О беларуских миротворцах и украинском шпионе

3251

Вы прочитаете это материал за 10 минут

Минувшая неделя стала, пожалуй, наиболее проблемной за всю новейшую историю беларуско-украинских отношений. Новые проблемы в двусторонних отношениях вызревали уже в течение некоторого времени. Тем не менее, даже для самых твердых оптимистов становится понятным, что наилучшим образом политические отношения между Минском и Киевом характеризуются словом «кризис». И сейчас главное, не допустить их перерастания в коллапс.

Поход на Донбасс. 15.11.2017 Министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей заявил о готовности Беларуси выделить соответствующий воинский контингент в случае проведения миротворческой миссии на Донбассе (источник). Ранее, подобную готовность озвучивал и Александр Лукашенко.

Казалось бы, благородное намерение. А с учетом наличия Минской переговорной площадки – и закономерное. Но дьявол, как известно, скрывается в деталях. На них и остановимся.

Во-первых, идея миротворческой операции на Донбассе пока лишь идея (источник). И энтузиазм официального Минска выглядит весьма преждевременным.

Во-вторых, стоит учитывать масштаб возможной операции. Который будет сопоставим с операцией в Косово или Боснии. И потребует порядка 50-60 тыс. человек военного и полицейского персонала. Миротворческий потенциал Беларуси невелик (рота десантников, патрульный взвод, транспортный самолет, группа штабных офицеров и медиков). Всего с учетом необходимости ротации миротворцев Беларуси сможет выставить не более 400 человек. Т.е. 0,65%-0,8% от необходимого. Это как раз тот случай, когда замах на рубль, а удара даже на копейку нет.

Тут стоит остановиться на распространённом мнении, что Беларусь якобы в состоянии выделить 2 бригады для участия в миротворческих миссиях. На самом деле это не так. Беларусь выделила некоторый контингент в состав Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ. Достоверно известно, что для КСОР от нашей страны определены 103-я (Витебская) бригада Сил спецопераций и СОБР Внутренних войск МВД. Возможно, это не полный перечень. Но в любом случае надо учитывать два момента:

— КСОР ОДКБ это экспедиционные, а не миротворческие силы. Для которых необязательны знание английского языка и международного гуманитарного права. Первоочередные задачи КСОР – отражение внешней агрессии против государств ОДКБ и защита политических режимов стран-членов от неблагодарных сограждан;

— 103-я бригада в значительной мере комплектуется за счет солдат-срочников. Которых никто к зарубежным операциям привлекать не будет. Т.е. даже заявленный беларуский компонент КСОР ОДКБ следует делить на 2.

В-третьих, Минская переговорная площадка практически исчерпала свой ресурс. Не в последнюю очередь из-за пассивности представителей ОДКБ. Которые в ходе переговорного процесса предпочитают играть роль мебели, а зачастую банально некомпетентны в обсуждаемых темах. По сути остается единственный вопрос, который удерживает Киев от переформатирования переговорного процесса: обмен заложниками. Как только эта проблема будет разрешена, либо в Украине поймут, что она в текущей ситуации нерешаема, беларуским чиновникам будет предоставлена возможность и дальше рассказывать про «Беларусь — донора региональной безопасности». Но уже в одиночестве. Переговорная площадка может переместиться в другую страну, обладающую большим авторитетом и влиянием на Кремль. Например, в Казахстан.

В-четвертых, в международных отношениях зачастую более важно не то, что делается, а то, как это делается. О готовности принять участие в миротворческой операции В. Макей заявил в Москве после переговоров со своим российской коллегой Сергеем Лавровым. Последний, в свою очередь, отметил, что позиция Беларуси по урегулированию кризиса в Украине отражает и позицию России, которая зафиксирована в российском проекте резолюции Совета безопасности ООН. Чтобы понять «красоту» момента: Беларусь последовательно торпедирует ВСЕ проукраинские резолюции ООН. А ведь могла хотя бы воздержаться. Крайний раз это произошло 16.11.2017 (источник).

Далее, последовало заявление В. Макея, достойное цитирования: «Однозначно хочу вас заверить в том, что, участвуя в инициативе «Восточное партнерство», мы стремимся не допустить того, чтобы эта инициатива была направлена против третьих государств… Мы однозначно можем вас заверить в том, что мы не намерены допустить того, чтобы заключительная декларация, планируемая к принятию на этом саммите, носила антироссийский характер». Собственно, одного этого заявления достаточно, чтобы никаких беларуских миротворцев на Донбассе не появилось: Киев просто не даст разрешения.

Шпионские игры. Пару дней в Киеве приходили в себя после пассажей официального Минска. А 17.11.2017 распространили информацию о задержании в Минске КГБ Беларуси украинского журналиста Павла Шаройко (источник). Причем, произошло, это ещё 25.10.2017. А сам журналист по неподтвержденной информации задерживался демонстративно под воротами Посольства Украины в Беларуси. После чего были проведены обыски у некоторых других украинских журналистов. При этом в Киеве дают информацию крайне дозированно. И никак не объяснили своё более чем трехнедельное молчание.

В результате среди неравнодушной публики образовалось две партии: 1) свидетели российской агентуры в рядах беларуского КГБ; 2) свидетели вассальной зависимости Беларуси от России. То, что факты против обеих партий – проблема фактов. Но, тем не менее, мы на них остановимся для общего понимания ситуации.

Во-первых, Беларусь, конечно, ни разу не правовое государство. Но это не значит, что тут нет вообще никаких правил. Шпионаж – политическая статья УК. Причем, международнополитическая. Для возбуждения уголовного дела по которой необходима хоть какая-то правдоподобно выглядящая фактура. Иначе проще «найти» условные патроны или автомат (источник). Да и террористов публика боится больше, чем шпионов.

Во-вторых, Украина – партнер №2 для Беларуси. И до недавнего времени — основной политический лоббист Минска на Западе. Ни один руководитель КГБ не возьмет на себя ответственность за задержание гражданина Украины по политически чувствительной статье УК, не имея на руках конкретных фактов и не получив одобрения лично А. Лукашенко.

Тут следует сделать одно уточнение: факты – явление объективной реальности, а их юридическая квалификация – может быть предметом обсуждения.

В-третьих, А. Лукашенко – абсолютный и самодержавный правитель Беларуси. Время российского влияния в беларуских силовых структурах закончилось в начале 2000-х. Не стоит путать влияние с пророссийским настроениями. Приказы, во всяком случае, отдает один человек. И он в Минске. А не в Москве. Если предположить, что мифическая российская агентура в КГБ совершила провокацию против отношений Беларуси со вторым по важности партнёром, то возникает вопрос: почему эти люди ещё на своих должностях? Стоит напомнить, что А. Лукашенко хватило 10 минут для того, чтобы один из предыдущих руководителей КГБ отправился искать себе занятие в народном хозяйстве. А ещё есть примеры, когда руководители силовых ведомств узнавали о своём смещении с должностей из интернета. Т.е. контроль А. Лукашенко над верхушкой силовых структур – абсолютный. А любой политической тематики силовики боятся как огня. И, кстати, чьим агентом влияния является В. Макей: МИД торпедирует беларуско-украинские отношения голосованием против проукраинских документов в международных организациях гораздо чаще, чем КГБ ловит украинских шпионов.

В-четвертых, как-то в Беларуси малоизвестна история про задержание беларуского шпиона в Украине (источник). Да и в соседней стране информации по этому делу не много. Вроде, и человек вину отрицает, но при этом ни его защита, ни родственники «не звонят во все колокола», пытаясь привлечь к несправедливости внимание общественности. Если, конечно, была несправедливость. А если нет, то желание КГБ Беларуси «сравнять счет» с украинскими коллегами выглядит вполне естественно: «Они нашего человека закрыли, хотя могли бы по старой дружбе просто тихонько депортировать,- значит и мы так поступим». Логика вполне себе «пацанская».

В-пятых, очень странно выглядит молчание Киева. Причем молчание не только публичное. Обычно украинская сторона стремится заручиться поддержкой европейских партнеров в сложных для себя ситуациях. А потому коммуникация по дипканалам в случае каких-либо антиукраинских акций – вещь обыденная. Но не в этот раз: украинский МИД предпочел не распространяться. Более того, до настоящего момента неясно, оказывало ли в течение последних 3-х недель украинское диппредставительство в Минске правовую поддержку своему гражданину или нет. Конечно, можно украинское молчание списать на то, что в Киеве хотели договориться с Минском без излишнего ажиотажа. Чтобы не осложнять и так непростые отношения. Но дело в том, что и та информация, которая поступает, носит неофициальный характер. Украинское государство молчит.

Выводы. Никаких миротворцев на Донбасс Минск отправлять не собирается. А сама тема возникла по просьбе Кремля: Россия хотела бы использовать беларуских миротворцев в качестве своих аватаров. Как минимум. А как максимум – легализовать свое военное присутствие, переодев своих военнослужащих в беларускую форму. Что однозначно стало бы достоянием гласности (с помощью самой России). И вызвало бы катастрофические внешнеполитические последствия для официального Минска, похоронив перспективы отношений не только с Украиной и с Западом, но заодно и с Китаем и основными странами СНГ (Казахстан, Узбекистан, Азербайджан). Именно в расчете на переодевание российских военных в беларуских и вбрасывается фейк про мифические две бригады беларуских миротворцев.

Естественно, в Минске хотели бы уклониться от приготовленной в Кремле роли.  Напрямую сказать «нет» могли счесть нерациональным. Поэтому демонстративная антиукраинская позиция на международных площадках должна повлечь гневный отказ Киева от услуг беларуских миротворцев. И в Кремле на этот счет Минску претензий выставить не смогут: беларусы подставились, потому что поддерживали русских.

Шпионские игры на самом деле могут быть реализацией принципа «голову-за голову». И необходимостью получения «товара» для обмена на своего человека. Практика вполне обычная даже между союзными странами: достаточно посмотреть на историю израильско-американских отношений.

На фоне явного кризиса беларуско-украинских отношений практически единственные, кто демонстрируют неиссякаемый оптимизм – руководители двух стран. В этой связи особый интерес представляет встреча Александра Лукашенко и Петра Порошенко в Абу-Даби 02.11.2017 (источник). На тот момент было известно уже и про задержание П. Шаройко и про повестку дня встречи Министров иностранных дел Беларуси и России. Вполне можно предположить, что руководители двух стран обсуждали и обмен задержанных по обвинению в шпионаже. Естественно, без лишнего медийного шума. Что и объясняет молчание украинских дипломатов. Однако, очередное голосование Беларуси в ООН против украинской инициативы, а также крайние «миротворческие» заявления В.Макея в Москве вызвали в Киеве ярость. И заставили прервать молчание. В итоге шпионская история стала достоянием гласности. Опять же, говорят только те, кто не подчинен прямо и непосредственно Президенту Украины.

Проблема с высокопоставленными любителями многоходовок в том, что они заигрываются и теряют с некоторого момента контроль над ситуацией. Это в Беларуси Лукашенко обладает абсолютной властью. А вот Порошенко в Украине – нет. Т.е. имея своего Премьер-Министра, он может решить вопрос доступа беларуской продукции на украинский рынок. Но вот политические вопросы зависят не только от Президента Украины. Уже звучат требования жесткой реакции на действия Беларуси, а некоторые политики в Киеве заняты изучением списка беларуских дипломатов на предмет, кого из них можно отправить домой досрочно и с какой-нибудь обидной формулировкой.

Logo_руна