Неуверенное содружество.

734

Содружество независимых государств существует уже почти 21 год – совершеннолетие давно позади. Однако это существование сегодня выглядит довольно странным. Одни наблюдатели – политики, журналисты и прочие – уже не первый год гадают, «пациент скорее жив, или скорее мертв?». Другие глубокомысленно цитируют Пушкина: «какое низкое коварство – полуживого забавлять». Но никто не может четко ответить на вопросы: для чего СНГ нужно сегодня? Какова его роль на постсоветском пространстве? Каковы перспективы Содружества, и есть ли они вообще?

Ответить на этот вопрос попытались участники прошедшего в Ялте 28-29 сентября инвестиционного форума стран – членов СНГ. Фактически этот форум лишь формально был инвестиционным, а реально он превратился в площадку для достаточно жестких политических дискуссий на самом высоком уровне.

Обсудить тему под общим условным названием «как дальше жить-то будем?» в Ялту приехали не только представители бизнеса стран – членов СНГ, но руководство СНГ в полном составе, а также премьер-министры пяти государств, в том числе Дмитрий Медведев и Михаил Мясникович.

Официальная тема форума – привлечение инвестиций в экономику СНГ, реальная – развитие Зоны свободной торговли (ЗСТ).

Неожиданное СНГ.

Интересно, что сегодня мало кто вообще (за пределами круга журналистов-политологов) может сказать, какие страны вообще входят в СНГ. У нас как-то принято считать, что это – «республики СССР минус Прибалтика». На самом деле, все намного сложнее.

Туркмения еще в 2005 году вышла из СНГ и сейчас имеет статус ассоциированного члена – то есть без права голоса. Грузия официально и полностью вышла из СНГ в 2009 году. А Украина вообще не входит в СНГ. Хотя она и является страной – учредителем СНГ, но так как не подписала его устав, и на всех международных мероприятиях подчеркивает, что не откажется от евроинтеграции.

Кроме того, за минувшие два десятилетия на постсоветской территории было создано великое множество разного рода межгосударственных объединений. ЗСТ, Союзное государство, Таможенный союз, ЕЭП, ОДКБ, ЕврАзЭС, ШОС, Центрально-Азиатское Сотрудничество, ГУАМ и ряд других, уровнем пониже. Все это привело к невероятному «размыванию» функций и полномочий самого СНГ.

Так что не удивительно, что встал вопрос о необходимости вообще существования СНГ как такового. Причем спасать Содружество кинулся лично российский премьер. «Все разговоры о кончине СНГ ни на чем не основаны», – с таким заявлением выступил Дмитрий Медведев на инвестфоруме в Ялте. «Хотя бы потому, что у нас не существует другой площадки для общения», – сказал он (общаться по Скайпу у них, кажется, не получилось). «Содружеству крайне важны такие площадки, как этот деловой форум, потому что от бесконечных разговоров политиков, как правило, ничего не меняется», – подчеркнул Медведев, сменивший статус главы государства на должность главного хозяйственника России в мае этого года.

Проблемная зона.

Главный аргумент в пользу жизнеспособности СНГ, по словам российского премьера, создание зоны свободной торговли (ЗСТ) между ее участниками. «Это эффективный, основанный на принципах Всемирной торговой организации институт свободной торговли на большей части пространства СНГ», – отметил он.

Между тем, зона свободной торговли создается уже 19 лет и без особых успехов – инициативу постоянно кто-то перехватывает. В результате сегодня в ней участвуют всего три государства из одиннадцати учредивших СНГ. Первый проект договора о ЗСТ, подготовленный российским Минэкономразвития, был обнародован в сентябре 1993 года. За это время членами ЗСТ, предусматривающей беспошлинную торговлю, стали три государства – Россия, Беларусь и Украина, причем последняя вступила в ЗСТ только 20 сентября этого года. Еще два государства – Армения и Молдова – его ратифицировали. Еще шесть государств – Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия, Туркмения и Азербайджан – пока ведут переговоры.

Украинский премьер Николай Азаров и на встрече в Ялте не упустил возможности покритиковать коллег. «Перед началом форума мы посмотрели презентации инвестпроектов. Я, если честно, ожидал увидеть другое. Нет проработанных проектов, а те, что есть, знакомы мне уже не один год», – сказал Азаров.

Дмитрий Медведев поддержал Азарова. «Нужны кооперационные проекты – проекты, которым может помочь правительство России, Беларуси, украинское правительство, Молдовы, других стран, которые здесь представлены, а не просто такая замануха по поводу того, какие хорошие перспективы содержатся, допустим, в том или ином инвестиционном проекте на территории Крыма», – сказал российский премьер.

Не понравилась Николаю Азарову и просьба главы ВТБ Андрея Костина рассмотреть вопрос о включении российского рубля в первую группу валют по классификации ЦБ Украины (40% платежей между Россией и Украиной сейчас идут в рублях). Азаров на это сказал, что не стоит торопить события. Год назад вопрос о расчетах в рублях вообще не стоял.

«Год – это, может, и короткий срок, но мне кажется, если мы хотим успевать за временем, надо двигаться быстрее, – заявил на это Медведев. – Если не хочется платить рублями, можно в какой-то момент прийти к необходимости платить юанями», – попытался испугать Азарова российский премьер. Но дискуссии не получилось.

Позднее Медведев сделал еще одну попытку разрекламировать СНГ, напомнив об успехах Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана. «Не знаю, в курсе ли наши друзья – как украинские, так и из других стран, – но только в результате создания Таможенного союза в самом начале его деятельности взаимный товарный оборот вырос в среднем на 30-40%. Это прямой результат создания интеграционного объединения», – отметил Медведев.

Премьеры других стран не возражали – СНГ должно развиваться, но давали понять, что недовольны темпами развития интеграции. К примеру, глава правительства Молдовы Влад Филат пожаловался, что правила ведения бизнеса в СНГ беспрестанно меняются: на каждом заседании Совета глав правительств союза они дополняются. Состоявшееся в тот же день заседание Совета глав правительств рассмотрело 22 вопроса, и большинство которых как раз было посвящено уточнению правил экономической интеграции.

Беларуская позиция.

Если не считать Дмитрия Медведева, то на встрече в Ялте откровенно агитировал за СНГ только премьер Беларуси Михаил Мясникович. «Существуют страшилки про интеграцию — якобы это ведет к потере суверенитета. Это не так, – заявил Мясникович. – Небольшие государства не выживут без интеграции».

Также Мясникович активно поддержал инициативу Дмитрия Медведева, который предложил сделать российский рубль полноценной резервной валютой. «Нынешняя валютная система нестабильна, она требует дополнительной опоры – это другие дополнительные резервные валюты. Я считаю, что у рубля есть в этом смысле все шансы стать такой валютой», – заявил Медведев. По его мнению, Москве в силу геополитических причин, финансовых возможностей России, ее стратегического значения «предназначена роль выступать связующим мостом между экономиками различных стран».

«Сейчас мы все со страхом смотрим в Европу, задумываемся о судьбе зоны евро, гадаем на кофейной гуще, подкинут деньжат Греции или она отколется в какой-то момент, и это создаст цепную реакцию развала всего Европейского Союза», – обрисовал современную ситуацию в Европе Дмитрий Медведев. Российский премьер отметил, что экономики стран СНГ также тесно связаны с экономиками Евросоюза, в частности, у России торговый оборот со странами еврозоны составляет USD 300 млрд.

При этом, по его словам, сейчас на передний план выходят валюты азиатско-тихоокеанского региона. «Пока наши китайские друзья не приняли решения о введении конвертируемости. Но, как только они это сделают, можете не сомневаться: все присутствующие и отсутствующие государства будут номинировать свои валютно-денежные запасы уже и в юанях», – убежден Медведев. «У нас есть партнеры по Единому экономическому пространству – Казахстан и Беларусь, и мы сейчас думаем о том, чтобы все валютные вопросы, а также развития международного финансового центра в Москве решать сообща», – сказал глава правительства РФ.

Михаил Мясникович пошел даже дальше, заведя разговор о некой единой валюте, которая должна появиться на постсоветском пространстве. «Без валютной согласованной политики, без единой валюты работать дальше будет все сложнее. Вы видите, что происходит в мире. В этой связи я разделяю позицию Дмитрия Анатольевича Медведева в части того, что есть все предпосылки для того, чтобы мировых резервных валют было больше, в том числе российский рубль выполнял эту почетную и очень ответственную миссию», – подчеркнул он.

По мнению главы беларуского правительства, не опережая события, не занимаясь популяризацией, надо двигаться в этом направлении. «Если у нас будет сбалансированное законодательство, развиваться торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество, когда заработают совместные компании, будет актуальным вопрос о единой валюте», – сказал он.

Это заявление, похоже, оказалось настолько неожиданным, что Мясниковича поспешили одернуть из Минска. Глава Национального банка Беларуси Надежда Ермакова в ходе прямой линии в газете «Звязда» в тот же день заявила, что считает пока неактуальным введение единой валюты в рамках Союзного государства.

«Союзное государство Беларуси и России сейчас – самый «продвинутый» и эффективный интеграционный проект на постсоветском пространстве. Тем не менее, наше межгосударственное взаимодействие сейчас находится на том уровне, который не предусматривает введение единой денежной единицы», – сказала Ермакова.

Она отметила, что сегодняшний этап развития Союзного государства Беларуси и России также не предусматривает создания единого эмиссионного центра. «Мы можем потерять независимость, если передадим свой эмиссионный центр в Российскую Федерацию. Однако подобным образом вопрос сегодня не стоит. … В ближайшее время у каждого государства будет своя валюта. Дальше жизнь покажет, как будут развиваться интеграционные процессы», – сказала глава Нацбанка.

Денис Лавникевич, специально для Belarus Security Blog.

Logo_руна