Некоторые уроки «Запада-2017» для Беларуси

1299

Вы прочитаете этот материал за 10 минут

Прошедшее беларуско-российское учение «Запад-2017» выявило ряд провалов в деятельности Минобороны. И то, что это произошло сейчас, даёт возможность предпринять шаги по устранению недостатков в спокойной обстановке. А не искать лихорадочно решения в условиях кризиса.

Провал работы с медиа. Проведение учения «Запад-2017» сопровождалось ранее невидимым ажиотажем. Одних только СМИ было аккредитовано свыше 270. С учетом, что съемочная группа телеканала состоит из двух-трёх человек, речь могла бы идти о более чем 300 журналистах. Такое внимание СМИ создавало благоприятные предпосылки для информационного успеха, позитивного позиционирования Беларуси и национальной армии. Однако, на практике получилась дискредитация. Ответственные лица Министерства обороны провалили работу со СМИ при освещении учения «Запад-2017».

Проблемы у зарубежных СМИ возникли уже на этапе аккредитации. На запрос о которой ответ приходил зачастую в последний момент. Зарубежные репортеры в частных беседах отмечали, что для того чтобы дозвониться до ответственного за аккредитацию представителя Минобороны к 17 часам надо было начинать звонить в 9 часов утра. Обращаться по электронной почте было бессмысленно: никакой реакции. Подтверждения аккредитации приходили настолько не оперативно, что репортеры ряда влиятельных западных СМИ к тому моменту уже успевали изменить рабочие планы. Поэтому фактически в Минске было представлено меньшее число СМИ, чем было аккредитовано для освещения «Запада-2017». Остаётся только догадываться о тональности материалов, посвященных учению, тех СМИ, представители которых в Минск попасть хотели, но в итоге не попали.

В лучших традициях конспирологии пошли разговоры об умышленном саботаже работы с журналистами. Хотя на самом деле причина была в том, что в Минобороны просто не ожидали такого наплыва журналистов. В итоге вопросами аккредитации, насколько нам известно, занимался лишь один сотрудник. Который просто физически не мог справиться с потоком обращений, писем и звонков. А помогать ему, по неизвестной причине, никто не спешил.   

Любой журналист стремится к эксклюзиву, красивой картинке. Которые во время военных учений можно получить в первую очередь на полигоне. Однако надежды попасть туда для большинства журналистов не оправдались. Минобороны обеспечило только 120 мест для представителей прессы в течение 3 дней для наблюдения активной фазы учения на полигонах (по одному полигону в течение 3-х дней для 40 человек в день). Такие ограничения объяснялись нехваткой автобусов для всех желающих и тем, что обзорные площадки для прессы на полигонах не способны вместить большее количество журналистов. У некоторых репортеров возникли сомнения: стоит ли ехать в Минск, если на полигоны попасть не получится. В итоге количество аккредитованных, но не доехавших СМИ возросло.  

Но даже с теми, кому повезло попасть на полигоны, случались накладки, которые ещё более ухудшили и без того не радужное общее впечатление. Минообороны исходило из схемы «одно СМИ — один человек — одно место в автобусе». Из-за чего  телевизионщикам просто не хватало мест в транспорте. Ситуация на 100% скандальная. Для того, чтобы как-то разрешить её, военные чиновники посоветовали представителям СМИ, которым разрешили присутствовать на полигонах, но при этом не хватило места в автобусах, добираться на полигоны своим ходом. Что вызвало, мягко говоря, недоумение.

Ещё более ухудшило впечатление зарубежных журналистов очевидно предвзятое отношение к ним со стороны беларуского Минобороны. Так, представителям российских и государственных беларуских СМИ была предоставлена возможность посещать полигоны в гораздо большем объеме.

Абсолютно скандальный случай произошёл в Глубокском районе, где отрабатывались вопросы ведения территориальной обороны. На учебном блокпосту сотрудниками МВД была остановлена группа голландских репортеров. Там же находились и военнослужащие Вооруженных Сил, очевидно призванные из запаса на военные сборы.  Один из которых повел себя неадекватно: беспричинно в нецензурной форме начал оскорблять журналистов и угрожать им применением оружия. Находившиеся тут же милиционеры почему-то не пресекли это очевидное хулиганство. Происшествие получило огласку в дипломатических кругах. И можно не сомневаться, будет обнародовано (или уже обнародовано) изданиями, представители которых стали свидетелями неадекватного поведения беларуских силовиков.  

Интерес зарубежных СМИ к учению «Запад-2017» при должном подходе Минобороны Беларуси вполне реально было конвертировать в позитивный имидж нашей страны и армии. А заодно использовать для выстраивания коммуникации с зарубежными медиа. В том числе и крупнейшими европейскими и американскими. У которых аудитория зачастую превышает по численности население Беларуси. Но эта возможность не просто не была реализована. То, как осуществлялась работа с иностранными журналистами, по факту дискредитировало страну.

Генералы решили высказаться. Минобороны Беларуси рассчитывало использовать учение «Запад-2017» для демонстрации своей открытости и транспарентности. Впервые беларускими генералами были проведены брифинги для прессы. Идея наращивания коммуникации военного руководства со СМИ заслуживает всяческого одобрения. Но приходится констатировать, что избранный формат и содержание брифингов были неоптимальными с точки зрения журналистов и позиционирования как самого оборонного ведомства, так и «Запада-2017».

Брифинги не предусматривали возможности для прессы задавать вопросы. Что было расценено журналистами как признак неуверенности и способ избежать обсуждения неудобных для генералов тем. Далее, в ходе брифингов много времени было уделено описанию активности НАТО на Восточном фланге. Что со стороны было расценено как рецидив блокового мышления. И подтверждение того, что в основу сценария учения «Запад-2017» положен вооруженный конфликт со странами НАТО. А это в значительной мере дезавуирует ранее звучавшие утверждения официального Минска о заинтересованности в развитии сотрудничества с Альянсом. И о том, что его активность не рассматривается беларускими властями в качестве угрожающей.

Паника. Отдельно стоит выделить реакцию Минобороны на сообщение российских коллег о переброске мифической танковой бригады из Подмосковья в Беларусь. В течение нескольких часов добиться комментария не могли ни журналисты, ни представители военно-дипломатического корпуса. Атмосфера в Минобороны Беларуси в этот период времени очевидцы характеризуют словом «паника». Речь не идет о страхе перед неким российским вторжением. Растерянность была вызвана необходимостью реагировать (и реагировать быстро) на очевидную политическую и информационную провокацию в условиях нехватки сведений и отсутствия четко обозначенного должностного лица, уполномоченного комментировать вопросы, связанные (прямо или опосредовано) с политической тематикой. К которой относят все, что связано с беларуско-российскими отношениями. Традиционно беларуские военные стремятся избегать как публичности, так и политических вопросов.

Как «Запад-2017» увидели на западе и юге. Для наблюдения учений «Запад-2017» в Беларусь была приглашена достаточно представительная делегация военных наблюдателей и представителей военно-дипломатического корпуса. То, что им показала беларуская сторона, насколько можно судить, особого интереса не вызвало.

Одним из основных вопросов, на который иностранные военные специалисты хотели получить ответ, был вопрос степени самостоятельности Вооруженных Сил Беларуси в отношении российской армии. Для утвердительного ответа на который было достаточно продемонстрировать схему связи и управления войсками как в рамках всего учения «Запад-2017», так и его беларуской части. Чего сделано не было.

Профессиональная обязанность военных руководителей в любой стране – готовиться к худшему. А посему можно ожидать, что на уровне руководства НАТО и Украины окончательно утвердится мнение, что беларуская армия является интегрированной частью российской военной машины и имеет основной задачей прикрытие стратегического развертывания российских войск на западном направлении. Т.е. против НАТО и в меньшей степени – против Украины.

К сожалению, подобная позиция генералов не может быть проигнорирована политиками. А значит проблемы в политическом диалоге Минска с Западом и Украиной обеспечены.

Выводы. Лица, руководившие информационным сопровождением учения «Запад-2017», продемонстрировали свою неспособность модерировать информационные потоки в современных условиях. Работу со СМИ следует признать провальной. Очевидно, что в Минобороны оказались не готовы к такому уровню интереса к мероприятию. Открытым остается вопрос, почему работа с медиа не была скорректирована по ходу событий. И почему на это направление не были брошены дополнительные силы и ресурсы. Особо стоит отметить, что провал взаимодействия со СМИ произошел в благоприятных условиях. У Минобороны были все предпосылки для достойной демонстрации своих возможностей и укрепления имиджа страны.    

Генералы должны понять, что психологическая устойчивость собственного населения – такой же оборонный ресурс как танки и пушки. А качественная работа со СМИ – механизм сохранения и использования этого ресурса. Очевидно, что в Минобороны требуются кадровые и, возможно, организационные решения. Призванные усилить  направление  сотрудничества армии с медиа. В первую очередь – с национальными. Минобороны необходим свой медиа-пул. Основным критерием включения в который  должна стать широта охвата и качество аудитории. А не политическая ангажированность или даже наличие/отсутствие официальной регистрации в качестве СМИ.

В будущем поток политических вопросов к Минобороны будет возрастать. Как было сказано выше, беларуские генералы политики чураются. Что, кстати, не худший вариант: в России генералам разрешили публично высказываться по политическим вопросам и это создает проблем больше, чем решает. Поэтому настало время подумать о введении должности советника Министра обороны по политическим вопросам. На которую могут назначаться отставные высокопоставленные чиновники МИДа. Имеющие необходимые навыки публичности и работы с политической тематикой. Обязательным условием для потенциального советника должно стать свободное владение беларуским языком. Который выступает важным маркером «своих» для 20%-25% беларусов.

В условиях информационного общества возрастает значение открытости и прозрачности ведомства для обывателя. С учетом социально-экономического кризиса и падения уровня доходов, обостряется конкуренция за бюджетные ресурсы. И в глазах общественного мнения условный офицер проигрывает условной голодной нянечке из детского садика. Наблюдается отчуждение армии и общества друг от друга, что бы там не говорили пропагандисты на окладе. Безусловно, сфера обороны не допускает полной открытости. Но стоит воспользоваться эстонским опытом повышения доверия народа к военным: лучшая реклама армии – парень из твоего двора/класса. Воинские части уровня полк/бригада в обязательном порядке должны иметь собственные официальные группы в соцсетях. И в первую очередь – на Фейсбук, которым пользуется наиболее политически активная часть населения. А наполнять их могут сами солдаты срочной службы. Естественно, под контролем командования.

Беларусь проиграла «Запад-2017» информационно, репутационно и политически. Последствия будут давать о себе знать ещё много месяцев. А посему сейчас следует зафиксировать потери и работать над тем, чтобы в будущем аналогичных провалов не было. Для чего потребуется принятие принципиальных кадровых решений: советские замполиты не способны вести информационную работу на современном уровне. 70-е закончились, Брежнев помер, а стенгазеты давно никто не читает. Новые времена требуют людей с новым образом мышления, open-minded.    

Logo_руна