О роте информационных технологий армии Беларуси

1211

Вы прочитаете этот материал за 6 минут

Впервые о создании специализированной роты по информационной безопасности заявил министр обороны А.А. Равков 25 февраля текущего года. Отвечая на вопрос корреспондента ОНТ, планируется ли в Беларуси создавать войска информационных операций, как это сделано в России, А.А. Равков сказал, что беларуское военное ведомство плотно занимается информационной безопасностью, кибербезопасностью, в Беларуси есть соответствующие структуры, «плюс мы в нынешнем году формируем специализированную роту, которая будет заниматься этим вопросом». Цели и задачи указанной роты не оглашались, но из контекста сказанных министром обороны слов можно было сделать вывод: рота будет заниматься вопросами информационной безопасности, точнее, информационно-технической безопасности.

На днях снова появилась информация о формировании такой роты (примечательно, на следующий рабочий день после обвинения со стороны США в отношении 12 россиян по подозрению во вмешательстве с помощью информационных технологий в американские выборы). Но на этот раз создаваемая рота была названа ротой информационных технологий (IT-рота). В сообщении Министерства обороны отмечается, что подразделение будет укомплектовано военнослужащими срочной военной службы из числа граждан, которые добились наибольших успехов в области информационных технологий, как правило, имеющих высшее профессиональное образование по интересующим Министерство обороны специальностям и изъявившим желание проходить военную службу в данной роте. Каждому специалисту роты информационных технологий будет определен научный руководитель, военнослужащие будут выполнять конкретные научно-прикладные задачи в интересах военного ведомства, а также продолжат свое участие в уже начатых научных программах. Деятельность роты будет организована на базе Военной академии Республики Беларусь (первоначально рассматривался НИИ Вооруженных Сил). Приведенная информация свидетельствует о том, что рота будет представлять собой аналог созданных пять лет назад в России научных рот. Такие роты сформированы практически для каждого вида вооруженных сил России при военно-научных (образовательных) центрах и комплектуются из выпускников ВУЗов естественнонаучных и технических специальностей, за которым закрепляется научный руководитель.

Деятельность научных рот ВС РФ во многом сопряжена с информационными технологиями. Например, основные научно-прикладные задачи 5 научной роты (Сухопутных войск РФ) относятся к области автоматизации сбора и анализа данных, разработки систем помощи принятия решений, создания баз данных и 3D-моделирования. Что касается задач IT-роты беларуских ВС, то косвенно о них упоминал в интервью начальник военной академии, а также ряд задач можно понять по документу, содержащему примеры проектов. В частности это такие задачи, как проектирование и создание баз данных, разработка мобильных приложений под Android и iOS, математическое и компьютерное моделирование ведения боевых действий и другие. Можно сказать, что озвученные задачи не во многом отличаются от задач, аналогичных приведенной выше научной роты ВС РФ.

Требуемая квалификация к военнослужащим роты в принципе позволяет быстро переориентировать ее деятельность с прикладной научной на решение специальных задач Вооруженных Сил. Так, мобильные приложения можно разрабатывать как просто для технических вопросов или популяризации ВС (например, тематические игры), так и для ведения разведки и управления массами. Примерами последних являются сбор больших масс людей в заданном месте в нужное время с помощью игры Pokemon-Go, определение координат военных объектов на основе фитнес-приложения Strava, передача противнику координат огневых позиций украинских подразделений, использующих российские мобильные приложения для стрельбы артиллерии.

Подразделение такого рода в количестве 60 человек при дополнении его определенными специалистами гуманитарного профиля вполне способно проводить масштабные информационные операции, но вряд ли стоит ожидать подобное в ближайшее время. Во-первых, большая часть нагрузки скорее всего будет приходиться на разработку специализированного ПО, а не на сетевое воздействие. Во-вторых, на первых порах привлечение IT-специалистов, которые в большинстве своем работают на аутсорсинге стран НАТО, для воздействия на последние также сомнительно. Но, тем не менее, ресурс (резервный) вооруженных сил для проведения достаточно масштабных информационных операций будет создан.

Научные и научно-производственные роты вооруженных сил России во многом действуют в интересах военно-промышленного комплекса. Из слов начальника Военной академии Республики Беларусь В.А. Лисовского следует, что военнослужащие беларуской IT-роты также могут привлекаться не только для обеспечения интересов Министерства обороны, но и ГВПК. Научно-исследовательские подразделения ВС, к которым по сути будет относиться и IT-рота, выполняют НИОКР как по заказу Министерства обороны, так и в рамках хозяйственных договоров с предприятиями военно-промышленного комплекса. За это научные сотрудники ВС получают соответствующее финансирование (денежное довольствие, заработную плату). И здесь возникает ряд проблемных вопросов. Во-первых, призванные на военную службу специалисты будут получать положенное для солдат минимальное денежное довольствие, никак не зависящее от объема и качества выполняемых работ. Если бесплатную работу в интересах Вооруженных Сил как-то понять можно, то бесплатная работа по сути в интересах предприятий, мягко говоря, не справедлива. Частично ситуация может быть решена переходом призванных военнослужащих на контракт. Для выпускников ВУЗов, распределенных на предприятия с низкой зарплатой, перераспределиться на контракт в ВС возможно и хороший вариант, но для сотрудников ПВТ — вряд ли (не те зарплаты). Во-вторых, могут возникнуть вопросы с интеллектуальной собственностью (проще говоря разработку солдат могут присвоить научные руководители или предприятия-заказчики).

Во многом деятельность роты будет определяться профессионализмом и научной квалификацией ее руководства. Проблемными моментами здесь могут быть использование призванных специалистов сугубо для проведения диссертационных исследований научных руководителей, выполнение заведомо неперспективных исследований и разработок (в том числе поставленных предприятиями), отрыв деятельности роты от решения задач информационных операций.

Среди проблем, которые отмечают непосредственно военнослужащие научных рот РФ, следует выделить следующие:

— в первое время после создания роты много времени уходило на обустройство казармы и рабочих мест;

— соотношение физический труд по типу «притащи-перетащи» к основной деятельности составляло в упомянутой 5-й научной роте 30:70;

— закупка дополнительного оборудования или замена текущего занимает продолжительное время ввиду необходимости согласования и нерегулярности финансирования;

— решению основных задач мешают другие работы: создание отчетов, документации, презентаций, канцелярские работы и др. С уверенностью можно сказать, что такие проблемы возникнут и в создаваемой беларуской IT-роте.

Можно предположить, что IT-рота будет использована и для подбора дополнительных кадров для действующих подразделений информационной безопасности, например, Главного центра обеспечения безопасности информационных технологий Вооруженных Сил. Также рота может стать кузницей перспективных научных и педагогических кадров для Военной академии и НИИ Вооруженных Сил. В российских ротах для этого службу в научных ротах представляют как альтернативу аспирантуре — после завершения службы военнослужащие имеют возможность защитить диссертацию на основе армейских исследований. На данный момент в Беларуси обеспечить за период службы в роте альтернативу обучению в аспирантуре проблематично, но как альтернативу магистратуре (с дополнительной учебной нагрузкой) — возможно.

В целом создание роты информационных технологий — положительное, хоть и запоздалое, начинание руководства Вооруженных Сил Беларуси. Ресурс создается очень хороший, но как им распорядятся — покажет время.

Егор Лебедок, специально для Belarus Security Blog

Logo_руна