О ситуации в Украине

1133

Вы прочитаете этот материал за 8 минут

В течение апреля-июня Belarus Security Blog проведен ряд рабочих встреч с украинскими экспертами и аналитиками. На которых обсуждался широкий круг вопросов, связанных с положением дел в Беларуси и в Украине, а также с состоянием и перспективами двусторонних отношений.

Некоторые из озвученных мнений и позиций представлены ниже.

Безопасность (состояние, реформа сектора, война на Донбассе). По вопросу  интеграции Украины в НАТО существует консенсус политических элит. Т.е. этот вопрос все более перемещается из плоскости концепции в плоскость рабочего планирования.

В ходе реформирования сектора национальной безопасности и обороны возрастает значение безопасности человека. Которая заключается не только в обеспечении физической безопасности, но и в психологической неприкосновенности. Гуманитарная, психологическая безопасность – это приоритет даже перед hard security. 

При реформировании сектора безопасности Украина опирается на комплексную поддержку ЕС, НАТО, ОБСЕ, США и Канады. Основная задача — объединить усилия по внедрению лучших практик в пакет реформ. И реформа полиции — это только часть общего процесса. Сюда же можно отнести и создание сервисных центров административных услуг (принцип «одного окна»).

Внедрение стандартов прав человека проводится также и в рамках спецслужб. Это очень не простой процесс, учитывая их специфику. Основа реформы СБУ — большая открытость структуры. Упор будет делаться на предотвращение и профилактику преступлений.

В рамках Минобороны создан департамент гражданско-военного (именно так, гражданский — сначала) сотрудничества. Который в зоне боевых действий на юго-востоке Украины занимается вопросами: поддержки функционирования социальной  инфраструктуры (включая школы, сады больницы), критической инфраструктуры; координации волонтеров; сотрудничества и поддержки СМИ; гуманитарного разминирования; поддержки гражданских властей.  Специфика гибридной воны возлагает на департамент  вопросы гуманитарной поддержки включая эвакуацию гражданского населения, восстановление инфраструктуры (особенно электроснабжения), контрпропаганды и борьбы с фейками, обмен заложниками в координации с СБУ, поиск и захоронение тел погибшими. Департамент выступает и в роли хаба по распределению информации о ситуации в зоне боевых действий.

В МВД Украины создано управление обеспечения прав человека. Одним из главных направлений которого является работа с личным составом, его просвещение и мотивация в части соблюдений требований закона, уважения прав и свобод личности.

За последние три года в Украине сформирована качественно иная армия. И хотя генералитет остается прежним, в ходе войны возникла массовая группа офицеров среднего звена, которые имеют успешный опыт ведения боевых операций. Существует достаточно многочисленная когорта полковников, выдвинувшихся в период войны, которых рассматривают как кадровый резерв ВСУ. В настоящее время их массово направляют на учебу, в том числе и за границу.

Украинские военные активно осваивают технологии информационно-психологических операций. В этой сфере особо следует выделить разведку ВМФ Украины, благодаря нетривиальным и наступательным действиям которой во многом удалось стабилизировать ситуацию в причерноморских областях Украины.

Качественное кадровое перерождение армии создает гипотетическую ситуацию при которой её политическое значение начнет возрастать. При таком варианте развития событий ВСУ начнут играть роль сродни той, которую играли военные-кемалисты в Турции до недавнего времени.

Кроме того стоит отметить, что переход на стандарты НАТО в области военного управления предполагает значительное сокращение численности генералов. Которые «сокращаться» не хотят.  Осторожно (пока) звучат предложения увеличить численность армии. Что мотивируется необходимостью укрепить военную безопасность Украины. В том числе и со стороны границы с Беларусью.

Беларуско-украинские отношения. С сожалением приходится констатировать, что в украинском экспертном секторальном (в области безопасности и обороны) сообществе и силовых структурах сложился консенсус относительно роли и места Беларуси в области региональной безопасности: беларуские силовые структуры являются придатком российских и имеют крайне малый уровень самостоятельности. И эта позиция практически «непробиваема», носит, можно сказать, квазирелигиозный характер.  

Ряд инициатив беларуской стороны в области развития оборонного сотрудничества с Украиной в Киеве вызывают настороженность. Присутствует мнение, что это либо попытка мониторинга процесса и результатов трансформации украинской армии, либо политическая провокация (беларуская сторона выдвигает инициативы, очевидно малоприемлемые для украинской стороны для того, чтобы потом, получив отказ, иметь основания для обвинений Киева в неконструктивной позиции)

Беларусь потеряла политическое доверие руководства Украины. Это не означает разрыва отношений, потому что присутствуют прагматичные интересы. Однако, официальный Минск не рассматривается в Киеве в качестве надежного политического партнера.

Региональная политика. Существуют ограничения на многовекторную политику в регионе, связанные с тем, что фактически сформировалось два центра силы (Запад и Россия). И практически нереально в существующих условиях иметь равные политические и стратегические отношения с каждым из игроков одновременно.  Отказ сделать выбор в пользу одного автоматически означает выбор в пользу другого.   

Румыния является важным партнером Украины. И это партнерство имеет тенденцию перерастания в стратегическое. Что связано как с фактором географии, так и с совпадением интересов в черноморском регионе. Бухарест выступает активным лоббистом Киева в Брюсселе. Напомним, что в разгар наиболее тяжелых боёв на Донбассе летом 2014 года, пока в столицах «старого» ЕС совещались как на это реагировать, Румыния действовала. Хотя официально эта тема и предана молчанию, но румыны стали одними из первых, если не первыми, кто начал оказывать Украине действенную материально-техническую поддержку.

Раскол украинско-польских отношений крайне маловероятен. При не простой истории отношений двух стран в элитах есть четкое понимание роли, которую Польша и Украина играют друг для друга.

Минская переговорная площадка. Наблюдается практический консенсус среди стейкхолдеров, с которыми удалось пообщаться,  относительно перспектив Минской переговорной площадки: она себя исчерпала. Это связано с рядом причин, не зависящих от беларуской стороны. В том числе и с тем, что формат Минска – это оформление договорённостей Путина и Меркель по Украине. С учетом того, что в Германии может смениться глава правительства, может потребоваться новый формат соглашений.  

Экономическое развитие. Европейским производителям становится всё тяжелее конкурировать с китайскими, которые наращивают уровень качества, но при этом сохраняют ценовую конкурентность. ЕС нуждается в доступе к дешевой рабочей силе и при этом выигрыше по логистике. Украина имеет шанс превратиться в европейский вариант Мексики, т.е. в сборочно-производственную площадку. При этом интересы европейского бизнеса в Украине их правительствами отстаиваются жестко, используя международную финансово-экономическую помощь в качестве рычага давления на украинские власти.

Внутриполитическая ситуация. Никакого пророссийского политического «отката» в Украине быть не может. Хотя бы в силу миллионов стволов оружия (легальных и нелегальных) на руках у населения и уже более двухсот тысяч ветеранов войны. Многие из которых имеют организаторский опыт и занимают активную гражданскую позицию.   

Заявления о возможности дезинтеграции Украины не имеют внутренних предпосылок. Даже при полномасштабном внутриполитическом кризисе в Украине достаточно центров силы, которые в состоянии удержать территориальное единство страны.

Украина будет стремиться повысить цену контроля оккупированных территорий для России. Планируется преследование всех экономических субъектов, ведущих деятельность на неподконтрольных Киеву территориях.

Политические перспективы Михаила Саакашвили скромные. Грузинская команда породила ряд конфликтов с украинскими властными кругами. Грузин изначально пригласили помогать и советовать, а не приказывать. Кроме того, ситуация в Украине радикально отличается от грузинской. Как масштабами, так и тем, что в Грузии руках у Саакашвили была сосредоточена вся власть. Это позволило проводить реформы быстро и по единому плану. В Украине концентрации власти нет.

Деолигархизация Украины сдерживается не только нежеланием властей её проводить. Но и часто невозможностью давления на олигархов. Олигархические кланы обеспечивают функционирование массы рабочих мест и несут масштабные социальные обязательства. Кроме того, компании, принадлежащие олигархам, крайне закредитованы. В том числе и иностранным банкам. Таким образом, деолигархизация чревата дезорганизацией части народного хозяйства, ростом социальной напряженности, угрозами стабильности финансового сектора из-за возможного банкротства заёмщиков. В значительной степени деолигархизация негласно сдерживается самими западными странами, которые опасаются невозвращения кредитов, выданных их банками украинским олигархам.

Петр Порошенко крайне непопулярен. Высока вероятность, что баллотируясь на второй срок, он попытается опереться на национал-патриотический электорат. Что потребует от него изменения манеры вести дела. В том числе и с Минском. В будущем голословные  обвинения беларуских чиновников в адрес Украины (в содействии дестабилизации обстановки в Беларуси, подготовки мифических боевиков и т.п.) могут спровоцировать жесткий ответ Киева. Например, в виде ограничений на импорт из Беларуси некоторых видов товаров.  

Logo_руна