Перспективы наращивания российского политического влияния в Беларуси

662

Вы прочитаете этот материал за 4 минуты

Политический кризис пробудил и возбудил беларуское общество. Одним из маркеров чего стало анонсирование создания новых политических партий, в том числе и пророссийской направленности. Что актуализирует вопрос наличия предпосылок для наращивания Россией своего политического влияния в нашей стране посредством новых инструментов – пророссийских политических организаций.

Социология до 2016 года фиксировала, что большинство граждан Беларуси придерживаются пророссийских взглядов. Это, например, подтверждает отношение беларусов к крымским событиям: 65% поддержали действия России (надо понимать, что ядро этой группы гораздо ниже). Одновременно вырос рейтинг Лукашенко на фоне падения доходов. Аналогичные явления происходили и в России, но более выраженно (т.н. крымский консенсус).

Т.е. база для пророссийской политики есть, она некуда не делась, хотя и снижается.

Традиционно критерий пророссийскости определяется в двух измерениях: в геополитической ориентации и в культурно-гуманитарной. Его проявления будут определяться результатами текущего кризиса. В условиях имитационной демократии ключевым будет фактор отношения к культуре. Т.к. геополитика останется в руках режима. Но попытка продвинуть российскую культуру на низовом уровне будет порождать конфликты. При этом нарастить политический потенциал пророссийским структурам не даст сам режим. В настоящее время они представлены в основном маргиналами, неконкурентными в условиях реальной политики. И это умышленный шаг со стороны беларуской власти. Которая допускает на пророссийское поле откровенных фриков, которых легко можно подвинуть. И хотя нельзя исключать, что пророссийским активистам  расширят поле для деятельности и публичного присутствия, следует помнить, что нынешний режим не может существовать в условиях политической конкуренции. Поэтому даже слабая пророссийская сила представляет для режима определенную опасность. И Лукашенко будет контролировать эту активность.

Надо понимать, что в условиях мобилизации общества происходит одновременно и его поляризация. Т.е. вопрос «Вы с кем?» будет на повестке дня. В т.ч. и в геополитическом измерении. А с уходом этой власти, станет вопрос идентичности («Мы кто?»). Пока можно наблюдать укрепление проевропейской идентичности.  Но есть и другой момент: в Беларуси сохраняется спрос на авторитарный стиль управления.

Глобально, как было указано выше, можно наблюдать поэтапное снижение базы пророссийского дискурса. И есть основание полагать, что Москва осознает это. Хотя пророссийски электорат в любом случае останется и может достигать 20-30% избирателей, но в большинстве своем он не способен к действиям и критическому осмыслению информации. Парадокс в том, что нахождение Лукашенко у власти работает против пророссийского дискурса: многие сторонники Путина резко разочаровались фактом поддержки Кремлем беларуского правителя и воспринимают это как личное предательство.

Страшный сон для России – приход к власти в суперпрезидентской системе прозападного политика. Поэтому стоит ожидать, что в ближайшее время Москва начнет более активно вмешиваться в события в Беларуси. Но пока инструменты такого вмешательства представляются ограниченными.

В свободной Беларуси пророссийские партии будут иметь заметное поле для деятельности. Но в случае реальной конкурентной политики может произойти серьезная трансформация пророссийского общественно-политического дискурса. Появятся совершенно другие пророссийские силы. Которые будут продвигать идею интеграции с Россией, но апеллируя не к геополитике и культуре, а к экономическому фактору. Беларуский бизнес находится в более худших условиях, чем российский. Поэтом вопрос выравнивания условий работы на общем рынке ЕАЭС будет на повестке дня. А вместе с ним и вопрос углубления интеграции. И это рациональный выбор любой власти. Парадокс в том, что новая власть может быть  культурно более пробеларуской, чем нынешняя, но при этом геополитически пойдет на уступки России, руководствуясь экономическими соображениями. Беларуская экономическая модель на сегодня — это придаток российской. И без российской поддержки она не выдержит. Разворот беларуской экономики на Запад возможен только через её коренное переформатирование и жёсткий кризис.

Классические же культурно-идеологические русофилы будут иметь маргинальную базу.

Отдельный и пока непредсказуемый фактор – изменения в самой России. И насколько образ её будущего будет популярен среди беларусов — вопрос. Пик авторитарной системы там уже пройден и она сдает свои позиции. Есть признаки того, что Путин престаёт интересоваться властью, внутренними делами в России. А это значит, что влияние переходит к приближенной к нему бюрократии и регионам. Что стало понятно в ходе эпидемии китайского коронавируса. Следовательно, и запрос российского общества на активную геополитику будет снижаться.

Logo_руна