Очередь к воротам «Дроздов»: несостоявшийся единый кандидат.

544

Из драматических событий 2010 года демократическая оппозиция Беларуси, казалось, вынесла урок: победить Лукашенко имеет шансы только единый кандидат от всех демсил. А значит, надо договариваться о таком кандидате, который хорошо известен не только в Беларуси, но и за рубежом, то есть сможет аккумулировать средства от иностранных спонсоров. Ведь в 2010-м попытки оспорить лидерство Лукашенко споткнулись не только о раздробленность демократических лидеров, но и о распылённость выделенных на их поддержку финансов. Однако эгоизм, честолюбие, старые обиды и неоправданные амбиции привели к тому, что и на выборы 2015 года оппозиционеры не смогли выдвинуть единого кандидата. Мы решили посмотреть, как развивался, подавал надежды и в итоге погиб проект «единый кандидат».

За полгода до выборов, предварительно (пока) назначенных на ноябрь 2015-го, всем стало понятно: единого кандидата в президенты от демократических сил не будет. Причём политологам это стало понятно ещё в конце 2014-го, а самым циничным и опытным – было ясно с самого начала. Переговоры, призванные определить личность единого кандидата в президенты, длились три года и ни к чему не привели.

Оптимистичное начало.

А начиналось всё ещё в 2011 году. Тогда, немного отойдя от репрессий, последовавших за выборами-2010, демократы создали коалицию, членами которой стали Беларуская партия объединённых левых «Справедливый мир» (БПОЛ «СМ»), партия БНФ (ПБНФ), Объединенная гражданская партия (ОГП), незарегистрированная Беларуская христианская демократия (БХД), кампания «Говори правду» (ГП) и движение «За Свободу» (ДЗС).

На тот момент оппозиционеров объединяла задача эффективного участия в будущих избирательных кампаниях – парламентской и местной. Однако уже парламентские выборы 2012-го показали: единый фронт у оппозиции не получился. Выборы оказались просто «слиты» – в Палату представителей не попал ни один представитель оппозиции (да на это особо никто и не рассчитывал). Но что ещё хуже – демократы также не смогли провести сколько-нибудь интересную, эффектную или хотя бы просто запоминающуюся избирательную кампанию.

Итак, оппозиционеры не попали в парламент, но сделали вид, что не особо расстроились – и в конце 2012 года начали договариваться о едином кандидате на президентских выборах 2015-го. Инициатива исходила от гражданской кампании «Говори правду», а если говорить точнее, то от «звёздной» троицы: Владимир Некляев – Александр Федута – Андрей Дмитриев. Тогда, в декабре 2012 года, Андрей Дмитриев так это описывал: «Мы начали работать в новом формате, ориентированном на людей, на «новое большинство». Формат «нового большинства» становится трендом, к которому присоединяются все больше и больше демократических структур. Именно переход на работу с «новым большинством» я считаю победой, потому что это другой тип политики, способный привести в победе демократии».

Первоначально инициаторы переговоров рассчитывали, что смогут договориться о персоне единого оппозиционного кандидата уже в 2013 году. Чтобы обкатать технологии работы с массами избирателей, «Говори правду» инициировала создание альянса «Народный референдум», в рамках которого на базе «первичек» различных партий и групп в регионах создавались структуры по сбору подписей.

Раскол.

Но вскоре стало понятно, что не участвовавший в выборах 2010-го Анатолий Лебедько готов согласиться на единого кандидата от оппозиции лишь при условии, что этим кандидатом будет он сам. В результате и без того не сильно сплочённая демократическая оппозиция раскололась на несколько групп.

Первая – «Народный референдум» – сформировалась вокруг «Говори правду». В нее вошли БНФ, движение «За Свободу» Александра Милинкевича, Беларуская социал-демократическая партия («Грамада») и ещё несколько структур помельче. Вторую группу сформировал удивительно противоречивый альянс идеологических антагонистов – Объединённая гражданская партия (Анатолий Лебедько) и партия левых «Справедливый мир» (Сергей Калякин). К ним также примкнули более мелкие движения. Христианские демократы (Виталий Рымашевский и Павел Северинец) решили сохранять нейтралитет и одинаково хорошие отношения с обоими альянсами.

Остальные партии и движения либо действовали самостоятельно, как либерал-демократы (отец и сын Гайдукевичи) или гражданская кампания «Наш Дом» (Ольга Карач), либо решили бойкотировать выборы как «заведомо сфальсифицированные». К последним можно отнести, например, «Европейскую Беларусь» Андрея Санникова или «Молодой фронт».

Когда «расслоение» интересов оппозиции стало очевидным, энтузиазм лидеров «Говори правду» несколько поугас. Александр Федута сосредоточился на литературной деятельности и занялся докторской диссертацией, а некоторое время спустя и вовсе покинул гражданскую кампанию и перебрался в Киев. Некляев оставался больше номинальным руководителем, своего рода идейным символом организации. В результате функции непосредственного управления «Говори правду» перешли к Дмитриеву, который вскоре замкнул на себе финансовые потоки и кадровые вопросы.

Однако переговоры по выдвижению единого кандидата продолжались – они активизировались примерно за год до местных выборов, то есть весной 2013-го. Тогда же была обрисована примерная схема: единый кандидат от демсил избирается на специально для этого созванном Конгрессе демократических сил с участием делегатов – политических активистов со всей Беларуси. Оптимальным было признано такое решение: делегатами должны стать кандидаты в депутаты на парламентских и местных выборах и члены их инициативных групп. Это позволяло привлечь к работе реальных активистов с опытом политической борьбы против властной «вертикали».

В то время главным переговорщиком, старавшимся свести воедино разрозненные интересы членов «Народного референдума» и «Талаки» стал лидер БХД Павел Северинец. Но Северинец – вероятно, неосознанно – начал ломать хрупкий консенсус. Например, он предложил выбирать делегатов Конгресса не только среди членов инициативных групп, но и среди участников неправительственных организаций. Всё это невообразимо затянуло организацию Конгресса, и до местных выборов его провести не удалось. Результат был предсказуем: местные выборы оппозиция «слила» точно так же, как и парламентские.

После этого Анатолий Лебедько де-факто повёл собственную избирательную кампанию. Он в качестве противовеса идее «Народного референдума» выдвинул инициативу проведения праймериз. Сперва среди всех оппозиционеров, потом – в неком отдельно взятом провинциальном городе, то есть по территориальному признаку.

Попутно, примерно с начала лета 2014-го, собственные интриги пытался плести Александр Милинкевич. Сперва он попытался выдвинуть на роль «единого» своего заместителя по движению «За свободу» Алеся Логвинца. Не вышло. Затем неожиданно Владимир Некляев предложил Милинкевичу вновь, как и в 2006-м, стать единым кандидатом от оппозиции. Милинкевич явно колебался – сперва дал своё согласие, потом заговорил о том, что решить всё же должен Конгресс. А потом вдруг охладел к этой идее и стал баллотироваться на пост ректора Европейского гуманитарного университета в Вильнюсе. Закончилось это печально: ректором ЕГУ избрали американца, Милинкевич резко попытался вернуться к идее себя как единого кандидата, но было уже поздно.

Конец идеи «единого кандидата».

Фатальным для самой идеи единого кандидата от демсил оказался ноябрь 2014 года. Этот месяц начался с того, что умер один из самых неординарных беларуских политиков – генерал Валерий Фролов. Как раз незадолго до этого он заявил о своих планах баллотироваться в президенты – впрочем, не в первый раз. До сих пор никто не может точно сказать, в какой именно день первой недели ноября умер Валерий Фролов. Его сын, Дмитрий Фролов, так описал ситуацию для «Радио Свобода»: «Я приехал в квартиру в Минске и нашел его, он лежал в комнате. Пока другой информации нет. Следов насильственной смерти нет, в доме порядок. В это время он был один в квартире. Он должен был сегодня ехать в командировку, у него в 10 часов поезд. Накануне я сказал, что приеду. Я предполагал, что он уже уехал. … Постель не расправлена, может, в душ шел. Видно, что не ложился спать. Скорее всего, это случилось вчера».

Буквально до последнего своего дня Валерий Фролов активно занимался политикой. О своих планах баллотироваться в президенты осенью 2015 года он объявил в июне 2014-го. Тогда Фролов заявил: «Единый кандидат – это не панацея. Дай бог, чтобы такое случилось, но я в это слабо верю», – сказал он. По мнению политика, лучшей предвыборной стратегией было бы выдвижение нескольких кандидатов, «компетентных в разных сферах». «А потом накануне выборов посмотреть на рейтинги, сняться в пользу человека с наивысшим рейтингом, пригласить своих сторонников проголосовать за него и таким образом выйти на реального единого», – добавил он в интервью БелаПАН.

Не возглавляя никакую партию (но придерживаясь социал-демократических взглядов), Валерий Фролов, тем не менее, был одним из самых заметных беларуских политиков. Остроумный, с неординарными суждениями, многими политическими конкурентами он назывался «наиболее вероятным пророссийским кандидатом». Хотя из опыта личного общения с генералом лично я такого вывода не сделал бы.

К середине месяца председатель Центризбиркома Беларуси Лидия Ермошина на конференции «Избирательные процессы на пространстве СНГ» раскрыла многие важные подробности предстоящих выборов главы республики. Именно тогда впервые прозвучала их дата: 15 ноября. Кстати, это самый поздний срок, который допускается законом. Озвучен был и бюджет выборов президента: 100 млрд беларуских рублей. Как сказала на конференции Лидия Ермошина: «По сути дела, эта избирательная кампания не относится к категории самых дорогих. Гораздо дороже обходится проведение местных выборов, так как в них участвует много кандидатов. … При планировании расходов на президентские выборы всегда закладывается участие порядка 15 кандидатов. Я не думаю, что их будет больше – преодолеть барьер по числу подписей очень тяжело».

Фактически заявление Ермошиной дало старт президентской гонке. Александр Лукашенко, вопреки обыкновению, первым заговорил о предстоящих выборах, правда, в своей обычной манере. То есть заявил, что на этот раз никаких финансовых вливаний в «накачку» общественного мнения ожидать не приходится.

«Никаких обещаний под выборы, никаких выплат под выборы быть не должно! И не надо людей обманывать, –цитировала его пресс-служба. – И никаких излишеств – пусть это народ услышит! Покупать народ за пустые деньги не нужно, потому что это выльется сразу же после этих выборов в страшную ситуацию. Надо исходить из того, как есть в экономике».

Между тем, «семерка» оппозиционных лидеров всё никак не могла договориться о проведении съезда, на котором, как изначально предполагалось, должен был быть выдвинут «единый».

«Я думаю, что повторится ситуация 2010 года, когда кандидатов от оппозиции будет несколько, – комментировала тогда ситуацию глава гражданской кампании «Наш дом» Ольга Карач. – Для ряда лидеров политических партий в силу возраста это последние выборы, когда они могут участвовать в качестве кандидатов в президенты. Поэтому переговоры о едином кандидате идут так тяжело, потому что для ряда лидеров нужно или согласиться остаться в истории Беларуси на вторых ролях, или все-таки пойти кандидатом».

«Если кратко, то сценарий выборов таков: на первом месте Лукашенко, на втором – Гайдукевич, оппозиция разгромлена. Вот и весь сценарий. Остальное нереально», – убеждал автора этих строк Олег Гайдукевич, сын и заместитель по партии главы ЛДПБ Сергея Гайдукевича. Гайдукевич-старший ещё осенью 2013-го публично заявил, что примет участие в выборах. Многие в оппозиции называют Сергея Гайдукевича «спарринг-партнер Лукашенко», однако он такую свою роль категорически отвергает. «Будет ли оппозиция вообще участвовать в выборах, не имеет уже никакого значения. Я думаю, если и будет, то максимум один-два человека. Потому что денег у них нет, а Европа деньги даст только под единого кандидата. Если не будет единого, кто-то может попытаться пойти сам в надежде, что его зарегистрируют без реального сбора подписей, как было в 2010 году. Но мы не верим, мы считаем, что на этот раз собирать подписи потребуется реально. Будет максимум три-четыре кандидата от оппозиции: единый и ещё кто-то справа, кто-то слева. Особенность выборов 2015 года как раз в том, что у оппозиции нет ресурсов», – объяснял расклад Гайдукевич-младший.

Гром грянул 17 ноября 2014-го, когда пять из семи оппозиционных партий и движений, ведущих переговоры о проведении Конгресса демократических сил, подписали документ, в котором сформулировали собственные принципы выдвижения делегатов на Конгресс. «Соглашение о процедуре выдвижения единого кандидата» – так назывался документ – подписали представители Беларуской социал-демократической партии (Грамада), движения «За Свободу», кампании «Говори правду», Партии БНФ и оргкомитета по созданию партии «Беларуская христианская демократия». Но под документом не оказалось подписей двух других участников «семёрки» – относящихся к политическому блоку «Талака» партий ОГП и «Справедливый мир». Предполагалось, что как только Соглашение подпишет любой из представителей «Талаки» (то есть или Сергей Калякин, или Анатолий Лебедько), документ обретёт статус официального плана по проведению Конгресса демсил. В таком случае Конгресс мог быть проведен в марте 2015 года.

Однако «Талака» играть по правилам остальных пяти политических сил не захотела. Проще говоря, Анатолий Лебедько (на той встрече он отсутствовал) понимал, что подпиши он соглашение – и единым кандидатом окажется не он, а заметно более популярный Владимир Некляев. Так что, комментируя БелаПАН подписанное соглашение, Лебедько заявил, что тут можно говорить о выдвижении единого кандидата не от всех демократических сил, а только от кампании «Народный референдум», в которой участвуют четыре структуры (кроме БХД), подписавших соглашение. Таким образом, заявил лидер ОГП, «сегодня несколько структур подписали соглашение о выдвижении кандидата от «Народного референдума».

И в самом деле: со стороны всё выглядело так, что представители альянса «Народный референдум» с примкнувшими к ним христианскими демократами попросту предъявили ультиматум представителям другого альянса – «Талака». «Я публично заявлял, что в последнее время идет торможение процесса избрания единого кандидата, связанное с отсутствием физических персоналий от «Народного референдума», – сказал в комментарии Лебедько. – Видимо, они сегодня определились с такой кандидатурой, что ОГП и оппозиционный альянс «Талака» только приветствует. Но это не имеет никакого отношения к избранию единого кандидата от всех демократических сил».

Затем представители оппозиции замолчали до 25.11.2014, когда в Минске за один день прошли две пресс-конференции, которые продемонстрировали: расклад политических сил в стране изменился кардинальным образом.

Первой прошла пресс-конференция по теме предстоящего Конгресса в защиту независимости Беларуси. Вела её координатор оргкомитета конгресса, филолог Елена Анисим, которая незадолго до того объявила о своей готовности принять участие в президентских выборах в качестве кандидата от националистических сил и их сторонников.

Вторая пресс-конференция окончательно оформила распад так называемой «семёрки» – коалиции оппозиционных структур, которые вели переговоры на тему проведения Конгресса демократических сил. На брифинге 25.11.2014 лидер ОГП Анатолий Лебедько огласил позицию своей партии: «Партия окончательно определилась со сценарием участия в президентской кампании. На выборах 2015 года Объединённая гражданская партия поддержит выдвижение в качестве кандидатов на пост президента Беларуси политзаключенного Николая Статкевича и своего лидера Анатолия Лебедько».

Как признал лидер ОГП, главные противоречия между альянсами «Народный референдум» и «Талака» состоят не столько в отношении к процедуре выдвижения делегатов на конгресс демократических сил, сколько в разных подходах к проведению избирательной кампании. Лидер ОГП уверен, что «Совмещение участия в выборах с проведением сбора подписей в поддержку Народного референдума – это тупиковый путь, так как и избирательные кампании, и референдумы проводятся в Беларуси по одному сценарию и не являются свободными и демократическими».

По сути же, ОГП решила попытаться использовать популярность находящегося в тюрьме Николая Статкевича для продвижения собственного кандидата в президенты. Лебедько рассказал на пресс-конференции, что ОГП готова взять на себя создание инициативной группы по выдвижению Статкевича кандидатом в президенты и провести консультации с оргкомитетом по созданию Белорусской социал-демократической партии «Народная Грамада» – этот оргкомитет по-прежнему формально возглавляет Статкевич.

Однако как участники процесса, так и сторонние наблюдатели прекрасно понимали, что это, по сути, просто ширма. В ОГП понимали, что шансов на регистрацию у инициативной группы политзаключенного нет, и в результате партия будет выдвигать своего кандидата, которым станет, соответственно, сам Анатолий Лебедько. Впрочем, вскоре идея выдвижения Статкевича естественным образом увяла.

Так или иначе, но с конца ноября 2014-го все политические силы начали готовиться к президентским выборам или самостоятельно, или в рамках небольших альянсов. В идею единого кандидата никто больше не верил, хотя и официально хоронить её не спешили – оппозиционеры продолжали вялотекущие переговоры. Скорее, для проформы – никому не хотелось получить имидж инициатора отказа от столь благостной идеи.

Всё закончилось 8 апреля 2015 года. В тот день в Минске проходило очередное заседание «семёрки» оппозиционных сил – опять пытались согласовать процедуру проведения Конгресса демократических сил. Когда стало понятно, что и на этот раз в рамках «семёрки» договориться не получается, глава «Говори правду» Владимир Некляев заявил о своем уходе из всех оппозиционных структур. Сразу после этого информагентство БелаПАН распространило официальное заявление Некляева. В нём говорилось: «Двухлетние переговоры беларуской оппозиции по выдвижению единого кандидата и определению совместной программы на президентские выборы 2015 года завершились безрезультатно. В связи с этим заявляю о своем выходе из оппозиционных структур, в том числе из гражданской кампании «Говори правду», активистам которой я навсегда благодарен за работу и поддержку. Независимость и демократическое будущее Беларуси остаются для меня важнейшей ценностью. Ради этого я буду работать и дальше».

Замечу, что на тот момент электоральный рейтинг (по открытому опросу) Владимира Некляева составлял 7.6% (в декабре был 3.5%). То есть, Некляев был объективно самым перспективным кандидатом на ближайших выборах. Неудивительно, что сразу появилась версия, согласно которой произошедшее на заседании «семёрки», – это просто маневр, дающий Некляеву повод выйти из «Говори правду» и начать кампанию в качестве независимого кандидата.

Кстати, незадолго до этого стало известно о вероятном выдвижении кандидатом от «Народного референдума» креатуры Андрея Дмитриева – Татьяны Короткевич. Которая должна была стать чисто техническим кандидатом – сам Дмитриев очень хотел бы стать кандидатом, но возрастом не вышел. Однако именно неожиданное выдвижение Короткевич позволило с высокой долей вероятности предположить острый конфликт между Некляевым и Дмитриевым (на тот момент – его заместителем).

Полтора месяца спустя список потенциальных кандидатов в президенты пополнился фигурой главы оппозиционных коммунистов. Сергея Калякина участвовать в выборах уполномочил съезд Беларуской партии левых «Справедливый мир». 23-24 мая 2015 года в Минске прошел отчётно-выборный съезд партии. Он должен был ответить на два ключевых вопроса: кто будет далее руководить партией и кто будет представлять партию на президентских «выборах». Ответ на оба вопроса прозвучал один – это действующий глава партии Сергей Калякин.

За переизбрание Калякина лидером партии проголосовало подавляющее большинство делегатов, несколько человек воздержались, голосов против подано не было. Голосование по вопросу о выдвижении Калякина кандидатом было поимённым. В поддержку участия своего лидера в президентской кампании высказалось большинство делегатов съезда – 105 человек из 160 проголосовавших. Против высказались 39 человек, 16 делегатов воздержались. Комментируя выдвижение, Калякин заявил о необходимости переформатирования координационных структур оппозиции, усилив в новой структуре позиции левых партий и движений.

Вскоре после этого – 29 мая – Владимир Некляев наконец официально покинул «Говори правду». Новым лидером организации стал Андрей Дмитриев – и сразу объявил о начале кампании «За мирные перемены», в рамках которой «Говори правду» примет участие сперва в президентских, а затем и в парламентских выборах.

Между тем, полку претендентов на президентское кресло продолжало прибывать. О своих планах принять участие в выборах в очередной раз заявил инженер из Кобрина Александр Мех. Предыдущий раз он это сделал в форме провокации на Конгрессе за независимость Беларуси. Тогда Конгресс выдвинул в президенты замглавы ТБМ Елену Анисим, однако Мех с места начал кричать, что он более достоин, и что кандидатом в президенты должен стать именно он.

Интриги здесь добавляет то, что кобринский активист Александр Мех стал заместителем Владимира Некляева в недавно созданном движении «За независимость и государственность Беларуси». Однако сам Некляев продолжает рассматриваться наблюдателями как очень вероятный кандидат, и он не заявлял о своем отказе от участия в выборах.

Кроме того, из неофициальных источников стало известно о вероятном участии в предвыборной гонке предпринимателя Андрея Климова.

А до выборов остаётся уже немногим более четырёх месяцев. И впереди ещё самая большая интрига – сбор подписей и официальная регистрация участников. Самое время купить попкорн и удобнее расположиться в кресле.

Денис Лавникевич, специально для Belarus Security Blog.

Logo_руна