Период российского правления и приход к власти большевиков в публичном дискурсе Узбекистана

1515

Вы прочитаете этот материал за 9 минут

Вопросы исторической памяти и интерпретации знаковым моментов истории являются одними из наиболее сложных в политике постсоветских государств. Вынужденных переосмысливать или даже во многом формировать свою идентичность в условиях значимой экономической, политической и культурной зависимости от России, доминирующей на пространстве СНГ. В настоящей статье предлагается презентуемый в публичном пространстве через школьные учебники и музейные экспозиции узбекский взгляд на период российского правления в стране и приход к власти большевиков.

31 августа во время посещения комплекса памяти жертв репрессий «Шахидлар хотираси» («Память мучеников») в Ташкенте Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев выступил с заявлением, которое вызвало широкий резонанс в России и в ряде других стран. Узбекский лидер обвинил советский режим в уничтожении узбекской нации с целью подавления ее стремления к свободе. И хотя в своей речи Президент затрагивал преимущественно специфические аспекты в истории Узбекистана (в частности, дал оценку деятельности джадидов [1]), заявление Ш. Мирзиёева можно рассматривать как своеобразную кульминацию в современной узбекской оценке советского периода в развитии страны.

Оценка в школьных учебниках

Современные школьные учебники истории Узбекистана дают однозначно негативную оценку роли России в узбекской истории. Так, учебник «История Узбекистана (вторая половина XIX – начало XX вв.)»[2] утверждает, что «завоевание края Российской империей принесло много страданий и потерь» (с.3), хотя узбекский народ и не прекращал сражаться против колониализма. Не подвергает учебник и сомнению этнический состав трех государств, существовавших на территории Узбекистана к моменту прихода Российской империи, – узбеки (с. 6).

Это радикально отличается от оценки присоединения территории Узбекистана к России, которая была выработана в советский период: «Несмотря на реакционную политику царизма, присоединение У[збекистана]. к России имело исторически прогрессивное значение. У[збекситан]. был втянут в экономическую систему развивающегося российского капитализма, что ускорило процесс хозяйственного развития края, способствовало возникновению промышленного пролетариата и зарождению буржуазных отношений. На У[збекситан]. распространилось влияние прогрессивной русской культуры и науки. Узбекский народ начал общаться с самым революционным в мире русским пролетариатом. Создались условия для вовлечения трудящихся У[збекистана]. в активную революционную борьбу за национальное и социальное освобождение» [3].

Для характеристики советского периода в учебнике «История Узбекистана (1917-1991 годы) [4]» использована фраза крупного теоретика джадидского движения Абдурауфа Фитрата – «В России поднимает голову беда – большевистская беда» (с.5). Приход большевиков к власти охарактеризован как переворот (с.11), в то время как в Туркестане не было объективных условий для перехода власти в руки большевистских Советов, влияние большевиков на народные массы также было незначительным. Большевиками и в Туркестане насильственно была установлена советская власть (с.12). В условиях ограниченного объема школьного учебника авторы посчитали нужным подчеркнуть низкий образовательный уровень большевистских руководителей в Туркестане. «Малограмотным и профессионально непригодным большевистским комиссарам» противопоставляются высокообразованные министры преимущественно джадидского правительства Туркистон Мухторияти (этот тезис повторяется дважды (с.15-16)).

На большевиков, вывозивших зерно в Россию, возлагается прямая ответственность за голод в Туркестане (с.22).

Идеализируется басмаческое движение (как национально-освободительное), а сам термин «басмачество» считается некорректным: «в официальных документах советской власти фальсифицировалась истинная сущность национально – освободительного движения, она неверно именовалась «басмаческим» движением, а её участники – «басмачами» (с.26).

Борьба против большевиков подробно расписана на страницах школьного учебника, но практически не представлена в экспозициях музеев.

Штурм и захват Бухары большевиками 1-2 сентября 1920 г. сравнивается с захватом города монголами в 1220 г. (с.34). Младобухарцам, выступавшим против власти эмира и первоначально находившимся в союзе с большевиками, не удалось прочно взять власти в свои руки – «большевики и другие силы из Центра и Туркестанской АССР втянули Бухару в пучину «социалистических» преобразований» (с.37).

Итоги большевистского переворота подведены следующим образом: «Свержение власти хивинского хана и бухарского эмира было объективным и неизбежным процессом. Но власть хана и эмира была ликвидирована не мирным путём со стороны внутренних сил, а насильственным способом со стороны внешних сил – воинских частей Советской России и большевиков. На территорию двух независимых узбекских государств были введены части красной армии, и начался процесс их советизации» (с.40).

Таким образом, на уровне школьных учебников истории продвигается четкий нарратив – начавшаяся во второй половине XIX века российская оккупация Узбекистана сменилась большевистской оккупацией, которая нарушила нормальное национальное развитие страны и, в целом, противоречила интересам узбекского народа.

Представление в музейных экспозициях

На уровне музейных экспозиций представить этот нарратив несколько сложнее. Музейная работа в Узбекистане находится не на очень высоком уровне и преимущественно сосредоточена вокруг монументальных исторических памятников. Тем не менее, изучение экспозиций ряда крупнейших музейных объектов страны позволяет проследить, насколько выделенный нами дискурс в школьных учебниках транслируется на уровне музеев.

Государственный Историко-архитектурный музей заповедник «Ичан-Кала» (г. Хива). Основу фонда музея составили документы ханской канцелярии и предметы ханского двора, которые были переданы в фонды музея.  На территории «Ичан-Калы» расположены 14 экспозиций, связанные с историей, этнографией, прикладного искусства и ремесел Хорезма. Экспозиции отделов отражают историю Хорезма с первобытного общинного строя до настоящего  времени.  Общая площадь музея: 26 гектаров. Из них полезная площадь под экспозиции составляет 3 253  кв. м.

Однако события присоединения к Российской империи, установления советской власти и антисоветского движения, которое было очень сильным на территории Хорезма, практически не рассматривается [5]. Из экспозиций музея несколько затруднительно даже представить целостную картину истории Хивинского ханства. Зато акцент делается на интеграции Хорезма в арабо-исламскую цивилизацию и его значимой роли для ее развития, а также связи Хорезма (с точки зрения народной и декоративно-прикладной культур) с остальным Узбекистаном.

Бухарский государственный музей-заповедник. Бухарский государственный музей-заповедник был основан в 1922 году. С 1945 года музей Бухары стал располагаться в крепости Арк. В фондах музея Бухары более 130 тысяч экспонатов культурного материального и духовного наследия узбекского народа. В 1983 году музей Бухары получил статус государственного музея-заповедника. Сегодня у музея 15 филиалов и 3 постоянных выставки, объединяющих 18 постоянных экспозиций, расположенных в различных памятниках архитектуры Бухары.

Рассматриваемая в настоящей статье проблематика отражена в экспозициях двух важных объектов Бухары – загородного дворца последних бухарских эмиров – Ситораи Мохи-Хосса и цитадели Арк.

Несмотря на то, что Ситораи Мохи-Хосса позиционируется как музей декоративно-прикладного искусства, его экспозиция не могла обойти вниманием строителя дворца – последнего бухарского эмира Алим-хана (1911-1920). В музее кратко освещена биография эмира (включая его учебу в Санкт-Петербурге, умеренные реформы, отношения с российской элитой, изгнание и смерть в Афганистане), но практически ничего не говорится о его конфликте с джадидами, а также о роли в сопротивлении советской власти (последний аспект лучше освещен в экспозиции в Арке).

В цитадели «Арк» [6] размещен областной краеведческий музей. В музее присутствует тема разрушения Бухары советскими войсками в 1920 г. (хотя на официальном сайте музея утверждается, что «восточная часть крепости была разрушена во время антимонархического переворота в 1920 году»). Есть небольшая экспозиция, посвященная Бухарской ССР, но практически ничего о вхождении в СССР, национально-территориальном размежевании, басмаческом движении).

Государственный музей-заповедник «Самарканд». Самарканд по праву считается жемчужиной Узбекистана и важнейшей туристской дестинацией страны. С точки зрения темы статьи, особую важность имеет Самаркандский Государственный объединенный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, который был создан в 1982 году согласно Постановлению Правительства Республики Узбекистан. В состав музея-заповедника  входят 8 музеев, 6 исторических памятников, 2 святыни. В фондах музея хранятся более 211 000 экспонатов.

Присоединение к Российской империи и установление советской власти практически не освещаются. Доминируют темы Афросиаба и Государства Тимуридов.

Шахрисабзский историко-материальный музей. Российский и советский периоды не освещаются.

Ташкентские музеи. Два важнейших музея Ташкента – Музей истории Тимуридов (Музей Амира Тимура) и Государственный музей истории Узбекистана.

Государственный музей истории Узбекистана делает основной акцент на истории страны с древнейших времен до XVIII в., а также имеет крупную экспозицию, посвященную периоду независимости. Российскому и советскому периоду внимание уделено в меньшей степени, акцент делается на завоевательной, колониальной политике Российской империи, а также большевиков в противовес джадидскому движению, в большей степени, по мнению авторов экспозиции, соответствовавшему национальным интересам.

Музеи Ферганской долины. В рамках подготовки статьи были проанализированы экспозиции Ферганского областного краеведческого музея, Кокандского краеведческого музея и Государственного музея истории и культуры Андижанского региона. Экспозиции ферганских музеев представляют особый интерес, так как Ферганская долина была центром российского проникновения в Узбекистан, а сам г. Фергана (ранее – г. Скобелев) был основан в 1876 году под названием Новый Маргелан по инициативе генерала М.Д. Скобелева как военно-стратегический и административный пункт по обеспечению наиболее надёжного контроля над территорией бывшего Кокандского ханства.  Кроме того, Ферганская долина была центром попытки создания независимого государства после Октябрьской революции 1917 г.

Российский период достаточно подробно представлен в экспозициях Ферганского и Кокандского музеев. Российское вторжение рассматривается исключительно негативно (например, картина \ постер «Смертельно раненый русский солдат бежит с поля боя»), а сопротивление российскому вторжению – исключительно положительно (например, картина \ постер «Люди! Враг близко, поднимайтесъ» [7] или «Кокандский сарбаз готов к защите родины»). Подробно рассматривается эксплуатация местного населения российским колониализмом, его страдания в результате российского господства. Идеализируется восстание 1916 г. и последующая борьба против царизма, а затем и большевизма

Выводы

Таким образом, можно сделать следующий выводы:

— В оценке российского и советского периодов в истории Узбекистана сформирован устойчивый публичный дискурс как последовательно сменявших друг друга периодов колониального господства, противоречившего интересам и чаяниям узбекского народа.

— Поляризация оценок не позволяет дать четкие ответы на вопросы, связанные с проблемами национально-территориального размежевания, как и формирования узбекской нации.

— Антироссийский и антибольшевистский дискурс в наибольшей степени представлены в школьном образовании при изучении периода второй половины XIX в. – до начала Великой Отечественной войны, после чего антисоветский градус значительно снижается.

— На уровне музейных экспозиций антироссийская и антибольшевистская риторика проявляются в меньшей степени, чем на уровне школьных учебников. Более того, она отчетливо фиксируется в мало посещаемых иностранными туристами местах и практически отсутствует в топовых туристских дестинациях Узбекистана – Хиве, Бухаре, Самарканде, Ташкенте и Шахрисабзе. В этих дестинациях продвигается нарратив о великом прошлом Узбекистана, о его важной роли в регионе, в исламском мире и в развитии человеческой цивилизации в целом.

[1] Джадидизм – идеология исламского модернизма в Российской империи конца XIХ – начала XX века, имела множество направлений и подвидов, но, в целом, ее сторонники выступали за широкий спектр реформ.

[2] Тиллабоев С., Замонов А. История Узбекистана (вторая половина XIX – начало XX вв.). Учебник для 9 класса школ общего среднего образования, издание 3-е, исправленное и дополненное. – Ташкент : Sharq, 2019. – 160 c.

[3] https://www.booksite.ru/fulltext/1/001/008/113/685.htm

[4] Раджабов К., Замонов А. История Узбекистана (1917-1991). Учебник для учащихся 10-классов средних образовательных учреждений и для средних специальных, профессиональных образовательных учреждений. Ташкент : Издательско-полиграфический творческий дом имени Гафура Гуляма, 2017.

[5] Хотя в Хиве музеефицирована новометодная / джадидская школа, но в целом, создать некое впечатление а джадидизме на ее основе достаточно сложно.

[6] В статье используется написание с официального сайта музея, хотя эта очевидная тавтология, ведь слово «арк» на персидском языке и означает «цитадель».

[7] Сохранена орфография оригинала.

Logo_руна