«На границе тучи ходят хмуро»

1827

Вы прочитаете этот материал за 5 минут.

22.11.2016 в Минске прошла коллегия Министерств иностранных дел Беларуси и России. Одной из тем переговоров стала ситуация на беларуско-российской границе: с сентября месяца текущего года российская сторона приостановила пропуск на свою территорию иностранцев из Беларуси.

Причины. Российские должностные лица объясняют принятое решение отсутствием на границе международных пунктов пропуска и необходимостью усиления борьбы с терроризмом. Между тем, предыдущие 20 лет эти проблемы в повестке дня не возникали.

Реальной же причиной является попытка России принудить Беларусь к созданию единого визового пространства так называемого Союзного государства. При этом российский Министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что российская сторона «очень давно продвигает идею единого визового пространства». Правда, забыл упомянуть, что первоначальным проводником инициативы был Госсекретарь этого самого Союзного государства Григорий Рапота. Официальный Минск предпочёл активность генерал-лейтенанта Службы внешней разведки России Г. Рапоты проигнорировать. Однако, по прошествии нескольких лет в решение вопроса напрямую подключился Кремль.

Стоит обратить внимание, что после коллегии МИДов Беларуси и России генерал Рапота развил весьма бурную информационную активность на тему создания уже в скором времени единого визового пространства наших стран. От обсуждения чего беларуские чиновники предпочитают откреститься, ссылаясь на то, что должны собраться некие эксперты, которые что-нибудь придумают. А что они придумают – сие есть тайна превеликая. Никто не знает — на то они и эксперты.

Шансы. Создание единого визового пространства предполагает скоординированную, а де-факто – единую политику в этом вопросе двух стран. В силу разницы в весовых категориях Беларуси и России, это будет означать передачу части национального суверенитета Москве. Что само по себе абсолютно неприемлемо.

Во-первых, вопросы визовой либерализации являются тем полем, на котором официальный Минск ведёт игру по улучшению отношений с Западом. Во-вторых, вся ситуация откровенно напоминает шантаж. Вопрос единой визовой политики артикулирован Кремлём в предельно неудобный для беларуского режима период, когда последний пытается доказать западным столицам высокий уровень своей самостоятельности от Москвы. Напомним, что многие круги на Западе рассматривают Беларусь в качестве фактического вассала России. Игнорируя при этом сложный характер беларуско-российских отношений, где конфликт и сотрудничество одновременно являются нормой. В-третьих, в Минске понимают, что дав слабину в визовом вопросе, беларуские власти вызовут поток новых требований и ультиматумов. В-четвёртых, если вопросы визовой политики будут решаться в Москве, то значительную часть чиновников беларуского МИДа можно будет сократить за ненадобностью. Таким образом, даже узковедомственные интересы требуют от беларуской дипломатии стойкости.

Можно спрогнозировать повторение ситуации с российской авиабазой: долгий период разработки и согласования на экспертном уровне соглашений и механизмов о едином визовом пространстве, затем длительное молчание Александра Лукашенко. А в конце, когда ситуация затянется до неприличия даже по меркам беларуско-российских отношений, публичное дезавуирование всех ранее достигнутых соглашений.

«Если друг оказался вдруг». Беларуская сторона, безусловно, заинтересована в скорейшем решении проблемы передвижения через границу с Россией для граждан третьих стран. Однако, не любой ценой. И уж точно не ценой единого визового пространства.

Между тем, ситуация требует хотя бы временного решения. Иначе это будет означать конфликт уже на политическом уровне. Российская сторона не исключает возможности открытия временных международных пунктов пропуска (далее по тексту ВМПП) на границе с Беларусью для граждан третьих стран. Соответствующее решение может быть принято в ближайший месяц.

Можно с высокой долей уверенности предположить, что создание ВМПП на беларуско-российской границе станет первым шагом по развертыванию полноценного пограничного контроля на границе между двумя странами. Объективно возникнут ситуации, когда граждане третьих стран будут пытаться проникнуть в Россию в обход этих пунктов. Что поставит на повестку дня вопрос охраны зеленой границы. И её соответствующего  инженерного оборудования.

Безусловно, этот процесс займёт много лет. Однако само по себе это не будет иметь значения. Значение имеет как раз решение начать процесс организации охраны границы. Что позволит российской пропаганде выстроить логическую цепочку: Беларусь пропускает в Россию иностранцев и террористов, Россия вынуждено отгораживается от Беларуси по вине последней, Беларусь более не является дружественной страной. Это разрушит в значительной мере симпатии российского общества к беларусам и А. Лукашенко лично. Пока что к Беларуси настроения на уровне рядовых граждан весьма дружественные, а Лукашенко – самый популярный иностранный политик в России. Понижение уровня этих симпатий  развяжет Кремлю руки в проведении более жесткой политики в отношении Минска. При этом уровень такой жесткости будет определяться в Москвой в широком диапазоне: от простого уменьшения преференций, до проведения открыто враждебной политики по примеру той, которая имела место в отношении Украины и Грузии в нулевых годах.

Увы, но в России телевизор по-прежнему побеждает холодильник. А значит, может возникнуть потребность в новых врагах.

Что придется сделать. Остается надежда, что ситуация на границе — лишь очередная попытка надавить на официальный Минск. И Кремль, как это ранее бывало не раз, отступит. Правда, невнятные результаты визита А. Лукашенко в Москву 23.11.2016 особого оптимизма не вселяют.

С  момента выхода российских пограничников на зеленую границу беларуским властям придется принять симметричные меры. И дело не ограничится только пограничной охраной. Возникнет потребность в пересмотре численности национальной армии и географии её дислокации.

А потому, настало время и для беларуской государственной пропаганды начать продвигать идею необходимости контроля на восточной границе. И того, что в условиях текущей ситуации в Восточной Европе наращивание военного потенциала, в том числе и численного, является необходимым.

Однако, граница крепка не только пограничниками и военными, но в первую очередь – надежностью населения приграничных регионов. Центральным властям необходимо вспомнить, что помимо Минска, областных центров и деревни Александрия в Беларуси есть и другие города и сёла. Во многих из которых ситуация настолько плоха, что авторитет и доверие беларуским властям там в значительной мере подорваны. Это касается и 17 административных районов вдоль границы с Россией.

Logo_руна