О перспективах тактического ядерного оружия в Беларуси

1189

Вы прочитаете этот материал за 7 минут

25.06.2022 во время встречи Александра Лукашенко и Владимира Путина было заявлено о том, что в ответ на отработку самолетами стран НАТО ядерных ударов по Беларуси, Россия окажет помощь в подготовке беларуских ВВС к использованию тактического ядерного оружия. При этом если Лукашенко предложил для этих целей использовать тяжелые истребители Су-30СМ, то Путин – штурмовики Су-25.

Также В. Путин заявил, что в течение нескольких месяцев Беларусь получит российские оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер-М». При этом российский правитель особо подчеркнул, что они могут использовать ракетное оружие как в обычном, так и в ядерном снаряжении.

И Путин, и Лукашенко подчеркнули, что вопрос передачи либо складирования в Беларуси российского ядерного оружия пока не рассматривается.

Тактическое ядерное оружие

Тактическое ядерное оружие (далее по тексту ТЯО) никак особо не регулируется нормами международного права, в отличие от стратегического ядерного оружия. Вследствие чего:

-Нет четкого определения, что есть ТЯО. Применяются критерии мощности заряда, дальности применения и платформ-носителей. Но этого недостаточно для четкой дефиниции.

-Нет никаких обязательств ядерных держав в части сокращения либо ограничения разработки, производства и накопления тактического ядерного оружия. Все заявления о сокращении ТЯО последних десятилетий носили характер одностороннего политического акта ядерных держав. Которые диктовались не только человеколюбием, но и тем фактом, что значительная часть его была произведена в 60-х годах и просто устарела. Соответственно, нет международной системы контроля за количеством и состоянием арсеналов этого вооружения.

-Как результат нет полной и достоверной информации о числе зарядов, которые принято считать тактическими, об их технических параметрах, о том, какая часть из них находится в готовности к применению, а какая часть разобрана и как быстро может быть приведена в пригодное к применению состояние.

-Из-за вышесказанного нет полного понимания, какие программы по модернизации существующих и разработке новых образцов ТЯО проводят ядерные державы. И насколько успешно.

Почему Су-25

Стоит обратить внимание, что В. Путин особо подчеркнул тот факт, что Беларусь располагает заметным количеством штурмовиков Су-25. Следовательно, вероятность оговорки российского правителя, который мог перепутать Су-25 с Су-30СМ (их в Беларуси 4 единицы) минимальна.

Если речь идет об авиабомбах, то не понятно, какая именно доработка требуется. Хотя у нас нет представления о текущем российском арсенале ТЯО, но в 50-60-е годы в СССР была разработана и запущена в производство линейка ядерных авиабомб массой до 500 кг. Можно предположить, что Россия сохраняет компетенции и потенциал производства вооружения подобных массогабаритных характеристик.

Советская атомная авиабомба PH-28

Тот факт, что штурмовик Су-25 не рассматривался ранее в качестве носителя ядерного оружия (авиабомб), является скорее следствием тактики его применения (машина поля боя, «летающий танк»).

Но возвращаясь к предыдущему пункту можно предположить, что речь идет не о свободнопадающих боеприпасах. А об управляемых ядерных авиабомбах (возможно, планирующих) или ракетах «воздух-поверхность» малого радиуса действия уже постсоветской разработки. Для их применения и может потребоваться серьезная доработка беларуских Су-25, которую невозможно осуществить на беларуских авиаремонтных заводах. И переподготовка летного и технического персонала.

Но тут надо понимать и то, что передача беларуским ВВС российских ядерных боеприпасов возможна только в том случае, если их носители будут переданы под российское командование.

И еще одна особенность: нет никакой информации о том, что Россия рассматривает собственные штурмовики Су-25 как носители ядерного вооружения. Почему же тогда В. Путин заинтересовался беларускими в этой роли?

Традиционный «Искандер»

Официальный Минск лелеет надежды заполучить «Искандеры» еще с 2007 года. И заявления Путина о передаче беларуской стороне этого ракетного комплекса в течение нескольких месяцев, пока не озвучены четкие сроки исполнения сделки, не стоит воспринимать буквально.

Утверждения о том, что реальной передачи «Искандеров» не будет, просто российские расчеты «прикроют» другим флагом, стоит воспринимать скептически. Не понятно, зачем российской стороне выдавать свои подразделения за чужие, и зачем это Минску.

Заявления В.Путина о том, что ОТРК «Искандер» могут применять аэробаллистические и крылатые ракеты в ядреном оснащении, новостью не являются. Беларусь унаследовала от СССР ряд систем ствольной артиллерии и ОТРК «Точка-У», которые также могут применять ТЯО.

Новостью в данном случае может стать отказ Москвы придерживаться ограничений Режима контроля за ракетными технологиями в случае передачи Минску ракет с дальностью свыше 300 км.

О вероятном статусе ТЯО в Беларуси

Вопрос о передаче беларускому режиму собственно ядерных боевых частей на повестке дня не стоит. И стоять не будет.

А для размещения в Беларуси российского ТЯО потребуются серьезные организационно-технические мероприятия по оборудованию места складирования. Очевидно, что и обслуживание ядерных боезарядов будут осуществлять российские специалисты.

Потребуется заключить дополнительное соглашение о статусе этого объекта. В силу требований Договора о нераспространении ядерного оружия он может быть только экстерриториальным. Т.е. речь должна вестись о создании полноценной (с правой точки зрения, как минимум) российской военной базы в Беларуси. А на это не согласен официальный Минск.

Естественно, объект хранения ТЯО в Беларуси станет одной из первоочередных целей для уничтожения (возможно, даже превентивного) в случае региональной войны. Даже если Минск задекларирует свой нейтралитет.

Политический контекст

Прозвучавшие заявления Путина и Лукашенко – заранее срежиссированная политическая игра. И их следует рассматривать именно в политическом контексте. На фоне одновременно происходившей встречи лидеров G7 и предстоящего саммита НАТО Кремль демонстрирует готовность и способность к дальнейшей эскалации. Масштабные ракетные атаки против Украины и инициатива, аналогичная НАТОвской Nuclear sharing — инструменты политического давления на Запад.

Использование территории и воздушного пространства Беларуси для атаки против Украины в тот же день, когда Лукашенко инициировал предоставление возможности беларуским ВВС использовать российское ТЯО – демонстрация Кремлем полного слияния позиции беларуского режима с российской по вопросам региональной безопасности. А значит и отсутствие какой-то самостоятельной от России политики Беларуси в этой сфере.

При этом пока не стоит ожидать запуска российского аналога Nuclear sharing:

-Тот факт, что В. Путин вместо явно заранее согласованной адаптации беларуских истребителей Су-30 предложил внезапно для А. Лукашенко штурмовики Су-25 скорее свидетельствует о нежелании повышать реальные компетенции своего формального союзника в этой сфере. Т.к. ничего не известно о какой-то программе адаптации российских штурмовиков для использования в качестве носителей ТЯО, это позволяет российской стороне затягивать адаптацию/сертификацию беларуских машин для этой роли бесконечно долго под предлогом необходимости разрешения новых технических вопросов.

-Поставка Беларуси ОТРК «Искандер» — это поставка носителей, а не ядерного оружия. И в этой сфере уровень угроз приблизительно такой же, как и в случае с поставкой «Искандеров» в Армению или Алжир. По крайней мере до того момента, как в Беларуси не начнется складирование российского ТЯО.

-В Москве есть достаточно четкое понимание того, что приобретение компетенций в сфере ядреного вооружения либо его постоянное размещение в Беларуси будет использовано Минском для собственной игры с Западом. Вряд ли В. Путин готов сделать такой подарок своему формальному союзнику.

Logo_руна