Некоторые итоги форума «Армия-2018»

2036

Вы прочитаете этот материал за 12 минут

С 21 по 26 августа 2018 г. в России, в Конгрессно-выставочном центре «Патриот», на аэродроме Кубинка, полигоне Алабино и озере Комсомольском, прошел Международный военно-технический форум «Армия-2018». Участие в форуме приняли представители 118 стран, в т.ч. 102 официальные военные делегации, 18 из которых возглавляли руководители оборонных ведомств, а также 1254 предприятия и организации, которые представили 26459 образцов продукции военного и двойного назначения. Кроме России, свои выставочные экспозиции представили Армения, Беларусь, Индия, Казахстан, Китай, Пакистан, Словакия и Турция. Также на форуме была представлена продукция оборонных предприятий Андорры, Бразилии, Великобритании, Вьетнама, ФРГ, Ирана, Франции, Чехии, Таиланда и Сингапура.

Продукция предприятий российского оборонно-промышленного комплекса (ОПК) была выставлена на территории Конгрессно-выставочного центра «Патриот»: 295 единиц вооружения, военной и специальной техники, используемых в Вооруженных Силах России, а также 2025 единиц техники гражданского и двойного назначения, выпускаемых российскими предприятиями, из которых 36 были позиционированы как «новейшие и перспективные образцы вооружения и военной техники российской армии», в т.ч.: танк Т-14 «Армата», бронемашина Т-15 с новым боевым модулем «Кинжал», самоходный зенитный артиллерийский комплекс 2С38 «Деривация-ПВО» (кстати, с оптико-электронной системой обнаружения и прицеливания беларуского ОАО «Пеленг»), зенитные ракетные комплексы «Тор-М2ДТ» и «Бук-М3», зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С1», самоходная гаубица «Коалиция-СВ», самоходная противотанковая пушка 2С25М «Спрут-СДМ1», бронетранспортер «Бумеранг», гусеничный бронетранспортер БТ-3Ф, боевая машина пехоты «Курганец-25», боевая машина десанта БМД-4М с новым боевым модулем «Синица», гусеничный вездеход ТМ-140, переносной зенитный ракетный комплекс 9К333 «Верба», армейские снегоходы в арктической версии и др. (О том насколько эти образцы новые – в следующей публикации).

Помимо выставки вооружения, военной и специальной техники, на полигоне Алабино, озере Комсомольском и аэродроме Кубинка было проведено шоу «Вежливые люди» в ходе которого иностранным делегациям были продемонстрированы огневые и маневренные возможности 288 единиц российской военной техники, которая опять-таки позиционировалась как «новейшая и перспективная»: танков Т-90М и Т-80БВМ, боевых машин пехоты БМП-1АМ «Басурманин» и БМП-2 с боевым отделением «Бережок», бронеавтомобилей «Тигр-М» и «Рысь», сверхлегкой ударной машины «Эскадрон», робототехнического комплекса «Нерехта», зенитных установок ЗУ-23М «Спарка» и самоходной «Шилка-М4», сверхлегкой ударной машины багги «Эскадрон», самоходных артиллерийского орудия «Нона-С» и гаубицы 2С34 «Хоста», а также армейских грузовиков и тягачей Урал и «КамАЗ», в том числе и гигантского специального колесного шасси КамАЗ-7850 (проект «Платформа-О») с колесной формулой 16×16 и грузоподъемностью 85 т (о нем – чуть ниже).

В дополнение к демонстрации возможностей военной техники, на войсковом стрельбище полигона Алабино иностранным делегациям была предоставлена возможность «опробовать в деле» стрелковое оружие тульского производства, которой они активно и воспользовались – за пять дней было израсходовано 70 тыс. патронов, в т.ч. 18 тыс. для перспективных снайперских комплексов и пулеметов.

Также на аэродроме Кубинка состоялись показательные полеты российских пилотажных групп «Стрижи», «Русские витязи» и «Беркуты» и китайской пилотажной группы «Первое августа».

Пожалуй, самым главным итогом форума стало подписание Министерством обороны России 31 государственного контракта с 20 предприятиями ОПК на общую сумму более 130 млрд рублей. О каких-либо контрактах, заключенных иностранными «потенциальными покупателями» с российскими предприятиями ОПК, СМИ не упоминают, хотя работу форума освещали свыше 2,3 тыс. их представителей.

Накануне открытия форума, 19 августа, глава Минпромторга России Денис Мантуров дал информационному агентству «Интерфакс» развернутое интервью, в котором, в частности, «раскрыл информацию о спросе на российское оружие и военную технику за рубежом». А информация такова: портфель заказов на российское вооружение и военную технику составляет около 45 млрд долл., предприятия ОПК обеспечены на несколько лет вперед заказами на поставку «высокотехнологичных вооружений и военной техники», спрос на российское вооружение постоянно растет, география военно-технического сотрудничества России расширяется и уже более 100 стран являются ее партнерами.

Однако за скобками этого интервью остались проблемы, существующие во взаимоотношениях России с ее партнерами и покупателями продукции предприятий российского ОПК. Например, проблемы платежей, причем, как зарубежными покупателями (например, неплатежи Индией), так и зарубежным поставщикам комплектующих (например, задолженность Курганского завода перед беларуским БелОМО составляет в настоящее время порядка 3,5 млн долл., а погашается она «в год по чайной ложке» на протяжении почти 10 лет).

Что касается Индии, которая с 2007 г. по 2015 г. была крупнейшим импортером российского оружия, то платежи по большинству оружейных контрактов с Россией уже не поступают с апреля 2018 г., так как правительством страны в апреле было приостановлено перечисление средств по действующим контрактам из-за блокировки индийскими банками таких транзакций. А причиной блокировки стали санкции, введенные в отношении «Рособоронэкспорта» и большинства предприятий ОПК России в соответствии с американским законом CAATSA, вследствие чего финансовые учреждения боятся вторичных санкций, которые накладываются на все стороны, вовлеченные в сделку, даже если они не являются непосредственными участниками этой сделки. Кстати, наличие проблем с платежами по оружейным контрактам из-за введенных санкций признавалось российскими официальными лицами еще в 2014 г.

Выход из этой ситуации, по мнению генерального директора «Рособоронэкспорта» Александра Михеева, в расчетах с покупателями продукции российского ОПК в национальных валютах покупателей (рупии, юани, дирхамы), а также в рублях.

Однако расчеты в национальных валютах между Россией и Индией весьма слабо развиты и кардинальных изменений в ближайшее время в этой сфере вряд ли произойдет.

К тому же новых контрактов с Индией с 2012 г. не было заключено ни одного, хотя ряд сделок и был согласован сторонами. Не было их заключено и на форуме «Армия-2018».

Более того, военное сотрудничество Индии с Россией явно сворачивается. Так, еще в январе стало известно, что переговоры с Индией по контракту на поставку зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) С-400 на сумму более 1 млрд долл., который был предварительно согласован полтора года тому назад российским президентом и индийским премьером, зашли в тупик, а летом Индии США предоставили статус приоритетного партнера по торговле стратегическими товарами (STA-1, Strategic Trade Authorization-1) после чего она заявила о приобретении в США ЗРК NASAMS-2. Затем весной Индия заморозила совместный с Россией проект по разработке истребителя пятого поколения на базе Су-57, но при этом приобрела 36 французских истребителей Rafale и вооружения к ним за 8 млрд евро.

Учитывая, что стоимость всех возможных российско-индийских контрактов оценивается в 12 млрд долл, что соответствует годовому объему реализации Россией продукции ОПК, то отказ Индии от них – весьма болезненный удар по России. И не только по бюджету, но и по престижу, ведь примеру Индии могут последовать и другие партнеры России в сфере военно-технического сотрудничества и покупатели продукции российских предприятий ОПК, не желающим попасть под санкции США, которые висят «дамокловым мечом» над каждым, даже потенциальным, покупателем российского вооружения. Например, после того, как только стало известно о намерении Турции, партнера США по НАТО, закупить в России С-400 и о решении России снизить цену на С-400 для Индии, появилась информация о том, что США могут ввести санкции в отношении любой страны из-за покупки у России вооружений, в частности этих самых С-400.

Естественно, что эти санкции будут весьма болезненным для Индии, которая активно развивает военное сотрудничество с США и которой США предоставили статус STA-1, что дает возможность Индии на особых условиях, т.е. быстро, без какой-либо волокиты, приобретать почти полный спектр американской высокотехнологичной продукции, в том числе и намного более качественных, чем российские, видов вооружения.

Этот особый статус Индии уже указан и в Законе США об оборонных расходах на 2019 г.: «США предоставляют средства для подготовки и проведения совместных учений с Индией [которая проводит их с США больше, чем другие партнеры США – прим.авт.], устанавливают конкретные критерии существенного прогресса военного сотрудничества, содействуют повышению статуса Индии как крупного партнера в сфере обороны и безопасности» (источник).

Перспективы дальнейшего сближения США и Индии в сфере военного сотрудничества были конкретизированы в ходе американо-индийской министерской встречи,  которая состоялась 6 сентября в Нью-Дели в формате 2+2: американские Государственный секретарь Майк Помпео и Министр обороны Джеймс Маттис, индийские Министр иностранных дел Сушма Свараж и Министр обороны Нирмала Ситхараман.

Одним из итогов этой встречи стала договоренность США и Индии о рамках сотрудничества в сфере обмена передовыми технологиями военного назначения, которая «открывает для военных обеих стран возможности более тесного сотрудничества и обмена «чувствительной» информацией (источник).

Также в ходе этой встречи обсуждались и перспективы экономического сотрудничества США, страны с крупнейшей экономикой в мире, с Индией, экономика которой, по прогнозам, к 2030 г. будет третьей в мире. «Важным фактором экономического роста является совместная деятельность по строительству в Индии шести атомных электростанций индийской корпорации Nuclear Power Corporation и американской компании Westinghouse Electric Company» (источник).

В этой связи весьма маловероятно, что Индия променяет свой статус приоритетного партнера США по торговле стратегическими товарами на военное сотрудничество с Россией.

Также маловероятными являются и перспективы перехода Индии и России на расчеты в национальных валютах. На какие цели будут расходоваться Россией индийские рупии, если Индия предложит оплачивать действующие контракты своей национальной валютой? Или на какие цели Россией будут использованы турецкие лиры, если Россия и Турция достигнут соглашения об отказе от доллара в двусторонней торговле и Турции оплатит ими поставку российских С-400?  Кстати, о дедолларизации внешней торговли, да и всей экономики, в России говорят уже давно. Но что будут делать российские экспортеры, в том числе и экспортеры вооружения, с миллиардами рупий, юаней, дирхамов или лир? Ведь им нужна валюта, например, предприятиям ОПК – для приобретения высокотехнологического оборудования. Можно, конечно, требовать от покупателей рассчитываться по контрактам рублями, как, например, недавно это сделала Индия, оплатив рублями со своего российского счета приобретенные у «Алросы» алмазы. Но где страны-покупатели продукции российского ОПК смогут изыскать такое количество российских рублей, чтобы оплатить все поставки? Очевидно, они должны либо увеличить объемы поставок своей продукции в Россию, что нанесет серьезный удар по российской политике импортозамещения, либо покупать российские рубли за валюту, что чревато для финансовых учреждений попасть под вторичные санкции, которые накладываются на все стороны, вовлеченные в сделку с российским вооружением, даже если они не являются непосредственными участниками этой сделки.

Кстати, вполне вероятно, что долг Индии будет «прощен», как были «прощены» долги ряду стран «третьего мира», а суммы неоплаченных индийских контрактов, как и суммы неоплаченных контрактов на поставку вооружения тем странам «третьего мира», в очередной раз будут добавлены в российские мифические объемы экспорта.

Таким образом, очевидно, что все вышеозначенные факторы и стали причиной того, что на форуме не было подписано новых контрактов ни с Индией, ни с другими «традиционными партнерами», лишь ритуально были подписаны договоры предприятий ОПК России с Министерством обороны России. А учитывая то, что Индия входила в тройку крупнейших покупателей продукции российских предприятий ОПК, ее выход из рядов «традиционных партнеров» России, наносит серьезный удар по репутации российского вооружения и военной техники, «не имеющих аналогов в мире».

Второй итог Международного военно-технического форума «Армия-2018» мог бы стать весьма «болезненным» и для бюджета Беларуси, и для самолюбия Александра Лукашенко. Речь идет об упоминавшемся выше демонстрационном показе гигантского специального колесного шасси КамАЗ-7850 (проект «Платформа-О»).  Это шасси, также «не имеющее аналогов в мире», с колесной формулой 16×16 и грузоподъемностью 85 т должно стать заменой беларускому МЗКТ-79221, на «спине» которого размещаются межконтинентальные баллистические ракеты мобильных комплексов РТ-2ПМ2 «Тополь-М», «Ярс» и т.п. Поэтому «по горячим следам» многие российские СМИ опубликовали ура-патриотические статьи, общий смысл которых сводится к тому, что вот-вот камазовские «сороконожки» станут носителями межконтинентальных баллистических ракет и российские Ракетные войска стратегического назначения перестанут быть самыми щедрыми покупателями Минского завода колесных тягачей, а огромные деньги, которые поступали в беларускую казну, теперь останутся в российской, «характеристики нового российского тягача тоже впечатляют. Почти все – выше, чем у беларусов», «нигде в мире сделать подобного никто не сумел» и т.д., и т.п. В итоге – «теперь есть что предложить потенциальным покупателям беларуских тягачей». А в качестве подкрепляющих аргументов проводилось сравнение КамАЗ-7850 с МЗКТ-79221, которые были явно не в пользу беларуской техники: «Без сцепления, коробки передач, раздаточной коробки, приводных валов, дифференциалов. Вместо них – дизель-электрические приводы с электромоторами, которые встроены в ступицы колеса. Такая схема позволяет колесам вращаться с разной скоростью и даже в разных направлениях. Что сильно повышает проходимость и маневренность тягача. … Скорость – 60 км/ч против 40 км/ч, наибольшая глубина преодолеваемого брода – 1,5 метра против 1,1 метров, наибольший угол преодолеваемого подъема – 20 градусов против 10 градусов».

Однако практически одновременно с этими публикациями во «всемирной паутине» появились видеоролики запечатлевшие ходовые испытания «сороконожки», во время которых ее колеса не только вращались «с разной скоростью и даже в разных направлениях», но и сами разворачивались в противоположные стороны, пытаясь разделись «сороконожку» надвое. А вскоре появились и статьи с реальной оценкой камазовской «сороконожки», которая, увы, значительно хуже, чем ура-патриотическая. В итоге «самой лучшей» технике, «не имеющей аналогов в мире» опять нанесен репутационный удар.

В общем, повторилась история с широко разрекламированным шасси БАЗ-6909 с колесной формулой 8×8, созданного на Брянском автомобильном заводе для замены МЗКТ – носителей С-300 и С-400.

Таким образом, вряд ли в ближайшее время Беларуси предстоит расставание с «самыми щедрыми покупателями» МЗКТ, на которых «ездят» не только «Тополя» и «Ярсы», но и пусковые установки, антенные посты и кабины управления ЗРК С-300ПС/ПМ и С-400 «Триумф», пусковые установки реактивных систем залпового огня «Смерч» и «Торнадо», системы мобильного берегового противокорабельного комплекса «Бастион» и берегового артиллерийского комплекса «Берег», крылатые ракеты РК-55, противоракеты 53Т6 «Амур» и «не имеющий аналогов в мире» оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер».

Леонид Спаткай, специально для Belarus Security Blog 

Logo_руна