Морской гамбит России и угрозы региональной безопасности

598

Вы прочитаете этот материал за 2 минуты

Россия отпустила украинских моряков и других удерживаемых ею граждан Украины в обмен на симметричные действия Киева.

Однако, открытым остается вопрос возврата украинских кораблей, согласно решению морского трибунала, которые остаются в качестве «вещдоков» у российской стороны.

Подобные половинчатые исполнения Россией решений международных судов, выводят ситуацию из правового поля в поле даже не международных, а межличностных отношений лидеров. Сохранение подобной практики приведет к дальнейшей дефрагментации мира и главное — нивелированию норм международного права, которое выступало последние несколько десятилетий ключевой формой регулирования международных отношений. И обеспечивало интересы малых и средних стран.

На сегодняшний день Россия в своих попытках удержаться в международном пуле, вынуждена практиковать двойные стандарты в своей международной политике. Которые с одной стороны подчеркивают «исключительность» норм международного права для стран ядерного клуба и «избирательность» этих норм для всех остальных стран.

Россия не признала юрисдикцию морского трибунала в азово-черноморском регионе в конфликте с Украиной, но признает его юрисдикции когда защищает свои интересы на море в спорах с более крупными игроками.

Подобная практика ведет к формированию в «зоне интересов» Москвы особого правового режима, который позволяет не только контролировать ситуацию в регионе, но и ограничивает суверенитет любой страны, оказавшейся в зоне российских интересов.

Основным инструментом формирования и контроля зоны исключительных интересов сегодня выступают «вооруженные конфликты» с явным или скрытым участием российских вооруженных сил, а также «угроза силой», постоянно демонстрируемая Россией своим соседям.

В этом контексте Молдова, Грузия, Украина в процессе строительства  своей государственности столкнулись с прямой агрессией РФ, что значительно ограничило возможности наших стран реализовать свой суверенитет в плане выбора геополитических партнеров и военных союзов.

В то же время, Беларусь пытается доказать, что российские аппетиты имеют свои границы и выбрала путь самостоятельного ограничения суверенитета прикрывая этот процесс своим геостратегическим выбором и союзническими обязательствами. Однако, как показывает практика, граница аппетитов РФ лежит далеко за рамками экономической интеграции, которая тоже имеет свою красную линию, за которой беларуская социалистическая модель экономики, при всей ее привлекательности, входит в конфликт с интересами «капиталистических пираний» российских финансово-промышленных групп.

Развернувшееся эпическое сражение союзников за экономическую «справедливость» вокруг «налогового маневра» лишь подтверждает нашу гипотезу, что на постсоветском пространстве в зоне «исключительных интересов» РФ будет действовать лишь одно право – «право силы» и существуют интересы только РФ.

Сегодня уже можно смело говорить, что вся российская региональная политика направлена на ограничение суверенитета всех стран постсоветского пространства. Выведение, инициированных Россией локальных конфликтов из международного правового поля, через использование своего права вето в Совбезе ООН, демонстрирует отсутствие механизмов защиты международного права для внеблоковых стран.

Дмитрий Громаков, социолог, эксперт по публичным коммуникациям, Украина, специально для Belarus Security Blog

Logo_руна