Операция «Правое дело»: «Крымнаш» по-американски.

937

Вы прочитаете этот материал за 11 минут.

Интересным и важным для Беларуси является сам опыт проведения операции по захвату небольшого политически нестабильного государства иностранными вооруженными силами, расположенными в том числе внутри страны на легальных военных базах. Национальное чувство и профессиональная гордость панамских офицеров и солдат из обычной армии оказалась куда более надежной опорой для диктатора в его конфликте с внешней военной силой, чем показная личная преданность политических лакеев, натасканных на репрессии против врагов режима.

В декабре 1989 года американские вооруженные силы провели молниеносное вторжение в Панаму, ликвидировав режим генерала Мануэля Норьеги, начавший угрожать интересам США в регионе. При этом, по мнению многих наблюдателей, большинство панамцев поддерживало вторжение, которое фактически предотвратило начинающуюся гражданскую войну.

После вторжения победителем на президентских выборах был объявлен соперник Норьеги, США выделили миллиард долларов на программы помощи Панаме, были реформированы силовые структуры страны. Американские войска вернулись в постоянные места дислокации.

Сейчас Панама считается демократической страной, в ходе выборов в ней уже побеждали и мирно сменяли друг друга как кандидаты от левых, так от правых партий.

Недавней операцией подобного рода был захват украинского Крыма российскими войсками. Некоторые аналитики считают, что подобная угроза актуальна и для Беларуси, где также расположены несколько российских военных объектов.

Только в этом контексте и с целью изучения опыта подобных военных действий мы сравниваем вторжение американских войск в Панаму с российской оккупацией и аннексией Крыма.

Политические предпосылки.

В 1977 году между Панамой и США были заключены соглашения Торрихоса-Картера, согласно которым Панама получала контроль над стратегически важным Панамским каналом, соединяющим Атлантический и Тихий океаны в 2000 году. В то же время США сохраняли за собой вечное право на оборону канала от любой угрозы, которая могла бы помешать его функционированию без ограничений для всех стран мира.

В США соглашения были ратифицированы депутатами Конгресса и Сената, а в Панаме прошел общенациональный референдум, на котором две трети панамцев также высказались за ратификацию.

В 1983 году к власти в Панаме пришел очередной военный диктатор Мануэль Норьега, который первоначально вполне удовлетворял Вашингтон, тем более, что сотрудничал с ЦРУ, однако к концу 1980-х его отношения с США стали ухудшаться. В американскую прессу попала информация, что Норьега сотрудничал с наркокартелями, получал деньги за транзит наркотиков, и наличие такого «друга» стало проблемой для американского руководства.

Кроме того, Норьега, заявив о своей нейтральности и недостаточно противодействовал перемещению формирований левых боевиков из соседних с Панамой центральноамериканских стран, а также полностью дискредитировал себя репрессиями в отношении политической оппозиции и фальсификацией выборов.

В 1987 году дошло до открытого конфликта, ходе которого США призвали Норьегу уйти в отставку, а сторонники Норьеги атаковали посольство США в стране.

В 1988 году Норьега стал проявлять все большую симпатию к странам социалистического блока, начал получать военную помощь со стороны Кубы, Никарагуа и Ливии. США официально обвинили Норьегу в контрабанде наркотиков.

Не доверяя полностью Силам обороны Панамы (СОП), в составе которых было много оппозиционно настроенных солдат и офицеров, Норьега стал формировать из своих сторонников военизированные организации для удержания власти и преследования политических противников. Так были сформированы Батальоны Достоинства, разгонявшие демонстрации оппозиции и терроризировавшие ее активистов.

В мае 1989 года в ходе президентских выборов панамская оппозиция заявила, что их кандидат получил 75% голосов. Норьега объявил выборы недействительными, однако утратил популярность в глазах большинства панамцев.

К концу года ситуация стала для режима критической. США открыто усилили численность своих сил в Панаме, оказывая давление с целью отставки Норьеги. 15 декабря парламент Панамы объявил о состоянии войны между Панамой и США. На следующий день на одном из панамских КПП был случайно либо намеренно убит американский офицер, еще двое американцев были ранены.

20 декабря началась открытая фаза американской операции Just Cause («Правое дело»).

Подготовка.

Американские военные стали готовиться к интервенции в Панаме с 1988 года, когда Норьега окончательно потерял доверие Вашингтона. Был разработан план Elaborate Maze, который включал как операции по оказанию давления на диктатора и на сомневающихся офицеров панамской армии, в том числе по переброске дополнительных войск в Панаму, так и по эвакуации 35 000 американских граждан и подготовке вторжения в случае роста агрессивности Норьеги.

Весь 1989 год в Панаме проводились учения Purple Storm, которые с одной стороны имели эффект демонстрации силы, а с другой заставляли панамских военных привыкнуть к перемещениям американских войск.

«Большинство панамцев позже (во время вторжения) думало, что это очередной Purple Storm или что-то вроде. Это помогло снизить их готовность», — отмечал затем в интервью американский генерал-майор Уильям Русма, заместитель командующего 18-го воздушно-десантным корпусом.

В ходе этих операций американские войска в Панаме достигли 13 000 человек — одна пехотная бригада, легкий пехотный батальон, механизированный пехотный батальон, две роты морской пехоты и различный персонал ВВС, ВМФ и военной полиции.

Сопротивление им могли оказать примерно 12 800 панамских военных, из которых около 4 000 считались хорошо подготовленными и вооруженными. Также в распоряжении Норьеги было чуть больше десятка укомплектованных Батальонов Достоинства. Американская разведка оценивала каждое панамское подразделения и командиров по степени предполагаемой опасности, позволяя военным определять приоритетные цели и средства для их уничтожения или разоружения.

Силы обороны Панамы имели 29 бронетранспортеров, 12 патрульных катеров и 28 легких транспортных летательных средств.

Предполагалось, что основными точками сопротивления станут штаб СОП в столице страны, международный аэропорт Торрихос-Токумен, а также базы Рио-Хато и Форте Амадор. Не исключались нападения на американские объекты и диверсии.

Важным элементом планирования для американских военных был захват Мануэля Норьеги, так как существовали опасения, что он может скрыться в соседних центральноамериканских государствах и призвать к партизанской войне против войск США. С этой целью была составлена отдельная операция Nifty Package, которую проводил спецназ ВМФ США SEAL.

Таким образом, американское политическое руководство знало о том, что силы вторжения почти полностью готовы, однако приняло окончательное решение о начале операции лишь 17 декабря.

Первоначально вторжение было названо операцией Blue Spoon, однако 18 декабря из пропагандистских соображений ее переименовали в Just Cause.

19 декабря началась массовая дополнительная переброска войск в Панаму по воздуху. В ней участвовали более 200 самолетов, основная часть из которых были транспортными, а остальные так или иначе прикрывали тяжеловесов и следили за воздушной обстановкой в регионе.

Таким образом примерно за сутки в Панаме появилась ударная группировка еще из 7 000 солдат и офицеров — сводная воздушно-десантная бригада, полк спецназа сухопутных войск (рейнджеры) и подразделения специального назначения СВ, ВМФ и ВВС.

Полностью эту переброску скрыть было невозможно. К концу 19 декабря разведка США начала получать информацию о том, что панамские вооруженные силы приведены в состояние повышенной готовности и получили приказ открывать огонь по американским войскам.

Десант и спецназ.

Учитывая частичную потерю внезапности, генерал-майор Карл Стайнер, командующий операцией, решил ее начать раньше запланированного времени — 00.45 20 декабря. Силы спецназа атаковали одновременно несколько целей — тюрьму у штаба СОП, аэропорт Пунта Паитилья, захватили мост через реку Пекора, чтобы помешать переброске подкреплений гарнизону аэропорта Торрихос-Токумен.

Одновременна два истребителя-бомбардировщика «стэлс» F-117A сбросили по 2 000-фунтовой (925кг) бомбе около казарм 6-й и 7-й стрелковых рот СОП, чтобы оказать на солдат психологическое воздействие. Почти сразу же рядом стали приземляться на парашютах около 300 рейнджеров, за которыми последовали 2 700 парашютистов 82-й воздушно-десантной дивизии, что стало крупнейшей боевой парашютно-десантной операцией США после Второй мировой войны.

Задачей рейнджеров и десантников было изолировать город Панама с севера, а затем войти в город.

Еще один батальон рейнджеров вместе с парашютистами 82-й дивизии высадился, атаковал и полностью взял под контроль к 7.30 утра крупнейший в стране аэропорт Торрихос-Токумен.

Наземные силы.

Батальон 7-й пехотной дивизии и батальон 82-й воздушно-десантной дивизии захватили район у атлантического устья канала, в том числе гидротехнические объекты и объекты энергетической системы страны, преодолев сопротивление 8-й стрелковой роты СОП и роты панамской морской пехоты.

Захватывались также тюрьмы, в которых освобождались политические противники Норьеги.

Группа американской морской пехоты — рота морпехов и рота легкой бронетехники — захватили посты СОП к югу от тихоокеанского устья канала, а затем взяли под контроль Мост Америк — стратегический мост, соединяющий оба берега канала.

Самая тяжелая задача выпала трем батальонам пехоты и десантников, которые при поддержке бронетехники и ударных вертолетов должны были действовать в городе Панама, обеспечив безопасность посольства США и захватив объекты СОП.

Штаб СОП в Панаме оборонялся почти три часа, причем обороняющиеся сбили два вертолета с американскими спецназовцами, а третий вертолет был вынужден пойти на вынужденную посадку в водах Панамского канала. Американское командование резко ограничило при этом использование тяжелых вооружений при действиях в городе. Бой обошелся без применения бомб и артиллерийского огня.

Захват штаба СОП означал конец централизованного сопротивления в Панаме. Во второй половине 20 и днем 21 декабря американские войска лишь ликвидировали остатки панамских войск, которые еще открывали огонь. Ночью рейнджеры или офицеры других частей спецназа выходили на контакт с группами солдат СОП и призывали их сдаться к утру. В это же время обычные подразделения пехоты окружали район, где находился противник. В случае отказа от сдачи происходила демонстрация атаки, после которой обычно остатки СОП все же быстро складывали оружие.

Несмотря на инциденты и отдельные перестрелки в последующие дни, в Панаме не началось партизанское движение — Норьега был слишком непопулярен. Сам он укрылся в нунциатуре — здании посольства Ватикана, где всего 7 месяцами ранее укрывался от Батальонов Достоинства его политический противник и новый президент страны. 3 января Норьега сдался под условием, что США не выдадут его Панаме.

Оценивая результаты вторжения, генерал Стайнер отметил, что, несмотря на психологическое давление, большинство частей СОП оказали более ожесточенное сопротивление, чем ожидалось. В боях погибли 53 панамских солдата, еще 1 236 сдались в плен. Про-норьеговские активисты из Батальонов Достоинства во время боев больше занимались грабежами, чем борьбой с «янки», говорится в американских источниках.

Американцы потеряли 19 солдат убитыми и 99 ранеными.

Выводы.

Практически полный разгром и временная оккупация страны с более чем 2 миллионным населениям немногим более чем за сутки представляет собой очевидный успех. При этом необходимо отметить, что американская операция быстро лишилась стратегической и оперативной внезапности, а отношения США и Панамы задолго до нее дошли до точки кипения.

У панамских военных не было больших сомнений в своем праве открывать огонь по американским военным, неожиданно покинувшим свои базы. Они были психологически готовы к конфликту с огромной военной машиной США, и не их вина, что их сопротивление было безнадежным.

В этом смысле операция «Правое дело» представляет собой разительный контраст с российской операцией в Крыму, где на фоне политического кризиса в Украине многие украинские военные были совершенно растеряны, не готовы стрелять в противника или, не восприняв идей украинского патриотизма, саботировали усилия по обороне полуострова.

Еще одно интересное наблюдение — практически полная пассивность Батальонов Достоинства, в которые набирались пламенные сторонники диктатора.

Для предотвращения аналогичных событий на территории Беларуси представляются необходимым: полный контроль за численностью иностранных военных на территории страны, единоличный контроль национальных ПВО над воздушным пространством страны, наличие погранвойск на всех границах. При соблюдении этих условий становится маловероятна глубокая операция по захвату такой страны, как Беларусь, за короткий отрезок времени, не позволяющий организовать сопротивление.

Однако ключевым фактором для отражения нападения остается готовность силовых структур и политического руководства страны сражаться за независимость с любым противником, даже если он только что был ближайшим союзником, и нанести ему неприемлемые потери.

А для существования подобны образом настроенных и психологически подготовленных силовых структур в современном мире необходимо политическое сообщество — нация, в которой большинство граждан, хоть и не всегда согласны друг с другом, но уважают своих соотечественников, и объединены идеей защиты своей страны.

Использованные источники:

Cole,Ronald H. Operation Just Cause: The Planning and Execution of Joint Operations in Panama. — Washington, DC, 1995.
Taw, Jennifer M. Operation Just Cause. Lessons for Operations Other Than War. — RAND, 1996.
Neller, Robert B. Marines in Panama: 1988-1990.
PsyOp in Panama: Operation Just Cause. — 2001.
Erickson J. Operation Just Cause, 1989-1990. http://www.suasponte.com/m_panama.htm

Александр Гелогаев, специально для Belarus Security Blog.

Logo_руна