О реформе МВД.

976

15.11.2013 в Минске состоялось совещание по вопросам реформирования МВД под председательством А. Лукашенко.  Сразу следует обратить внимание, что контроль за проведением реформы основной правоохранительной структуры страны возложен на Совет Безопасности. С одной стороны, это можно рассматривать как неудовлетворенность теми предложениями по реформированию, которые  представлены самим МВД. С другой, Совет Безопасности является основным коллегиальным органом, формирующим политику в области национальной безопасности и обороны,  поэтому его контроль и оценка положения дел в МВД (равно как и в других силовых структурах) является нормой.

В ходе совещания А. Лукашенко были озвучены ряд идей, которые несколько позднее могут обрести конкретику в виде плана по реформированию МВД.

Первое: прозвучало однозначное требование А. Лукашенко провести преобразования в сжатые сроки и без расчета на дополнительное бюджетное финансирование. Исходя их этого следует два вывода:

— Беларуские власти стремятся рационализировать государственные расходы, что является косвенным свидетельством возможных сложностей с бюджетным наполнением уже в обозримом будущем.

— Проведение реформы в максимально сжатые сроки следует рассматривать как требование сужения периода времени, в течение которого дееспособность МВД объективно снизится в силу внутренней реорганизации, что является прямой угрозой внутренней стабильности существующего государственного строя. Которая может еще более осложниться внешними факторами, о чем ниже.   

Второе: инициатива по ликвидации Управления внутренних дел на транспорте уже давно очевидна. На это мы указывали ранее в материале, посвященном  возможным направлениям реформы МВД  (источник).

Третье: особо следует обратить внимание на антикоррупционную риторику А. Лукашенко в ходе совещания. Так,  он раскритиковал милицию, которая располагая всем массивом информации о фактах коррупции на местах, не предпринимает действенных мер для борьбы с нею. Соглашаясь с беларуским руководителем, следует обратить внимание, что он упустил один важный момент, который во многом и определяет пассивность органов МВД  — уровень коррумпированности внутри самого ведомства, массовость злоупотреблений властью и служебным положением со стороны его должностных лиц, особенно в регионах.  И тут возникает вопрос эффективности действий Службы собственной безопасности МВД, призванной поддерживать чистоту милицейских рядов. Правда, об этом на совещании не было сказано ни слова.

Четвертое: инициатива по созданию единой общенациональной службы судебных экспертиз выглядит несвоевременной. Существует устоявшаяся работающая система экспертных учреждений и организаций с налаженными алгоритмами взаимодействия с правоохранительными структурами. Насколько оправдано её изменение — вопрос дискуссионный. Никакой особой необходимости в этом нет.

Пятое: не до конца понятна позиция А. Лукашенко относительно изменений во Внутренних Войсках МВД (далее по тексту ВВ). Действительно, ликвидация управления Корпуса охраны общественного порядка — положительный момент. Однако заявления о том, что за счет ликвидации этого управления будут созданы новые подразделения ВВ выглядят странным: сомнительно, чтобы численность ликвидированного органа управления позволила создать хотя бы роту. Кроме того не ясно, как заявление о необходимости создания новых подразделений соотносится с размышлениями А. Лукашенко на тему оптимизации «военной составляющей МВД», т.е. Внутренних войск. Судя по всему, какой-либо внятной позиции относительно численности ВВ в будущем и их организационно-штатной структуры нет. В этой ситуации худшее, что может случиться — это сокращение войск. Заявления об их фантастической численности, превосходящей национальную Армию, являются досужими измышлениями. При решении  этого вопроса следует учитывать внешний фактор, а именно инициативу России по реформированию Организации договора о коллективной безопасности путем передачи под постоянное командование объединенного штаба Организации (должность начальника которого должна быть зарезервирована за Россией) Коллективных сил оперативного реагирования и региональных группировок войск. С учетом того, что вся беларуская Армия входит в состав единой региональной беларуско-российской группировки, в случае реализации российских планов, ВВ могут остаться единственной военной организацией армейского типа в подчинении у беларуского режима. Поэтому в данной ситуации более логичным выглядела бы озабоченность о дальнейшем развитии ВВ, в том числе и о некотором наращивании их численности за счет перераспределения личного состава внутри МВД.  

Шестое: настораживает заявление А. Лукашенко о том, что существующий некомплект в МВД не мешает ведомству в целом справляться с поставленными задачами, а потому оптимизация численности может быть и за счет ликвидации вакантных должностей. Однако наиболее остро некомплект стоит именно в низовых подразделениях, которые непосредственно заняты правоохранительной деятельностью. Раздутый до невероятных размеров управленческий штат как раз таки от некомплекта не страдает. В этой ситуации механической сокращение должностей — худший из возможных вариантов. Более оптимальным стало бы сокращение должностей в органах управления и зонально-линейного контроля МВД и перевод высвободившихся сотрудников для доукомплектования штатов территориальных подразделений Министерства. Однако об этом ничего сказано не было.

Как итог можно констатировать отсутствие на текущий момент внятной и проработанной стратегии реформирования МВД. С учетом беларуских реалий высока вероятность того, что итогом всего этого станут чисто косметические мероприятия и сокращение численности ведомства за счет неукомплектованных должностей.  И тогда можно будет говорить не о реформе, а об имитации реформы МВД.  

 

Logo_руна