Очередное предвыборное шоу

786

Вы прочитаете этот материал за 9 минут

20.08.2019 под председательством Александра Лукашенко прошло мероприятие под сложносочинённым названием: совещание по вопросам качества работы правоохранительных органов при выявлении и расследовании преступлений (источник). На высшем уровне в адрес правоохранителей был озвучен ряд обвинений. Тут и фальсификация доказательств, и «палочная система» оценки эффективности работы, и давление на судей и многое такое, за что виновных стоит отправить за решетку. Стоит отметить, что большинство озвученных претензий в адрес правоохранителей носят обоснованный характер. Причем, проблемы актуальны в течение многих лет (то же качество доследственных проверок, оперативной работы и следствия, избыточное применение силы и др.). Попытки изменить положение дел к лучшему часто принципиально на ситуацию не влияют.

Совещание было скромно обозначено как «историческое».

На фоне летнего затишья мероприятие было широко растиражировано СМИ. При этом зачастую звучали ожидания неких скорых и радикальных перемен в правоохранительной сфере Беларуси.

Представляется, что и публичная оценка мероприятия, и ожидания от него, и ряд озвученных на совещании в адрес правоохранителей претензий имеют мало общего с реальностью.

Что это было. В общем-то ничего принципиально нового мы не увидели. Ранее уже проводились подобной «разгромной» стилистики совещания по ситуации в других сферах функционирования государства. Прошедшее мероприятие носило характер предвыборного шоу. И было призвано в очередной раз продемонстрировать, что царь у беларусов замечательный. А вот бояре – так себе. Но бояр однозначно призовут к порядку. Когда-нибудь.

Тот факт, что в зоне высочайшей критики оказались правоохранительные органы можно рассматривать как косвенное подтверждение недовольства общества состоянием дел в этой сфере и низким уровнем доверия граждан к беларуской правоохранительной системе. А. Лукашенко лишь в традиционной для себя манере присоединился к мнению большинства и попытался стать его публичным выразителем в стремлении поддержать амплуа «народного заступника». Особо стоит обратить внимание, что в своем выступлении он апеллировал к понятию справедливости. А запрос на справедливость – один из базовых для беларуского общества.

О «палочной системе». О системе оценки работы правоохранительных органов по количественным показателям в Беларуси не слышал только глухой. Правда, мало кто понимает, в чем суть «палок» и почему они в принципе существуют.

«Палочная система» — это оценка эффективности работы сотрудника/подразделения по количеству не выявленных, а раскрытых преступлений/правонарушений и их удельному весу в общем числе зарегистрированных преступлений/правонарушений. И она как бы стимулирует укрывать нераскрытые преступления.

В основном этот термин применим к работе криминальной милиции. Но частично о «палочной системе» можно говорить и применительно к деятельности милиции общественной безопасности (доведение плана по выявленным случаям самогоноварения, отправки в ЛТП, профилактике правонарушений в быту и др.).

Применительно к следствию речь идет о нагрузке, количестве дел, переданных прокурору для направления в суд, проценте возмещенного вреда, соблюдении сроков предварительного расследования. Эти показатели являются во многом производными от результатов деятельности милиции и к «палкам» относятся постольку поскольку.

«Палки» — во многом наследие советского прошлого. Но не такое уж вредное, как это может показаться на первый взгляд. Одна из главных задач любой большой организации – мотивировать своих сотрудников на результативную работу. К сожалению, существующая правоохранительная  система скорее отбивает у своих сотрудников желание работать, чем способствует ему.  Это комплексная проблема: тут и низкий престиж сотрудника правоохранительных органов, и проблемы с качеством приходящих на службу в систему кадров, внутрикорпоративная этика (некорректное или даже оскорбительное поведение начальников в отношении подчиненных; карьерный рост по связям, а не по заслугам; раздутые и часто бесполезные управленческие и контролирующие структуры), высокая физическая и психологическая нагрузка в силу особенностей профессии. В этой связи «палочная система» по сути выполняет функцию негативного, но достаточно эффективного стимула.

Стоит отметить, что ранее МВД уже предпринимались попытки уйти от «палочной системы» в оценке работы блока криминальной милиции. В частности, уголовный розыск был ориентирован на раскрытие в первую очередь тяжких и особо тяжких, а также насильственных преступлений. А вот раскрытие менее тяжких и не представляющих большой опасности преступлений из оценки результатов работы было изъято. В итоге за несколько месяцев показатели раскрываемости обрушились практически вдвое: с более чем 70%, до около 40%. В основном за счет краж, по которым просто перестали «напрягаться». Эксперимент был обречен на провал, ибо не учитывал человеческий фактор: в Беларуси в основном пока по голове не стукнешь – ничего делаться и не будет. Даже за деньги. Такие особенности национального менталитета.

Отказ от «палочной системы» станет возможным только при проведении глубокой трансформации правоохранительной системы, прихода туда (причем, массового) новых, мотивированных и имеющих профессиональную злость (а не усталость) сотрудников, изменения внутриведомственной культуры. А до этого светлого момента «палки» просто неизбежны.

«А судьи кто?» Отдельная тема – роль судебных органов в функционировании правоохранительной системы страны. Мало кто обращает внимание, но Верховный Суд напрямую влияет на ряд значимых вопросов в сфере правоохранительной деятельности.

Например, речь идет о ст.328 УК Беларуси «Незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов». Одним из спорных моментов которой является расширительное толкование сбыта наркотиков, когда даже совместное их потребление влечет повышенную уголовную ответственность. Для обывателя в этом виновата милиция. Между тем, понятие сбыта закреплено не уголовным законом, а Постановлением Пленума Верховного Суда Беларуси «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными веществами, их прекурсорами и аналогами, сильнодействующими и ядовитыми веществами (ст.ст. 327–334 УК)» от 26.03.2003 №1 (источник). П.7 которого определяет сбыт наркотиков как возмездную, так и безвозмездную их передачу другим лицам, которая может быть осуществлена посредством продажи, дарения, обмена, уплаты долга, дачи взаймы и иным способом. Сбытом не является лишь инъекция одним лицом другому лицу наркотического средства, психотропного вещества, их аналогов, если указанное средство или вещество предоставлено самим потребителем. А вот все остальное по мнению Верховного Суда – сбыт.

В этой связи стоит отметить, что правоохранители квалифицируют действия, связанные с нелегальным оборотом наркотиков, не по собственной прихоти, а исходя из трактовки уголовного закона Верховным Судом. Который занял выжидательную позицию, хотя и имеет возможности для урегулирования ряда спорных вопросов правоприменительной практики по этой категории дел.

Аналогичным образом, актами Верховного суда, могут быть разрешены наиболее сложные моменты и по другим категориям уголовных дел. Например, по взяточничеству.

Отдельно хотелось бы обратить внимание на заявления о том, что судьи испытывают давление со стороны следственных органов при рассмотрении уголовных дел. Данный пассаж вызывает удивление: у следственных органов нет ни юридических, ни технических рычагов давления на судью. А вот у оперативных служб – есть. Но лишь в том случае, если сам судья далеко не образец законопослушности. Коррупция и злоупотребления в среде судейского корпуса – тема не менее острая, чем злоупотребления со стороны правоохранителей. Но, к сожалению, в Беларуси этого вопроса касаются редко.

Про наркотики. В ходе совещания в адрес правоохранителей прозвучали обвинения в том, что они вместо немедленного пресечения деятельности сбытчиков наркотиков ведут фиксацию и накопление фактов для того, чтобы искусственно завысить число выявленных и раскрытых преступлений, а также в недостаточной активности по выявлению каналов поставки наркотиков в Беларусь.  И тут есть ряд моментов, на которые необходимо обратить внимание.

Во-первых, максимально жесткое наказание лиц, вовлеченных в нелегальный оборот наркотиков – личное требование А. Лукашенко.

Во-вторых, расследование преступлений этой категории имеет свою специфику: надо подтвердить, что изъятое вещество относится к категории запрещенных. Для этого требуется проведение экспертизы, на что необходимо время. Сбытчик же продолжает свою деятельность, а милиция продолжает фиксировать факты сбыта в ожидании получения законного основания для задержания. В результате имеем многоэпизодное дело, а квалификация второго и последующего фактов сбыта идет по ч.3, а не ч.2 ст. 328 УК Беларуси. А это уже до 15, а не до 8 лет лишения свободы.  При этом нельзя отрицать того, что у милиции есть возможность искусственно повысить процент раскрываемости, не задерживая распространителя, но продолжая накапливать факты его противоправной деятельности. Но то, что милиция масштабно пользуется этой возможностью, статистика не подтверждает. Так, за первое полугодие текущего года число зарегистрированных наркопреступлений снизилось на 5% (источник). За 2018 год – почти на 9% (источник).

В-третьих, основная масса наркотиков в Беларусь попадает из России. И вопрос пресечения деятельности крупных поставщиков тесно связан и с эффективностью взаимодействия правоохранителей наших стран, и с возможным крышеванием наркобизнеса со стороны российских должностных лиц. Далеко не все тут зависит от беларуской милиции.

Стоит ли ждать изменений. Пока же из результатов совещания единственная конкретика прозвучала от Госсекретаря СовБеза Станислава Зася: в МВД будет усилен ведомственный контроль.  Остается только дополнить, что в настоящее время деятельность рядового сотрудника МВД контролируют:

  1. Непосредственное и вышестоящее начальство.
  2. Ведомственные идеологи.
  3. Главное управление собственной безопасности МВД.
  4. Соответствующее и тоже Главное управление КГБ.
  5. Органы прокуратуры.

Уже есть пять (!) уровней контроля, а проблемы все равно остаются. Очевидно, причина не в бесконтрольности правоохранителей.

Правоохранительная система – часть системы власти страны. Причем, в силу повышенных требований при подборе кадров — одна из наиболее устойчивых к негативным внешним воздействиям. То, что правоохранительные ведомства поражены негативными тенденциями – это проявление в целом нездоровья системы государственной власти и управления в Беларуси. Очаг «заболевания» находится именно в политической системе страны. А правоохранительные ведомства лишь поражены метастазами более общей проблемы. Соответственно, и принципиальные изменения в работе правоохранительных ведомств возможны лишь в случае глубокой трансформации беларуского государства.

Ожидать таких изменений не приходится. А. Лукашенко очевидно нацелен на консервацию существующего политического режима, в котором он выступает в качестве политического моносубъекта.  Проблема в том, что эта система уже вступила в стадию деградации. И даже поддерживать её функционирование на текущем, далеко не самом высоком уровне эффективности, будет все труднее. А это значит, что и текущее состояние дел в правоохранительной сфере Беларуси, при всех проблемах – далеко не худший вариант.

Logo_руна