О патриотизме «советского типа» и «местечковом национализме».

618

Я прочитал ряд откликов на свою предыдущую статью (о психологической готовности к защите Родины). Вижу, что она кое-кого «зацепила». Это не удивительно: многие люди воспринимают чужие мысли исключительно со своей собственной колокольни, вместо того, чтобы попытаться понять мнение другого человека.

Вот, к примеру, один из читателей пишет: «Больно сознавать, что уважаемый ресурс не верит в собственный народ и его историю, которому патриотизма не занимать, который успешно бил и московитов, и фашистов». Я действительно не верю в патриотизм современных белорусов. Для этого у меня есть серьезные основания. Но ведь надо понимать, о чём у нас можно говорить прямо, а на что – только намекать. О многом приходится умалчивать – именно потому, что некоторые люди, сталкиваясь с неприемлемой для них точкой зрения, тут же начинают «клеить ярлыки». Вести полемику они не способны, могут только обвинять. Если бы только это! Так ведь ещё и сигнализируют в «компетентные органы». А мне не хочется, чтобы из-за меня закрыли блог.

Другой читатель призывает не втягивать военнослужащих в политигры. Кто же их втягивает? Лично я вижу смысл блога в том, чтобы гражданские люди (налогоплательщики), за чей счет и чьим трудом содержится Армия (а также Внутренние войска, пограничники, КГБ, милиция) обсуждали проблемы обороны и национальной безопасности. Причем обсуждали с противоположных точек зрения. Никакого единомыслия в дискуссиях не должно быть по определению, иначе получится хор под руководством дирижера.

Вам не нравятся мои тезисы? Так приводите убедительные контрдоводы. А пока никаких аргументов у вас нет, вместо них – наивная вера в сказки образца 1945 года.

Вопреки мнению некоторых критиков, мой «посыл» про миллионеров вовсе не «проходной». Наша власть устроена по клановому принципу и в значительной мере коррумпирована. Я не просто думаю так, я это очень хорошо знаю. Сказал бы много больше, с фамилиями и цифрами, да не могу – по причине, указанной выше.

Мой посыл был очень чёткий: ВЛАСТЬ, для которой существуют исключительно её корыстные интересы, ни я, ни мои единомышленники защищать не будем ни при каких обстоятельствах.

Защищать нужно Отечество, но в таком случае и вся воспитательно-пропагандистская работа должна быть направлена на это. А у нас вместо защиты Беларуси, с её древней историей и традициями, пропагандируют защиту «великих завоеваний Октября»; предлагают восхищаться советскими партизанами, которые зачастую грабили и убивали собственный народ; требуют чтить память воинов, «героически погибших» в Афганистане. За что они там погибли? За бредовую идею старых маразматиков из Политбюро ЦК КПСС насадить в этой отсталой стране социализм советского образца.

Короче, вместо беларуской национальной идеи нам снова и снова подсовывают советско-коммунистические тезисы и лозунги. И я повторяю: под прикрытием этих идей и этих лозунгов (давно себя дискредитировавших) нашей молодежи предлагают – реально, а не на уровне слов – «героически защищать» корыстные интересы монолитного блока коррумпированного чиновничьего аппарата и олигархов «беларуского разлива». Если вы с такой постановкой вопроса не согласны — ничем не могу вам помочь.

Итак, что такое патриотизм?

В словаре это понятие объясняется следующим образом: «Нравственный и политический принцип, содержанием которого является любовь к Отечеству и готовность подчинить его интересам свои частные интересы». Другая формулировка: «Любовь к Родине, преданность Отечеству и своему народу; крайняя форма патриотизма – национализм».

На мой взгляд, «крайняя форма патриотизма» там, где требуется жертва. Если человек готов отдать жизнь за Родину – он, выходит, националист, но не патриот?

Думаю, что такая трактовка есть словоблудие. Авторы подобных определений имеют в виду не Родину как таковую, а подзабытые лозунги типа «За Сталина!», «За родную коммунистическую партию!». То есть, отстаивание интересов тех, в чьих руках власть. Для них – только это патриотизм. А те, кто не желает воевать и умирать за интересы политических партий (неважно каких), за интересы клановых группировок (чиновники + нувориши), за интересы «первых лиц государства» (даже популярных) – такие люди для них не патриоты.

Поэтому я и мои друзья-единомышленники никогда не достигнем консенсуса с ветеранами советской армии и компартии. Как правило, это одни и те же люди. Они и стремятся всеми силами сохранять существующее положение вещей.

Вообще говоря, любовь к Родине (маме) и преданность Отечеству (папе) суть одно и то же. С любовью к народу сложнее. Народ – он ведь разный. Вспомним разночинцев XIX века. Они любили народ вообще, а конкретные крестьяне вязали им руки и сдавали в полицию.

Чиновники, к примеру, часть народа или нет? Я потому задаю этот риторический вопрос, что защищать их интересы и собственность (весьма и весьма значительную) не желаю ни при каких обстоятельствах. Сама Беларусь, несмотря ни на что, никуда не денется. А вот чиновники  и богачи действительно могут пострадать.

Несколько месяцев назад по другому поводу задумался я над вопросом: сколько человек в родном Минске могу назвать «хорошими знакомыми»? В том смысле, что имею представление об их настроениях, интересах, убеждениях. Полдня потратил на подсчеты, пересмотрел все записные книжки, почту в Интернете, фото в альбомах. Получилась цифра, которой поначалу сам не поверил: почти 400 человек! Так вот, за эти без малого 400 человек могу сказать твердо, что их отношение к чиновникам во главе с главнокомандующим точно такое же!

Очень важный момент – различия во взглядах поколений. Согласно социологическим опросам, среди граждан Беларуси в возрасте до 30 лет (обращаю внимание – не все население огулом, а только молодая часть его) 39 – 45 % мечтает уехать на постоянное жительство в другую страну (опрос НИСЭПИ в марте 2011 г.)! Неужели эту часть граждан можно назвать патриотами? Неужели они готовы воевать за своё Отечество не щадя здоровья и даже жизни, как того требует присяга? А ведь на срочную службу призывают до 27 лет. Если их силой погнать на войну, они при первом удобном случае сдадутся в плен либо дезертируют.

И ещё немного социологии. По данным опроса НИСЭПИ, проведенного в декабре 2010 года, в ответ на вопрос «Кто сегодня преуспевает в белорусском обществе?», люди всех возрастов (здесь уже не только молодежь) дали следующие ответы:
а) криминально-мафиозные структуры (74 % ответов);
б) те, кто находятся у власти (61 %);
в) люди со связями в органах власти (45 %).

Вот оно – мнение народа – вопреки тем, кто утверждает, будто бы народные массы желают (психологически готовы) воевать и погибать за интересы породнившихся между собой чиновников и богачей, преследующих исключительно свои корыстные интересы. Видимо, авторы подобных заявлений сами не вполне понимают, какую ахинею несут.

Тут я хочу напомнить высказывание столь известного политического деятеля как Уинстон Черчилль: «Политику надо хранить в тайне, иначе никто не захочет умирать за Родину». А уж он был крупнейшим знатоком обсуждаемой проблемы.

Вопрос: что изменилось, к примеру, в Беларуси, по сравнению со временами Черчилля, который умер в 1965 году? А вот что. Сегодня к Интернету у нас подключена в среднем каждая вторая семья (разумеется, среди тех, кому нет 40 лет, цифра намного выше), так что с информированностью масс дела обстоят принципиально иначе, чем 50 лет назад.

Появление Интернета означает величайшую интеллектуальную революцию в истории человечества! В эпоху Интернета все традиционные средства управления обществом, пропаганды, идеологической работы (говоря проще – традиционные средства обмана масс) безнадёжно устарели. Это я к тому, что столь успешно «накручивать лапшу на уши», как удавалось большевикам десятки лет, сейчас принципиально невозможно.

Просто беларусы, в силу того, что материальные интересы для наших «гарадскіх сялян» как и сто лет назад во много раз важнее интересов национальных и культурных, плетутся далеко позади других стран. Тем не менее, мы движемся в том же направлении, пусть в пять раз медленнее. Так что подождите, то ли ещё будет. Правда, не все доживут – к своему же счастью.

Попутно брошу беглый взгляд на некоторые праздники, обозначенные в календаре красным цветом, которые наши идеологи упорно привязывают к патриотизму. Суть их всех – обман.

23 февраля – День защитника Отечества. Вопрос: какое отношение имеет 23 февраля к Беларуси? Ответ: никакого. Ещё в 1970-е годы в московском журнале «Новый мир» прошла дискуссия об этом празднике и солидные учёные доказали, со ссылками на документы, что этот праздник основан на лжи. В последней декаде февраля 1918 года, когда германские войска после провала первого тура переговоров в Бресте перешли в неспешное наступление по всему фронту, никто нигде не оказал им никакого сопротивления. Ни под Псковом, ни в любом другом месте. Наступление немцы прекратили только потому, что Совнарком РСФСР во главе с Ульяновым-Лениным прислал им паническую телеграмму о согласии немедленно возобновить переговоры. В результате в марте был подписан Брестский мир, условия которого иначе как капитуляцией России, войну не проигравшей, не назовёшь. Мир этот был предельно «позорным» и «похабным» (по определению самого Ленина), но, как Ильич цинично разъяснил на съезде Советов летом того же года, «надо было спасать нашу власть». А при чем здесь Родина-Отечество, если речь шла о сохранении (любой ценой!) власти преступной организации маргиналов?!

Вы не согласны, что компартия была преступной организацией? Это ваши проблемы. Лично мне это ясно как Божий день. А 23 февраля, если называть вещи своими именами, это день национального позора России.

В Беларуси праздник этот сохраняется потому, что примерно у половины населения сознание сформировано ещё в советские времена по шаблонам коммунистической пропаганды. Для них «советское» и есть «наше». Люди старше 45 – 50 лет не понимают (и понимать не хотят), что для большинства тех, кто моложе, советское «нашим» не является хотя бы потому, что уже давно его нет. С каждым годом в силу законов биологии это соотношение всё больше меняется в пользу несоветских взглядов.

Поэтому рано или поздно все революционные праздники у нас отменят. И 23 февраля, и 8 марта, и 1 мая, и 7 ноября.

И все памятники коммунистическим вождям снесут.

И улицы, названные в их честь, переименуют. В Минске, например, есть улица имени Якова Свердлова, истребителя казачества. В России уже давно фамилию этого убийцы везде убрали, только в Беларуси она красуется. И что же, так будет ещё 100 лет? Нет, уважаемые, не будет.

Возьмем день «октябрьского переворота», когда большевики, то есть, российские маргиналы (в моем представлении – преступная организация) свергли власть демократического правительства России, а потом разогнали Учредительное собрание.

Хочу напомнить, что они во главе со своим Ульяновым (в Минске эту публику представляли армянин Мясникян, молдаванин Фрунзе и латыш Кнориньш) были категорически против предоставления независимости Беларуси. Мол, нет никакой Беларуси, это выдумка националистов (естественно, буржуазных); есть Западная область России (прежний Северо-Западный край). Но через два года большевикам, всё ещё сомневавшимся в прочности своего режима, понадобился буфер между «красной» Россией и «белой» Польшей. В результате летом 1920 года появилась БССР, обрезанная со всех сторон до территории 6 уездов Минской губернии. И что, мы будем ещё 50 лет радоваться тому, что власть захватили большевики?!

А что осталось от лозунга «Вся власть – Советам»? Ведь в Советах, согласно первоначальной идее, должны участвовать представители всего политического спектра…

Сказал бы я и о «дне независимости», искусственно прикрученном ко дню освобождения Минска, да не хочу дразнить гусей.

По данным опросов социологов, проводимых в России, Украине и Беларуси в последние годы, до 70 – 80 % граждан этих стран относят себя к категории патриотов. Но понимают они патриотизм очень по-разному.

Одни ставят знак равенства между патриотизмом и поддержкой действующей власти, существующим политическим режимом. Излишне доказывать, что именно такое понимание патриотизма горячо приветствуется самой властью.

Другие связывают патриотизм с приверженностью доминирующей религиозной конфессии. В Беларуси это православная церковь. Которая, хочу напомнить, является частью (экзархатом) Русской православной церкви, подчиненной центру в Троице-Сергиевой лавре. Отсюда призывы к единству православных славян, которые на деле означают отрицание независимости Беларуси, полное подчинение её внешней и внутренней политики интересам Москвы, а в идеале – присоединение к России.

Третьи пытаются представить патриотизм, особенно в его «крайней форме» (в форме национализма) как архаичное проявление местечкового шовинизма и даже … как нацизм. Но я вовсе не нацист, не шовинист, и живу не в местечке. Я патриот своей страны, где сотни лет жили мои предки и где все они похоронены. Другое дело, что я не отождествляю интересы «простого народа» с интересами «нерушимого блока» чиновников и богачей.

Я вижу, что идею защиты интересов народа и Отчизны чиновничий аппарат (через подчиненные им СМИ и по всем другим каналам) заменяет идеей гражданственности, которая в действительности маскирует требование «героически защищать» конкретные социальные группы.

Но это ещё не все. В нынешнюю эпоху культа безудержного потребления и кризиса гуманитарной сферы, патриотизм превращается в информационный артефакт, лишенный реального содержания. В результате отмирают нежизнеспособные в нынешних условиях элементы комплексного феномена под названием «патриотизм», их замещают другие элементы, адекватные реалиям постиндустриального XXI века.

К примеру, у современной молодежи часто встречается следующее понимание патриотической гражданской позиции: громко объявить в социальных сетях о своём предполагаемом участии в какой-либо гражданской акции (например, оппозиционном митинге), сделать пачку фотографий самого себя на месте события и выложить их на всеобщее обозрение – вот какой я патриот и гражданин. То есть, без фактора публичности патриотические порывы для молодежи (для Интернет-поколения) автоматически теряют свою значимость. При чём здесь благо страны, если на первом месте стоит банальное самовыражение, стремление к популярности в своей микросреде? А они в обязательном порядке предполагают получение победителями своих «15 минут славы».

Все мы вступили в эру информационных и кибернетических войн, имеющих наднациональный характер, хотя далеко не все наши граждане понимают этот факт. Сегодня ни ориентация на ценности «православной славянской цивилизации», ни культ победы во Второй мировой войне, ни попытки нагнетать обстановку ввиду гипотетических внешних диверсий не могут быть эффективными в воспитании патриотов. Любые усилия наших официальных идеологов в этом направлении обречены на провал. Ведь сегодня «гуттаперчевыми» становятся не только понятия патриотизма и героизма, но даже самого Отечества, узкую локализацию которого устраняет всеобщая причастность к «глобальному миру» Интернета.

Полный отказ от идейного наследия советского прошлого неизбежен, спорить об этом считаю бессмысленным. Вопрос в другом: могут ли те, кто хочет (остальные — свободны) каким-то образом способствовать формированию патриотизма средствами и в понятиях современной эпохи?

Мой ответ: да!

А если это так, то чем заменить советско-коммунистическую бредятину? И что противопоставить корыстным интересам указанного выше «монолитного блока власти и кошельков»?

Об этом я выскажусь немного позже.

Максим Петров, Belarus Security Blog.

Logo_руна