Новая решительная стратегия НАТО в Прибалтике.

973

Вы прочитаете этот материал за 8 минут.

Среда безопасности изменилась, должны меняться и методы сдерживания.

Политика безопасности США в Северной Центральной Европе (далее по тексту СЦЕ) основывается на сдерживании агрессора угрозой наказания. Как и в остальных сегментах глобальной системы альянсов Америки, предполагается, что Соединенные Штаты будут в состоянии победить региональных противников разрушительной контратакой. Это требует наличия очевидного превосходства военной мощи США и не только ядерной компоненты, но и в части обычных вооружений. Касательно Балтии эта система была основана на вере в возможности Америки , т.к. Соединенные Штаты не поддерживают даже символическое присутствие войск в странах к востоку от Германии.

Это уже не безопасная самонадеянность. Среда безопасности СЦЕ трансформировалась драматически и применимость старой стратегии сдерживания представляется затруднительной. Во-первых, армия регионального соперника лучше вооружена и имеет лучшее командование, чем мы ожидали. Российские вооруженные силы под руководством Владимира Путина осуществили основные технические и тактические усовершенствования и учли важные уроки из грузинской войны. Российские силы опередили по размеру и качеству любую армию между собой и Германией, превосходя страны Центральной и Восточной Европы, входящие в НАТО, в живой силе в соотношении 3:1 и 6:1 в самолетах. В Балтийском регионе Кремль имеет 10-кратный перевес в войсках и обладает воздушным господством над северо-восточным углом НАТО.

Между тем, военные силы США были сокращены до уровня кануна Второй мировой войны. Это означает, что неблагоприятное соотношение сил в регионе останется таковым долго.

Во-вторых, Россия развивается тактику уклонения от ответного удара. Методы ограниченной войны, используемые в восточной Украине, состоят из внезапного удара и захвата территорий с целью избежать последствий ст.5 устава НАТО. Эти методы работают ниже порога сдерживания (т.е. слишком локальны). Кроме того, тактический ядерный арсенал России превышает НАТОвский в 27 раз и он может быть применен в рамках доктрины ограниченных ударов для достижения стратегического эффекта. Сочетание ограниченной войны и эскалации-деэскалации атомной угрозы создает серьезные проблемы для сдерживания угрозой наказания.

Удвоение наказания.

Развёртывание американского военного присутствия в странах Балтии и Польше представляет собой попытку укрепления механизмов возмездия. Аналогично, заявленные на саммите НАТО в Уэльсе планы создания сил реагирования по своей сути — попытка улучшить способность Запада нанести эффективный ответный удар. Такие меры, скорее всего, могут дать некоторые положительные результаты. Проблема в том, что российские методы ведения войны дезавуируют эффективное наказание. Крымская тактика позволяет быстро захватить территорию, в то время как даже самые быстрые меры реагирования будут запаздывать.

Сохраняя цель покарать агрессора, Соединенным Штатам и их союзникам следует добавить новый компонент системы сдерживания в регионе Балтийского моря: отпор. В отличие от наказания, которое грозит при нападении, сдерживание угрозой получить отпор затрудняет сам факт нападения. Отпор эффективен в том случае, если степень потерь будет превышать выгоды, получаемые в результате нападения.

Отпор: иглы и пилюли.

Есть два способа сделать отпор эффективным. Во-первых, затруднить захват территории. Это достигается путем оснащения союзного государства оборонительными вооружениями, чтобы увеличить шансы задержать или отразить атаку превосходящих сил. Ключ к этой стратегии в том, чтобы предоставить обороняющимся оружие любого уровня или количества. Такая стратегия особенно эффективна в современных условиях, когда растет перечень недорогих оборонительных технологий. Инструменты, которые могли бы обеспечить «иглы дикобраза» для СЦЕ включают в себя:
1. Противотанковое оружие. Имеющиеся образцы стоят от двух до двухсот тысяч долларов за штуку.
2. Гранатометы.
3. Пристреленные цели для артиллерии.
4. ПВО и ПЗРК в особенности.
5. Использование водных преград посредством затопления и создания каналов, что легко организовать в части Балтийского региона и Восточной Польше и будет представлять значительные технические проблемы для продвижения наземных сил. Используется в тандеме с артиллерией, которая наносит удары по обходным путям.
6. Наземные мины: союзники США в СЦЕ подписали Договор о запрещении противопехотных мин 1997 года и Конвенцию 1980 года о некоторых видах обычных вооружений. Тем не менее, существуют важные исключения из этих договоров. Противотанковые мины являются эффективными, дешевыми, сложновыявляемыми и не регулируются каким-либо договором. Направленные противопехотные мины, подрываемые оператором, также не запрещены.

Во-вторых, следует сделать более трудным для противника удержать любую захваченную территорию. Исторически эта стратегия «горькой пилюли» часто использовались небольшими государствами, обладающими волей к сопротивлению в течение длительного периода времени.

Ключом к этой стратегии является заблаговременная подготовка к сопротивлению. Это требует формирования иррегулярных сил, которые могли бы быть задействованы в короткие сроки, чтобы изматывать, задерживать и преследовать оккупационную армию. Такие силы отличаются от обычной армии тем, что их подразделения меньше, более свободно организованы и обучены для ведения партизанских действий.

Финляндия в этой части является примером. Одна из причин того, что финская модель работает так хорошо — профессионализация. Финские нерегулярные подразделения организуются государством и получают лучшую тактическую подготовку.

Еще одна причина, почему финская модель хороша — высокая готовность. Как и в Израиле, члены военизированных и территориальных сил хранят свое снаряжение дома. Подготовленное правительством оружие предварительно складируется в ключевых точках и узлах обороны по всей стране. Арсеналы обеспечивают инфраструктуру для широкого национального сопротивления в военное время. Наличие существенной и разветвленной военной инфраструктуры сигнализирует вероятному агрессору, что готовность страны к сопротивлению базируется на серьезной стратегии, а не на стрелковых клубах выходного дня.

Третья особенность системы иррегулярных сил Финляндии – их размер. 350 000 резервистов (при населении в пять миллионов) составляют большую и скрытую силу. Которая опирается на систему всеобщего воинского призыва. Национальный менталитет является неотъемлемой составляющей готовности к отпору. Это требует не только физических ресурсов, но и политической приверженности идее «вооруженной нации».

Особенно важным аспектом стратегии «горькой пилюли» является её реклама потенциальному агрессору. Финны нашли способы донести до России, что они в состоянии придать любой войне тяжелый и затяжной характер. Они делают это посредством размещения газетных статей и широкой огласки приобретения современного оружия для ведения партизанских боевых действий. Это сигнализирует, что любые достижения агрессора будут стоить очень дорого и русские военные с их отвращением к войне чеченского или афганского типа задумаются.

Затраты на отпор.

Для Америки требуется изменить отношение к использованию наших сил в СЦЕ. В отличие от экспедиционных сил, используемых для сдерживания угрозой наказания, цель войск, предназначенных для отпора – устоять и сокрушить нападающего. Следовательно, больше внимания должно быть уделено тому, какие виды Вооруженных Сил США отправляются в регион и, самое главное, как они тактически интегрированы с местными силами.

Последние должны обладать уровнем подготовки, материальным оснащением и боевым духом, необходимым для ведения совместных оборонительных действий. Это, в свою очередь, требует, чтобы Соединенные Штаты не были столь пассивны в оснащении и вооружении своих союзников. Например, недавние закупки Эстонией «Javelin», могут быть удвоены или утроены в случае обновления программы иностранной военной помощи США в направлении снижения цен и высокой потенциальной «прибыли» в виде сдерживания российского авантюризма. Систематическое изучение запросов оружия со стороны украинских военных (в основном, это сочетание противотанковых ракет и легких транспортных средств) поможет определить целевые области оснащения Америкой своих союзников по НАТО.

Готовность дать отпор влечет последствия для союзников. На базовом уровне, это подразумевает более глубокое стремление к местной обороне. Это означает не только более высокие расходы, но расходы на определенные виды оружия вместо других и направление больших ресурсов на те направления, где угроза наиболее вероятна. Требуется пересмотреть доктрину в пользу защиты собственной территории, а не участия в экспедиционных миссиях. В посткрымскую эпоху последнее имеет низкую полезность для государств в СЦЕ.

Преимущества отпора.

Для Америки и союзников новая стратегия поможет сосредоточить ограниченные ресурсы на тех направлениях, где конфликт, скорее всего, произойдет. Организация государств региона для усиления их способности к самообороне не обязательно повлечет соразмерное бремя для Соединенных Штатов. Наращивание возможностей союзников позволяет Америке сосредоточить свои ресурсы на других сферах.

Целью в СЦЕ должно быть ограничение возможности простых решений для потенциального агрессора и увеличение цены захвата и удержания территорий. Необходимо привить России здоровое чувство опасения последствий агрессии. Делать это сейчас, пока Россия обдумывает свои региональные планы, будет гораздо дешевле в долгосрочной перспективе, чем ждать провала существующей стратегии, а затем пытаться вернуть утраченные позиции.

Со значительными сокращениями.

А. Весс Митчелл, президент Центра европейского политического анализа.

Logo_руна