НАТО: об итогах деятельности в 2013 и перспективах развития.

1234

Генеральный секретарь НАТО А. Фог Расмуссен выступил с очередным докладом о результатах деятельности блока в прошедшем году и планах на перспективу (читать). Ряд моментов представляют интерес и позволяют понять ситуацию внутри альянса.

НАТО осуществляет обширные совместные военно-технические программы. Идёт работа в 29 областях, начиная с высокоточных управляемых боеприпасов и заканчивая патрульными летательными аппаратами; 2 проекта уже завершены. Продолжается и будет продолжаться создание системы ПРО. Большая роль руководством организации отводится  киберзащите.

Пресловутая оптимизация, продиктованная бюджетными ограничениями, коснулась и НАТО: идёт реформа структуры органов военного управления блока, агентств и штаб-квартиры в Брюсселе.

Из доклада Генсека можно сделать вывод о тех направлениях, которые вызывают наибольшую тревогу у руководства альянса: терроризм, пиратство, дестабилизация соседних регионов, распространение ракетных технологий и кибератаки. При этом проблемным моментом является сжатие военных ассигнований европейских членов блока. Бюджетные ограничения сдерживают развитие потенциалов разведки, наблюдения и рекогносцировки, транспортных перевозок, ПРО.  А. Фог Расмуссен определил данные потенциалы как критически важные для НАТО. Стоит отметить, что неудовлетворительное положение с транспортной авиацией европейских членов НАТО длится уже не первый год. И до сих пор разрешения не получило. Основная надежда на выправление ситуации видится Расмуссену в оживлении европейской экономики и ответственной политике элит континента в области безопасности. От этого зависит сохранение за НАТО статуса ведущей военно-политической силы планеты.

Большие надежды возлагаются и на развитие сотрудничества с государствами-партнёрами, что позволит облегчить бремя ответственности и расходов НАТО. Достаточно сказать, что операция в Афганистане объединила  более четверти стран мира (28 государств-членов НАТО и 22 страны-партнёра) в самой крупной коалиции в современной истории. Опыт взаимодействия будет использован в политике сохранения союзнических отношений между этими 50-ю государствами и после окончание боевой миссии в Афганистане. Фактически, речь может идти о формате «НАТО+», при котором альянс и его соратники по Афганистану сохранят военно-политическое взаимодействие и в будущем, чтобы «…мы были готовы действовать совместно, когда нас призовут».

В зону внимания руководства альянса попадает и проблема различия уровня подготовки союзников по НАТО как часть инициативы «Сопряженные силы». Т.е. речь идёт о выравнивании уровня профессионализма военнослужащих блока с тем, чтобы они могли выполнять задания равной сложности. Чего сейчас не наблюдается. 

Кризисы и конфликты за пределами границ НАТО могут стать прямой угрозой безопасности территории и населения Североатлантического союза. Это диктует продолжение политики проведения экспедиционных операций НАТО в рамках миротворчества и стабилизации постконфликтных ситуаций.

Продолжится реализация инициативы «Умная оборона», которая направлена на приобретение и сохранение ряда возможностей, в которых нуждается Североатлантический союз.

Инициатива НАТО по объединенной системе разведки, наблюдения и рекогносцировки призвана создать объединенное информационное поле альянса. Это позволит вести скоординированный сбор, обработку, распространение и обмен данными. Инициатива обеспечит общие стандарты в вышеназванных областях.

Наиболее остро стоит проблема поддержания оборонных расходов на должном уровне. Это имеет принципиально важное значение для обеспечения безопасности всего НАТО. Дальнейшее сокращение военных бюджетов рискует подорвать усилия блока по обеспечению современного и дееспособного Североатлантического союза. Принципы коллективной обороны требуют от членов организации вносить справедливый вклад в обеспечение сил и средств, необходимых для выполнения функций и задач, согласованных в программных документах союзников. Диспаритет в оборонных расходах в Североатлантическом союзе увеличивается: с 2007 года (взятого за основу как докризисный период) по 2013 год доля расходов США выросла с 68 до 73 процентов. В 2013 году доля европейских стран в общих оборонных расходах НАТО продолжала в целом снижаться. Для сравнения: оборонные расходы России составляют 96-97% от общих расходов по ОДКБ.

Страны НАТО согласовали два руководящих показателя оборонных расходов: государства-члены должны выделять минимум 2 % ВВП на оборону; по меньшей мере 20 % от этих средств должны быть ассигнованы на закупку вооружений и военной техники. Однако, принять на себя обязательства и их выполнять – большая разница. В 2013 году только три государства-члена вышли на заданную 2-процентную отметку, а в 2007 году их было пять.

В целом доклад оставляет впечатление того, что НАТО находится в кризисе. Снижение военных расходов влечет далеко идущие последствия как для национальной, так и для коллективной обороны. Пока руководство альянса пытается сохранить оптимизм и надеется на сознательность своих членов, прежде всего из стран ЕС.

Кстати, небезынтересно отметить, что Беларусь в докладе А. Фог Расмуссена не упоминалась вообще. В отличие, например, от Монголии.

Logo_руна