О политизации военной сферы

910

Вы прочитаете этот материал за 6 минут

Вопрос №1: Что такое политизация армии? И почему это проблема?

Политизация армии означает её лояльность одной политической партии и/или последовательное продвижение, адвокатирование и демонстрация приверженности некоторой политической позиции. Аполитичные, беспартийные военные являются одной из норм, лежащих в основе американской демократии и характерная черта американского военного профессионализма. Военные служат Конституции путем подчинения демократически избранным гражданским должностным лицам без учета партийной принадлежности или политической позиции последних. Что гарантирует мирную передачу власти между президентскими администрациями и то, что американский народ может сделать свой выбор свободно, без угроз и принуждения. Уверенность, что военные свободны от политических предпочтений, позволяет избранным должностным лицам доверять мнению военачальников. Более того, если бы военные заняли политические позиции или проявили партийную лояльность, избиратели могли бы разумно предположить, что оппозиционная партия не сможет контролировать Вооруженные Силы в случае своей победы на выборах. Другими словами, демократически избранные представители народа не смогут рассчитывать на надежность армии, если она явно поддерживает другую сторону. Это подрывает доверие как к партии, которую поддерживают военные, так и к самой армии и наносит ущерб дееспособности правительства.

Политическая беспристрастность защищает саму армию: поскольку американские военные одинаково служат избранным представителям разных политических партий, нет никаких оснований для того, чтобы эти представители относились к армии по-разному в зависимости от своей партийной принадлежности. Решения о финансировании, обеспечении, структуре, применении Вооруженных Сил гораздо реже мотивируются стремлением защитить партийные позиции и, скорее всего, будут определяться более широкими стратегическими, экономическими и общественными интересами. Более того, военное руководство остается профессиональным, а не политическим процессом.

Военные США рассматривают принцип внепартийного служения как основной элемент профессии. Это означает запрет на любое участие в политических кампаниях, и на любые действия, которые могут повлиять на исход выборов. Равно запрещено выражать неуважение к должностным лицам, которые занимают избранные или назначенные должности в правительстве.

Вопрос 2: Почему командование не имеет права продвигать  политические убеждения среди подчиненных?

Лидеры устанавливают стандарты поведения как в военных, так и в невоенных институциях. Выражение политических  предпочтений, особенно в профессиональной среде, означает, что карьерные перспективы зависят от поддержки политической позиции командования.

По большей части военные берут на себя основную ответственность за поддержание своего аполитичного характера. Но гражданские лица играют важную роль в политическом нейтралитете Вооруженных Сил, воздерживаясь от призывов к военным за поддержкой или пропаганды в их среде своих политических предпочтений. Это соображение особенно важно для наиболее высокопоставленных гражданских политических лидеров: Министра обороны и Президента. Воздержание от политической пропаганды перед военной аудиторией является необходимым средством, с помощью которого гражданские лидеры поддерживают профессиональный, аполитичный характер Вооруженных Сил и, следовательно, здоровье американской демократии.

Вопрос 3: Как определить степень политизации армии?

Степень политизации армии проявляется как качественными, так и количественными показателями. Количественные показатели вычисляются социологами. Например, в период между 1976 и 1996 годами исследование под названием «Проект лидерства в области внешней политики» изучало мнение как высокопоставленных офицеров, так и гражданских по широкому кругу вопросов внешней политики. В последнее время ученые изучают уровень политической активности в социальной сети и частных вкладах личного состава в политические кампании. В роли качественных признаков политизации исследователи рассматривают публичные комментарии; как влияет партийная принадлежность политических лидеров на поведение военных; случаи обращения политиков за поддержкой армии по невоенным вопросам; политическую деятельность отставных офицеров как косвенный признак умонастроений в военной среде.

Данные о политизации сталкиваются с проблемой: существует важное различие между политической принадлежностью институции и политической деятельностью отдельных членов. Действия отдельных лиц, даже видных, необязательно представляют собой истинную ориентацию организации. Существует также различие между частным и профессиональным поведением. Тем не менее, данные свидетельствуют о том, что профессиональные стандарты для «граждан-солдат» со временем перешли от общего воздержания от любой политической принадлежности к широкому участию в голосовании за политические партии (в США граждане регистрируются в качестве избирателей самостоятельно, а не включаются в списки автоматически).

Вопрос 4: Законно ли для отставных офицеров участие в политической деятельности?

Это зависит от контекста ситуации. Существует общее согласие в том, что как только военнослужащие выходят на пенсию, они имеют те же права и привилегии, что и частные граждане, когда дело касается политической деятельности. Пожертвования, волонтерство, участие в публичных дебатах и ​​даже предоставление экспертных знаний в политических кампаниях не является проблемой. Важно учитывать, используется ли статус отставного офицера для представления институции, где он служил, или даже всех военных, а не только взглядов человека. Несмотря на то, что личные взгляды человека не могут считаться достаточными для институциональных предпочтений, широкая аудитория часто приравнивает заявления отставных  высших офицеров к полноценной военной экспертизе. Что является  основной причиной, по которой такие частные мнения высоко ценятся в политическом контексте.

Опять же, это область, где гражданские политики также несут ответственность за защиту внепартийной идентичности военнослужащих и военных учреждений. Стремление получить одобрение отставного офицера для обеспечения доверия к партийной  кампании – скользкая дорожка, поскольку подразумевает лояльность армии к партии, а не к стране или Конституции. И хотя это может показаться безвредным, поскольку все стороны могут привлечь отставных армейцев, рост партийной деятельности военных специалистов может подорвать развитие доверия и открытости между гражданскими политическими чиновниками и их военными советниками. В идеале каждая сторона военно-гражданских отношений должна быть уверена в том, что в вопросах национальной безопасности, их коллега ориентируется исключительно на национальные интересы, а не на интересы своей политической партии.

С незначительными сокращениями.

Элис Хант Фрэнд — старший научный сотрудник Программы международной безопасности в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне, округ Колумбия.


Logo_руна