Несоциальное государство Беларусь

4541

Вы прочитаете этот материал за 4 минуты

Беларусь не является и никогда не являлась социальным государством. И если раньше этот факт был очевиден только специалистам, то сейчас же эта жестокая правда доходит до простых граждан. 

Коронакризис, вызванный пандемией, обнажил ряд проблем, которые были в Беларуси и ранее, но не проявлялись в силу многих сглаживающих факторов. Стали очевидны провалы в первую очередь в социальной сфере.

Руководство страны видит социальную защиту населения своеобразно. Давайте посмотрим какие категории граждан сейчас получают действенную поддержку в виде пособий и пенсий. Это пенсионеры (в том числе и военные), инвалиды и матери, которые имеют детей до трех лет. Этим категориям пособия и пенсии выплачиваются выше бюджета прожиточного минимума, который составляет 246,78 рублей. В небольших городах и деревнях сложилась парадоксальная ситуация, когда пенсионеры и женщины с детьми до трех лет становятся основными кормильцами семьи, хотя после прекращения выплат на детей эти семьи попадают в классическую “ловушку бедности”.

Такое положение вещей сложилось не только из-за слабой экономики, при которой люди из регионов зачастую вынуждены искать работу за пределами страны, но и из-за неэффективной системы помощи временно не работающим гражданам. Сейчас максимальный размер пособия по безработице составляет 54 руб. Понятно, что за такие деньги никто не сможет прожить даже на хлебе и молоке. А ведь пособие по безработице призвано поддерживать уровень жизни потерявшего работу пока он не найдет другуюю Но только в не кризисные времена. Во времена кризисов пособие по безработице является автоматическим стабилизатором и выполняет функцию пособия по бедности. То есть позволяет людям элементарно выжить и не скатиться в криминал. Интересно отметить, что в развитых странах 30-40% населения живут от “зарплаты до зарплаты”, у нас эти показатели по различным опросам доходят до 60-70% населения.

С приходом к власти Александр Лукашенко поставил себе цель “пожать руку последнему предпринимателю”, то есть ставка была сделана на государственный сектор. Но пройдя несколько экономических кризисов, доля госсектора в сфере занятости снизилась до 50%. Это произошло потому, что после выхода из очередного кризиса большую динамику развития демонстрировал частный сектор, который нанимал потерявших работу людей. С приходом коронакризиса именно по частному сектору был нанесен самый мощный удар. Если госпредприятия отправляют своих работников на 2/3 ставки (фактически платя им классическое пособие по безработице), то в частном секторе люди просто теряют работу.

В условиях нереформированной экономики и постоянных кризисов, значительная часть наших трудящихся вынуждена была искать работу за пределами страны. Так в приграничных районах с Россией каждый третий трудоспособный до последнего момента работал за пределами района и в основном в России. По разным оценкам в России работает до 1 млн. наших граждан. Более реальной оценкой стоит считать статистических данные о пребывающих и проживающих гражданах Беларуси на территории России, а это примерно 700 тыс. беларусов. Даже если часть из них там не работает, то как минимум 500-600 тыс. являются трудовыми мигрантами.

Коронакризис серьезно накрыл не только нашу экономику, но и российскую. Потому сколько мигрантов потеряли работу или потеряют в ближайшее время оценить сложно, но потеря работы половиной из них – вполне рабочая гипотеза.

В итоге получается, что в Беларуси сейчас формируется внушительная армия безработных, в первую очередь потерявших работу в частном бизнесе и вернувшихся трудовых мигрантов, а помочь этим людям государство не просто не может, но даже и не хочет. Из содержания планов властей о мерах помощи государства по преодолению последствий кризиса становится понятно, что нормальной адресной помощи потерявшим работу трудоспособным гражданам ждать не стоит. Власть надеется, что в очередной раз эта армия безработных как-то сама рассосется: часть снова уедет на заработки, часть абсорбирует частных бизнес, часть просто переключится на подсобное хозяйство. Но уже очевидно, что этого не произойдет. И это неминуемо должно привести к социальным протестам и в первую очередь в регионах.

Мнение автора не обязательно отражает позицию проекта.

Виктор Евмененко, специально для Belarus Security Blog

Logo_руна

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Молодые люди в странах с переходной экономикой, с одной стороны, получили новые возможности, с другой, перед ними встали и новые трудности. Так расходы на образование в странах Восточной Европы и СНГ сократились на 20% и больше, а на здравоохранение в среднем на 30%. Число детей, посещающих начальную школу, значительно сократилось в Молдове, Таджикистане, Армении, Грузии и Туркменистане. Однако растет число молодых людей, получающих высшее образование. Исключение составляют только Армения, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. Тем не менее, молодежная безработица стала в этом регионе постоянным явлением. Зачастую молодые люди не могут найти работу, соответствующую их образованию и квалификации. От 40 до 50% молодых людей в странах СНГ заняты в неформальном секторе. Кроме того, здесь возникла новая угроза для молодого поколения СПИД. 25% ВИЧ инфицированных в Украине моложе 20 лет. В Беларуси 60% имеющих диагноз ВИЧ молодые люди в возрасте от 15 до 24 лет. 70% всех ВИЧ инфицированных в регионе потребители внутривенных наркотиков. Авторы доклада напоминают, что молодежь составляет четверть трудоспособного населения планеты. Они призывают правительства обеспечить молодому поколению возможность использовать свой потенциал.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here