление стимулов для ускорения структурных реформ.

Риски финансовой нестабильности

Существенные опасения вызывает ухудшение результатов внешней торговли. Так, отрицательное сальдо внешней торговли товарами по результатам декабря превысило USD 1,25 млрд, что является наихудшим показателем с кризисного декабря 2014 года. Результаты января даже на фоне теплой зимы и сокращения импорта газа скорее всего также окажутся слабыми из-за проседания экспорта нефтепродуктов и сырой нефти, а также сокращения поставок калийных удобрений. Так, по словам руководства «Беларуськалия» предприятие вынуждено временно сократить выработку калийных солей на 30% из-за отсутствия контракта с китайскими покупателями, заключение которого может еще оттянуться по причине распространения коронавируса в Китае (источник).

Заметное ухудшение ситуации во внешнем секторе уже отражается на валютном рынке страны. Так, по результатам января уже второй месяц подряд наблюдается ситуация чистого спроса на валюту как со стороны населения (почти USD 45 млн), так и юрлиц-резидентов (USD 24 млн). В результате беларуский рубль с начала года заметно ослаб как к корзине валют (по состоянию на 10 февраля на 1,64%), так и к доллару США (на 3,45%).

Складывающаяся ситуация может существенно сказаться на планах властей по дедолларизации экономики. Вал плохих новостей способен в очередной раз развернуть динамику доверия населения к национальной валюте. Помимо отсутствия договоренностей с Россией и падения курса рубля в начале года, к таким плохим новостям можно отнести и сокращение размера золотовалютных резервов (минус USD 150 млн за январь (источник)), и рост госдолга по итогам 2019 года (плюс USD 200 млн (источник)), и ожидаемое в первом квартале ускорение инфляции. В результате возрастает вероятность повторения ситуации начала прошлого года, когда на фоне ускорения инфляции наблюдался рост кредитных и депозитных ставок. При этом текущая ситуация характеризуется фундаментально худшими условиями: как экономическими (в первую очередь ухудшение результатов во внешней торговле), так и политическими. В частности, на фоне приближающихся выборов у властей сокращается арсенал политически приемлемых мер (например, повышение ставки рефинансирования и ограничение кредитной активности), при этом использование мер, способных спровоцировать ускорение инфляции, наоборот расширяется (в частности, сохранение вместо запланированной отмены практики директивного кредитование, а также рост участия коммерческих банков в этом процессе (источник)).

Значительные проблемы для экономики в случае ухудшения внешних условий могут создать и кредитные риски, связанные с возможным ростом количества неплатежеспособных заемщиков. По расчетам Нацбанка при стрессовом сценарии (замедление роста мировой экономики и дальнейшее ухудшение условий внешней торговли) размер необслуживаемых долгов в банковской системе может возрасти до 10% (источник). Это создаст существенную угрозу для банковской системы и финансовой стабильности страны в целом.

Риски для экономического роста

Рост экономики Беларуси по итогам 2019 года составил 1,2%, что ниже как целевого показателя (4%), так и консервативного прогноза, использованного при планировании бюджета (2,1%).

По результатам января с большой долей вероятности и вовсе будет зафиксирован экономический спад. Основными факторами замедления экономической активности станут все те же проблемы с производством нефтепродуктов и калийных удобрений, а также сокращение выработки энергии из-за теплой зимы. При этом правительственные чиновники уже сейчас заявляют, что и в текущем году достичь целевого показателя роста 2,8% будет очень сложно (источник).

На фоне проблемы низкого экономического роста усиливаются противоречия внутри экономических властей относительно необходимых мер, призванных повысить эффективность экономики страны, и в первую очередь ее масштабного госсектора. Так, Нацбанк и экономический блок Правительства продолжают рассматривать снижение роли государства и ужесточение бюджетных ограничений для предприятий как основу повышения производительности в экономике. Так, принятая Нацбанком стратегия повышения доверия к национальной валюте предполагает усиление финансовой дисциплины и вывод с рынка неэффективных предприятий, в том числе путем их ликвидации (источник). В свою очередь Премьер-министр Сергей Румас критикует разрабатываемую программу развития экономики на ближайшие 5 лет из-за превалирования в ней консервативного подхода, не предполагающего изменение структуры экономики и роли государства в ней (источник).

В тоже время иной точки зрения придерживается А. Лукашенко и его администрация. Так, А. Лукашенко в свойственной эмоциональной манере раскритиковал «стенания» о необходимости существенных реформ и высказался за сохранение существующей экономической системы (источник). В рамках данной концепции были приняты и некоторые важные решения, касающиеся господдержки проблемных инвестиционных проектов (источник), а также развития сельхозсектора Витебской области. Спасать проблемные сельхозорганизации региона (их набралось 130 при общей численности 240 сельхозорганизаций) планируется путем их присоединения к 7 перерабатывающим предприятиям (надо отметить, также далеко не самым успешным) (источник). Накопленные сельхозпредприятими долги предполагается передать специальной организации по управлению долгами и списать их с балансов предприятий (источник). Фактически власти предполагают перенести в сельхозотрасль практику создания холдингов, ранее активно применяемую в промышленности и не давшую там заметных положительных результатов. При этом предполагается, что важную роль в управлении данными холдингами должны играть местные органы власти, в частности председатель местного райисполкома. Примером волюнтаристских решений можно считать и планируемое ограничение рентабельности в жилищном строительстве на уровне не более 5%, и обсуждаемые меры по борьбе с посредничеством. Не вызывает оптимизма и назначение новым замглавы администрации президента Валерия Бельского, известного сторонника господдержки экономики, в т.ч. с помощью т.н. «канализированной эмиссии» (источник).

На этом фоне Правительством была прекращена совместная работа с Всемирным банком по разработке дорожной карты мер по повышению эффективности экономики. Ранее Правительство рассматривало данный документ в качестве возможного базиса для начала новой кредитной программы с МВФ. Однако результаты работы экспертных групп так и не были финализированы, хотя и Вице-премьер Дмитрий Крутой обещал использовать наработки при формировании программы на ближайшую пятилетку (источник). Фактически Правительство не смогло взять на себя даже символическое обязательство по реформированию экономики в соответствии с рекомендациями международных фондов.

Выводы

Оперативные риски связаны ухудшением результатов внешней торговли, обусловленные в т.ч. и отказом властей Беларуси от импорта российской нефти. На фоне замедления экономического роста и приближающихся президентских выборов возрастает вероятность расширения практик поддержки госсектора экономики, создающих потенциал для ускорения инфляции.

Logo_руна