Мониторинг положения в области экономической безопасности.

577

Загрузить документ в PDF.

Важнейшие события месяца. Главным разочарованием месяца стало резкое и во многом неожиданное ослабление российского рубля (с RUR 32,66 руб. до RUR 35,18 за USD). В рамках перехода к политике таргетирования инфляции Центробанк России с начала года принял решение снизить своё участие в валютном курсообразовании. На этом фоне негативная ситуация на рынках развивающихся стран, вызванная ожидаемым ужесточением монетарной политики ФРС США, вместе с сезонным избытком рублевой ликвидности у российских банков спровоцировало ситуацию ажиотажного, а порой и близкого к паническому, спроса на валюту. В итоге ЦБ России все же вернулся к активным валютным интервенциям, и уже в первой половине февраля ситуация должна стабилизироваться, даже вполне вероятен обратный откат рубля.

Такая ситуация с российской валютой разрушила планы Правительства Беларуси, которое по мнению многих аналитиков намеревалось с начала 2014 года снизить темпы плавной девальвации, чтобы наконец создать условия для удешевления кредитов в беларуских рублях. Однако темпы ослабления беларуского рубля к доллару в итоге не изменились (оказались в привычном диапазоне и составили +120 рублей), что было недостаточно для сохранения паритета к российской валюте. И хотя ставки на всех сегментах денежного рынка в январе несколько упали, их размер остается фактически запретительным для долгосрочного кредитования.

Неоднозначные события произошли в январе в банковской сфере. Наиболее нашумевшим стало решение Нацбанка запретить выдачу валютных кредитов в иностранной валюте для расчётов с резидентами (источник). Такая мера регулятора является вынужденной и направлена на сдерживание роста плохих долгов в банковской системе, поскольку ситуация с неконтролируемым ростом валютных кредитов стала пугающей. Ввести данное ограничение властям рекомендовали специалисты как МВФ, так и АФ ЕврАзЭС, но реакция на неё в бизнес-среде (при чем независимо от форм собственности) была резко отрицательной. Надежде Ермаковой даже пришлось публично отстаивать необходимость этой меры (источник). Долго ли будет действовать запрет (а опыт ограничения валютных кредитов за последние годы уже не первый и каждый раз они отменялись под нажимом Правительства) и насколько он будет эффективна, покажет статистика ближайших месяцев.

Динамика развития положения за месяц. Как мы писали в предыдущем обзоре, золото-валютные резервы (далее по тексту ЗВР) страны по итогам последнего месяца 2013 года показали рост, обеспеченный получением российского кредита в сумме USD 440 млн. (как позже выяснилось, это был бридж-кредит банка ВТБ на период до получения непосредственно кредита Правительства России (источник)). Однако статистические данные, вышедшие в январе, показали, что стабильность в последнем месяце 2013 года обошлась властям страны на самом деле дороже, поскольку Нацбанком дополнительно были привлечены средства нерезидентов в размере около USD 500 млн. (источник). Удивительно, но Нацбанк отказался разглашать источник средств и способ их привлечения. Некоторые специалисты высказывали мнение, что это мог быть китайский кредит, про который власти говорили ещё в начале осени. Ситуация могла проясниться во время визита Премьер-министра Михаила Мясниковича в Китай, тем более ранее и Лукашенко, и Ермакова анонсировали согласование во время этого визита окончательных параметров кредитной помощи Беларуси. Однако в потоке новостей кредитная тема так и не была озвучена.

Негативной оказалась и статистика внешней торговли товарами за декабрь, ситуация в которой серьёзно влияет на девальвационные ожидания в экономике. Отрицательное сальдо торговли товарами превысило USD 900 млн., что является худшим результатом за последние 2 года (источник). Тут правда стоит отметить, что декабрь традиционно является плохим месяцем для внешней торговли, когда наблюдается рост потребительского и инвестиционного импорта в преддверии праздников и за счёт активного дофинансирования бюджетных программ. Кроме того, статистику подпортил резкий рост импорта нефти в декабре (источник), который не вызвал аналогичный рост экспорта из-за временного лага на производство нефтепродуктов. Впрочем, такой рост импорта нефти положительно скажется на внешней торговле уже по итогам января, и нам стоит ожидать существенного её улучшения.

Также стоит выделить рекапитализацию Правительством крупнейших госбанков, занятых в финансировании программ властей по льготным ставкам кредитов (источник). Ещё в июне 2013 года власти обещали МВФ, что в конце года данная операция (во многом традиционная) проводиться не будет. Однако дестабилизация ситуации на денежном рынке во второй половине 2013 года вынудила пойти на экстраординарные меры: сначала из-за катастрофического дефицита ликвидности госбанки были освобождены от формирования резервных фондов, а под самый Новый год было осуществлено пополнение их капиталов. Частично данная процедура была осуществлена за счёт средств бюджета, что, в общем-то, не несёт эмиссионного эффекта и в целом является вполне приемлемым. Докапитализация банков, традиционные предновогодние бюджетные траты и снижение градуса девальвационных ожиданий привели к ситуации избытка ликвидности в банковской системе и способствовали некоторой нормализации ставок на денежном рынке, что, впрочем, может оказаться временным явлением.

Конец января и первые числа февраля ознаменовались несколькими знаменательными совещаниями с участием представителей экономических властей, которые были посвящены развитию промышленного сектора страны. Мероприятия отчётливо показали, что стратегия и тактика властей абсолютно не изменилась: проблему эффективности экономики и конкурентоспособности отечественной продукции они собираются решать масштабными госинвестициями, словесными увещеваниями и усилением дисциплины (источник). Усилилось давление и на само Правительство, поскольку ему отведён крайний срок на улучшение ситуации в промышленности до 01.04.2014. Материалы совещаний показывают, что в системе экономических властей назрел серьёзный конфликт по вопросу размера ставок кредитов. Правительство, Комитет госконтроля, а также руководители предприятий публично выступили с критикой Нацбанка и всей банковской системы, требуя сделать кредиты доступнее и снизить рентабельность банковского капитала (источник). Судя по всему, А. Лукашенко в этом вопросе всё же поддержал банкиров, однако опасения по поводу возможных волюнтаристских действий остались. Формально у Правительства есть собственные рычаги создания эмиссионных денег (депозиты Минфина в Нацбанке, по факту представляющие собой рублевый эквивалент ЗВР страны), которым оно может воспользоваться без согласования с Нацбанком.

Выводы. По итогам января можно констатировать, что никакого улучшения ситуации в экономике страны не наблюдается. Предновогодний валютный ажиотаж предсказуемо спал, но принципиально ситуация не изменилась. И без того низкий экономический рост, вызванный структурной неэффективностью экономики, тормозится высокими процентными ставками на денежном рынке. Последние являются объективным отражением ожиданий экономических агентов и без кардинальных мер (резкий рост ЗВР или кардинальная смена экономической политики) не снизятся до приемлемого уровня. Удивляет заявление А. Лукашенко о том, что по объективным причинам скорость роста экономики и доходов населения страны вряд ли уже достигнет былых размеров (источник). В условиях отставания Беларуси по уровню экономического развития практических от всех соседей, такая установка не является допустимой и провоцирует ещё большее отставание. Думается, это попытка легитимировать просчёты Правительства страны в предвыборный период и возврат к вопросу ускоренного роста экономики всё же произойдет.

 

Logo_руна