Переговоры в Минске: кризис не разрешён

1580

Судя по всему, переговоры в Минске относительно урегулирования кризиса в Украине закончились безрезультатно. Заявления про то, что будет создана некая рабочая группа по прекращению войны, которая будет базироваться в Минске, скажем прямо — дипломатическое словоблудие (источник). Одна миротворческая имени города-героя Минска группа уже имеется: Минская группа ОБСЕ по урегулированию карабахского конфликта. Создана она была в 1992 году.  Никаких положительных результатов её деятельности ни для сторон конфликта, ни для престижа и международного влияния Беларуси не наблюдается. Как, кстати, и самой деятельности. Так что, очередная минская группа вполне может повторить судьбу в части итогов миротворчества своей старшей «сестры».    

Говоря о встрече, следует отметить, отсутствие желания (или уже возможности) мирно урегулировать конфликт у главного «виновника» мероприятия – В. Путина. Вторжение, уже открытое, в Украину регулярных частей российской армии, обстрелы с российских вертолётов украинских пограничников не есть свидетельство стремления Кремля к миру.

Стоит обратить внимание и на то, что встреча в Минске состоялась не благодаря А. Лукашенко, а потому что так решили в Москве (источник). До этого мероприятие несколько раз переносилось и по времени и по географии (Берлин-Астана-Минск). Судя по всему, Минск в качестве площадки для консультаций был выбран довольно случайно. Очевидно, что Москва затягивала проведение встречи с украинским руководителем. Но такие игры не могут продолжаться бесконечно. Тем более, что к миротворческой инициативе активно подключились А. Лукашенко и Н. Назарбаев. Проигнорировать последних формальных союзников – значит продемонстрировать им свое пренебрежение и дать дополнительные козыри тем, кто обвиняет Москву в агрессивности и неадекватности. Не говоря уже о том, что такое поведение сочли бы и в Минске, и в Астане открытым оскорблением.

Для В. Путина минская встреча была во многом вынужденным актом вежливости. Поэтому и откровенно странным выглядит публичная часть его выступления: минимум о войне; переживания о возможной потере RUR 100 млрд в случае начала евроинтеграции Украины на фоне уже  потерянных десятков миллиардов долларов в ходе украинской авантюры.

Очевидно, не ждали какого-либо позитивного решения и в Брюсселе. А посему в Минск прибыли чиновники (пускай и высокопоставленные). Будь надежда на позитивный итог встречи — за своими «минутами славы» прибыли бы руководители ЕС.    

Как это не печально, но следует признать, что конфликт в Украине уже не может быть разрешен мирным путём за столом переговоров. Есть только военное решение.

Последнее не исключает возможности проведения разного рода консультаций, обменов мнениями, согласования позиций и прочих безрезультатных активностей.

Несмотря на непредсказуемость развития ситуации, определённые выводы для Беларуси уже можно сделать.

Экономика. Запад, и прежде всего Вашингтон, могут уже в ближайшее время приступить к полномасштабному экономическому удушению России. Которая является и основным экспортным рынком для беларуской продукции, и единственным, по большому счёту, финансовым донором.

Можно ожидать, что Москва, в свою очередь, активизирует попытки дестабилизировать ситуацию в Украине. Следствием чего станет серьёзный экономический кризис в этой стране. Что ударит по нашему экспорту. При этом заявления о возможном экономическом коллапсе Украины — чистой воды спекуляция. Ставки уже настолько высоки, что США не позволят Украине обанкротиться. Это значит, что финансовая поддержка будет оказываться и впредь в объёмах, достаточных для поддержания жизнеспособности украинского государства и ведения войны. Но не более. Остальное зависит от самих украинцев.

Придётся сделать выбор. Позиция официального Минска в настоящее время представляется рациональной и единственно возможной. Исключением является факт позорного голосования против резолюции ООН в поддержку нерушимости украинских границ. Но Беларусь располагает крайне узким полем для манёвра.  

Однако по мере развития конфликта беларуским властям придётся сделать выбор в пользу одной из сторон. И любой выбор будет плох.  

Ситуация усугубляется тем, что Запад ничего в материальном плане Беларуси не предлагает. И предлагать не собирается. Следует учитывать, что там нет общего мнения относительно перспективы украинско-российского конфликта. Среди прочих точек зрения есть и такая, которая предполагает сохранение Беларуси в сфере влияния России. Но не как уступку Москве, а как дополнительную статью расходов для неё: Кремль вынужден будет поддерживать социально-экономическую стабильность в Беларуси, расходуя свои хотя и значительные, но не бесконечные ресурсы. Конечно, соседние с нами страны Балтии и Польша хотели бы, чтобы условная граница России и Запада проходила под Смоленском, а не под Брестом и Гродно.  Но не они решают. Хотя их мнение тоже имеет значение.

Таким образом, складывается ситуация, при которой беларуский режим может оказаться припёртым к стенке и перейти на позицию Москвы, ввязавшись в её геополитическую авантюру. Не обязательно в виде участия в вооруженном конфликте непосредственно. Есть и другие варианты давления на Киев.  

Тем более, что оказавшись с международном одиночестве, Россия может, наконец, поставить своих «союзников» перед чётким выбором:  финансовая поддержка, дешёвый газ и доступ на рынок только в обмен на однозначную пророссийскую политическую, экономическую и военную позицию. Или платить по своим счетам самостоятельно. Для официального Минска эта перспектива тем более печальна, что в 2015 году предстоят президентские выборы.

Однако надо понимать, что приняв однозначно и открыто сторону России, Беларусь становится участницей конфликта. И против нас, в той или иной форме, весь Запад: более 40 государств с населением свыше 1,1 млрд человек. Рассчитывать в этих условиях на победу «русского мира» не приходится.

Может ли Минск сказать Москве «нет». Да, может. Правда, это будет чревато потерей в течение 2-3 лет до 20% ВВП, которые сейчас образуются за счёт российской поддержки (в различной форме). При этом начало торговой войны маловероятно, по крайней мере — крупномасштабной. Иначе рахитичная идея евразийской интеграции будет похоронена окончательно.

В ответ на отказ поддержать Москву, беларуские власти получат:
— Необходимость оплачивать собственные потребности самостоятельно. А это будет нелегко, ибо население привыкло жить хорошо и не сильно напрягаясь.
— Информационную войну против беларуского режима с лейтмотивом «Лукашенко предал Россию» и из-за этого начинается экономический кризис в Беларуси.
— Активизацию попыток расширения участия России во внутриполитической жизни Беларуси, вплоть до организации за счёт российских ресурсов (информационных и финансовых) Площади. С демократическими лозунгами и требованием евразийской интеграции как механизма разрешения финансово-экономического кризиса.

В целом, ситуация в международной практике неуникальная. Первое что приходит на память, это положение Иордании, зажатой между более сильными, более агрессивными и частично менее стабильными соседями. Фактором, поддерживающим иорданскую государственность, является союз с США. Который Беларуси при нынешней власти не светит.

Что делать. Рассчитывать придётся в первую очередь на себя. С учётом ограниченности ресурсов представляется единственно разумной стратегия нанесения неприемлемого ущерба. Говоря проще, прозрачно намекнуть, что в случае слишком уж наглого вмешательства во внутрибеларуские дела газо- и нефтетранспортная инфраструктура может непоправимо пострадать. Причём, не только на беларуских участках. И постоянная демонстрация готовности к эскалации возможного противостояния.  В той ситуации, которая сейчас складывается в регионе, вжать голову в плечи означает тут же по голове и получить.  

Однако, задачей №1 становится отстраивание в регионе новой системы безопасности. Очевидно, что в его основу должна быть положена система многосторонних и двусторонних соглашений в области безопасности и совместной обороны стран региона, которые демонстрируют внешнеполитические амбиции и адекватность восприятия ситуации. Это Польша, Румыния, страны Балтии, Украина, Молдова. Желательно включение в эту систему и Турции, а в более отдалённой перспективе – Ирана.

Базисом новой системы региональной безопасности могут стать принципы:
— неприкосновенности существующих границ;
— неприменения силы для решения споров между странами региона;
— непредоставления своей территории третьим странам для агрессивных действий против государств региона;
— военно-технической интеграции региона;
— стратегического союза с США.

Речь не идет о неких санитарных кордонах. Разговор о том, что если страны региона хотят жить в мире, они должны брать инициативу в собственные руки и не позволять вмешиваться во внутренние дела игрокам с глобальными амбициями.  

Logo_руна