Некоторые итоги создания Следственного комитета.

1021

14.06.2013, посещая новое здание Следственного комитета (далее по тексту СК), А. Лукашенко заявил об оправданности принятого им решения по созданию этой правоохранительной структуры. Напомним, что согласно Указу от 12.09.2011 № 409 «Об образовании Следственного комитета Республики Беларусь» новое ведомство начало функционировать уже с 01.01.2012, то есть через 3,5 месяцев после решения о его создании. СК сформирован путем объединения следственных аппаратов прокуратуры, МВД и Департамента финансовых расследований.

Создание автономной следственной структуры предусматривалась еще Концепцией судебно-правовой реформы Беларуси от 1992 года. Однако возникает вопрос о том, почему новое ведомство создавалось в такой спешке. Ведь профессионалам изначально было очевидно, что потребуется определенный (и немалый) период для адаптации всей правоохранительной системы страны и отработки новых методов межведомственного взаимодействия в связи со столь кардинальной переменой. Но времени этого А. Лукашенко дать не счел нужным.

Следует отметить, что костяк коллектива СК составили подразделения Предварительного расследования МВД. Прокурорские следователи изначально скептически отнеслись к слиянию с милицейскими следователями, расценив это, возможно, как понижение своего статуса. Зачастую, следователи прокуратуры отказывалась переходить на службу в СК, переводились на иные должности в системе органов прокуратуры. Однако вскоре стали очевидными преимущества службы в СК в сравнении с прокуратурой. Это и более высокая зарплата и главное, ранний выход на пенсию: 45 лет вместо 60 для мужчин и 55 для женщин в прокуратуре. Негатив сменился энтузиазмом и прокурорские работники стали активно вливаться в ряды СК. При этом процесс быстро приобрёл черты перекоса: вчерашние сотрудники прокуратуры предпочитали «осваивать» преимущественно руководящие должности, оставив самую неблагодарную (следственную) работу в основном для выходцев из МВД. Отчасти это закономерно, так как многие из вчерашних прокуроров, перешедших на службу в СК, никакого опыта следственной работы в предыдущем ведомстве не имели и природу следствия по сути и не знают.

А теперь остановимся на некоторых итогах создания и полуторагодовой деятельности Следственного комитета.

Создание ведомства не помогло разрешению главной проблемы следственных органов – кадровой. Следователей по-прежнему не хватает. А те, кто есть, зачастую далеки от понятия «профессионал».  

Не всё гладко и по линии взаимодействия между органами СК и оперативными службами, особенно МВД. Изначально в качестве одной из причин создания комитета называлась необходимость повышения качества предварительного расследования. На практике это вылилось в ужесточении к требованиям, предъявляемым к материалам доследственной проверки и особенно, к возбужденным органами дознания в порядке ст. 186 УПК уголовным делам. Закономерным результатам стала массовая практика возврата материалов в милицию для проведения дополнительной проверки. Фактически, следственный аппарат желает получать идеальные материалы проверки, без внутренних противоречий и неясностей. В этой связи возникает два проблемных момента. Во-первых, это невозможно зачастую просто технически, противоречия могут быть сняты только в ходе предварительного следствия по уже возбужденному уголовному делу, так как действующее уголовно-процессуальное законодательство накладывает определенные ограничения в части проведения следственных действий до возбуждения уголовного дела. Конечно, орган дознания (чаще всего милиция) может и сам возбудить уголовное дело, но факты таковы, что большинство участковых инспекторов и оперативных сотрудников не в состоянии качественно провести следственные действия. У них нет ни опыта, ни времени, ни, скажем прямо, желания. Во-вторых, качество кадров МВД в целом оставляет желать лучшего. Профессия милиционера уже давно не относится к категории не то что престижных, но даже хотя бы уважаемых. Уровень оплаты труда молодых сотрудников МВД в целом невысок. Из-за этого некомплект должностей становится хроническим. А это в свою очередь влечет рост нагрузки на имеющихся сотрудников. За, как уже было сказано, небольшую зарплату. Получается своеобразный замкнутый круг. С другой стороны, качество имеющихся кадров тоже далеко не идеально. В общем-то, сложно ожидать высокого уровня профессионализма, когда в Академии МВД лишь 45% профессорско-преподавательского состава имеют стаж практической работы более трех лет; 12% — более 15 лет. И это уже прогресс, потому как пару лет назад показатели были 32% и 3% (!) соответственно (источник). Остальные 55% преподавателей милицейского ВУЗа видели преступность скорее по телевизору. Чему могут научить курсантов такие «специалисты»? Наверное, только переписывать содержимое учебников в конспекты. Между тем, еще в относительно недавние времена СССР и 90-е годы попасть на преподавательскую должность могли только офицеры с внушительным багажом практической работы. В учебные учреждения МВД приходили преподавать подполковники-полковники «с земли». Сейчас же большие звёзды на погоны получают в теплых стенах самих учебных заведений, без отрыва, так сказать, от учебного процесса.

Можно предположить, что возрастание требований к качеству материалов доследственной проверки и их возврат подталкивают оперативные службы к поиску оснований для решения об отказе в возбуждении уголовных дел или о переводе деяний, содержащих признаки преступления, в разряд административных правонарушений.

Возможно, в этом и кроится очередное умопомрачительное достижение — резкий (на 9,3%) спад преступности в текущем году (источник).

Между тем есть ряд составов преступлений, по которым рассчитывать на идеальные материалы дознания не приходится. Речь идет о коррупционных преступлениях, преступлениях в сфере экономики, связанных с нелегальным оборотом наркотиков, хулиганстве. Попытки обжаловать решения следственных подразделений о возврате материалов для проведения дополнительной проверки, как правило, ни к чему не приводят. Как было сказано выше, зачастую в СК и прокуратуре трудятся вчерашние коллеги.

Все это в несколько ином свете представляет ситуацию в правоохранительной сфере. Качество предварительного расследования во многом предопределяется возможностью для СК отбирать материалы для возбуждения уголовных дел, «заворачивая» остальные. Хотя должно было бы определяться уровнем профессионализма следователей. Подобная избирательность, возможно, несколько разгружает следователей, но явно не способствует росту профессионализма. Органы дознания, таким образом, становятся заинтересованными в том, чтобы уменьшить число зарегистрированных преступлений, переводя их в категорию административных правонарушений, либо вынося постановления об отказе в возбуждении.

В этой ситуации статистика выявленных преступлений по числу возбужденных уголовных дел не может давать объективную картину о реальной ситуации с общественной безопасностью. Она должна дополняться статистикой привлечения к административной ответственности. Однако очевидно, что не по всем составам, а хотя бы по насильственным против личности, против имущества и порядка осуществления хозяйственной деятельности, нравственности, экологической безопасности и здоровья населения. А наиболее объективной стала бы статистка числа обращений граждан в правоохранительные органы с заявлениями о деяниях, содержащих признаки преступления. Именно признаки. Дело в том, что вопреки утверждениям о том, что преступление либо есть, либо его нет, на практике дело обстоит гораздо сложнее. Признание того или иного деяния именно преступлением зависит зачастую от расставленных акцентов в ходе проведения проверки. Классический пример – хулиганство, когда те же самые действия при сходных обстоятельствах могут быть признаны и преступлением, и административным правонарушением или вообще не содержащими признака деликта. И все зависит от того, усмотрит ли лицо, проводившее проверку, наличие в действиях виновника хулиганского умысла и как это сможет обосновать.     

Подводя итог можно сказать: создание СК де-факто пока не повлекло положительных изменений ни в части общественной безопасности, ни в качестве работы правоохранителей вообще и следователей в частности. Потому как качественно могут работать лишь профессионалы. А их в правоохранительных органах, увы, больше не стало. Простым перевешиванием табличек на дверях кабинетов такие вопросы не решаются. Что ты на той табличке не пиши.      

Logo_руна