Плюшевые медведи и стальные птицы (продолжение).

890

Вопросы к «Плюшевому десанту» 2012 года по-прежнему остаются без ответа. Включая самый главный: кто на самом деле стоял за этой акцией.

«Меня терзают смутные сомненья…»

Казалось бы, что все в этой истории понятно – произошло нарушение государственной границы Беларуси, подобное полету в 1987 г. Матиаса Руста из Гамбурга в Москву (с дозаправкой в Хельсинки) на легкомоторном самолете Cessna-172B и его посадке на Красной площади. Но тогда самолет был зафиксирован системой ПВО, однако приказа сбить его не поступило и поднятые по тревоге истребители вернулись на аэродром. В итоге с должностей были сняты Министр обороны и командующий ПВО.

Было нарушение государственной границы и уже независимой Республики Беларусь, но тогда воздушный шар-нарушитель с американскими воздухоплавателями Аланом Френчелем и Джоном Стюартом был сбит пулеметным огнем вертолета Ми-24 181-й авиационной базы ВВС по команде командующего ПВО.

Учитывая, что опыт борьбы с нарушителями воздушной границы у беларуских сил ПВО есть, странно, что «медвежий десант» прошел для его исполнителей безнаказанно. Еще несколько странностей обнаруживается при сопоставлении «официальной» версии, изложенной шведскими провокаторами, и некоторыми фактами. Например, над Беларусью полет проходит, судя по выложенным в интернет видеоматериалам, на высоте не более 300 м. Однако 49 мин  над территорией Литвы самолет летел на предельно малой высоте, как заявляют сами шведы, чтобы «его не заметили радары». Это подтверждают и литовские официальные лица, согласно заявлений которых на экранах РЛС системы наблюдения за воздушным пространством Литвы самолет появился в 5 час. в районе аэродрома Поцюнай и следовал в восточном направлении, затем он несколько раз исчезал с экранов РЛС и снова появлялся пока окончательно не исчез в районе Шальчининкай около 6.00, затем в этом же районе он снова появился в 7.34, следуя в направлении аэродрома Поцюнай. Однако никакого беспокойства пропадание-появление на экранах РЛС самолета, выходящего из своего района полетов и движущегося в направлении к государственной границы, у дежурной смены не вызывало, что объяснимо только или наличием заявки на перелет самолета в Беларусь, или «раздолбайством» дежурных. По словам Арвидаса Анушаускаса – председателя комиссии парламента Литвы по нацбезопасности и обороне, дежурство в объединенной системе в этот день несли офицеры-эстонцы, которые «ошибочно» пометили самолет, возвращавшийся из Беларуси в Литву, как «опознанный», хотя на гражданских самолетах, в том числе и на таких же, как самолет-нарушитель, системы опознавания «свой-чужой» нет (или на этом она все же была?). Арвидас Анушаускас высказал мнение, что эстонскими офицерами «была допущена ошибка, поскольку самолеты на экране радара и их скорость определяются технически», а власти Литвы не могут применить никаких санкций, хотя Эстония, как и Литва, член НАТО, т.е. силы ПВО обоих стран Балтии находятся под единым командованием.

В этой связи возникают вопросы: Кто прокладывал и рассчитывал маршрут полета и его профиль, с учетом зон обзора как литовской, так и беларуской ПВО? Кто пилотировал самолет? Ведь лица членов экипажа были скрыты под медвежьими масками и вполне возможно, что его пилотировали не Томас Мазетти и Ханна-Лина Фрей, а профессионалы, и в пользу этой версии – не только полет на предельно малых высотах с огибанием рельефа местности, что явно не под силу пилотам-любителям, прошедшим обучение на краткосрочных курсах. И наконец – кто «закрыл глаза» дежурившим эстонцам?

Полет проходил практически по прямолинейному маршруту, конечной точкой которого, если нанести его на карту, был центр Минска, возможно – Октябрьская площадь (по аналогии с Красной площадью Москвы, ставшей аэродромом примера для Руста), где прилета самолета и сброса медвежат ожидал, прибывший заблаговременно в Минск, Пер Кромвелл или кто-то другой, который должен был заснять «плюшевый десант» над беларуской столицей. Однако осуществлению этого плана помешал диспетчер ближней зоны аэропорта Минск-1, который, обнаружив на экране своей РЛС приближающуюся к аэропорту отметку неизвестного самолета, чей полет отсутствовал в заявке, запросил его по радио. Томас Мазетти уверяет, что русского языка не знает, однако действия экипажа свидетельствуют, что запрос они поняли и через некоторое время, которое потребовалось либо на обмен мнениями между членами  экипажа, либо экипажа с контактным лицом на земле, самолет выполнил левый разворот над окраиной «Малиновки» и устремился в сторону литовской границы, заняв предельно малую высоту, на которой оставался невидим для РЛС беларуской ПВО и системы наблюдения за воздушным пространством Литвы, пока в 7.34 не появился на экранах литовских радаров в районе Шальчининкай, следуя в направлении аэродрома Поцюнай.

Кому это выгодно?

Знаменитый римский юрист Кассиан Лонгин Равилла, живший в I в., рекомендовал судьям при разборе дела всегда искать, кому может быть выгодно данное преступление: как правило, этот путь рассуждений ведет к обнаружению или самого преступника и (или) того, кто за ним стоит, направляет его действия. В этой связи интерес представляет заявление Томаса Мазетти, что провокация была осуществлена с целью поддержки «Хартии’97», которая затем «отблагодарила» «организаторов и исполнителей» присуждением им в январе 2013 г. премии в области защиты прав человека (или выплатила причитающийся гонорар за работу?).

Награждение премией прошло в шведском г. Мальме, где с участниками провокации встретилась редактор «Хартии’97» Наталья Радина, заявившая, что шведские «пилоты» стали первыми иностранцами, получившими такую премию «за мужество, проявленное в борьбе за права человека в Беларуси». Таким образом, как в басне И.Крылова: «Кукушка хвалит петуха, за то что хвалит он кукушку». И кстати, эта премия «Хартии’97» была специально учреждена для «поощрения» шведов и ни до ни после никто её не был удостоен.

Однако почему же рекламная фирма Studio Total потратила свои средства фактически на пиар-компанию «Хартии’97»? И почему именно «Хартии’97», а не какого-либо иного оппозиционного интернет-ресурса, например «Белорусского партизана»? Ведь это нонсенс! Рекламные агентства зарабатывают деньги, а не тратят их на бессмысленные и опасные для себя и своих сотрудников акции, тем более – провокации. Ведь нормальному человеку трудно себе представить, что бы он согласился добровольно «совать свою голову в петлю», проверяя на прочность беларускую ПВО. Случай с американскими воздухоплавателями Аланом Френчелем и Джоном Стюартом еще хорошо памятен. Что это? Безрассудность? Большие деньги, жажда которых перекрывает смертельный риск? Абсолютная уверенность в собственной безнаказанности? Или позерство в кадре, когда за кадром черную работу выполняют профессионалы-каскадеры?

Ведь рекламные агентства зарабатывают деньги, а не тратят их на какие-то сомнительные, заведомо убыточные проекты, какими являются акции участия «в борьбе за права человека» в своей или другой стране. Другое дело, если рекламное агентство выполняло чей-то заказ, или предоставило, конечно, небескорыстно, свою «вывеску» и своих сотрудников для «прикрытия» чьих-то действий. Весьма сомнительно, что «Хартии’97» смогла бы приобрести самолет стоимостью 20-25 тыс. долларов США, несколько месяцев оплачивать обучение полетам на нем шведских сотрудников, приобрести необходимое навигационное оборудование и т.д., вплоть до приобретения плюшевых медвежат в количестве почему-то 879 штук. Поэтому полагать, что инициатором и организатором этой акции является рекламное агентство, а тем более «Хартия’97» могут только весьма недалекие люди. Хотя в качестве «прикрытия» этой провокации рекламное агентство очень даже подходит, ведь если бы самолет был сбит, на что, очевидно и рассчитывали истинные организаторы этой провокации, то возмущение «всего цивилизованного мира» «кровавым диктатором» было бы поднято на неимоверную высоту, тем более, что подобное уже было после того, как воздушный шар с американскими воздухоплавателями был сбит около Березы вертолетом Ми-24.

Неплохо подходит для «прикрытия» этой провокации и скандальная «Хартия’97», которую даже в среде оппозиции называют «БТ наоборот», и её главный редактор Наталья Радина, которая, подобно бывшему главному «банкиру» Беларуси Тамаре Виниковой, совершила «дерзкий побег» из-под «недремлющей опеки» беларуских спецслужб.

В своем интервью для сайта www.baj.by Наталья Радина красочно живописала, как она была схвачена 19 декабря 2010 г. (но ее роль и место в увлечении протестной массы с Октябрьской площади на стеклобитие ЦИКа до сих пор не оценена), 1,5 месяца провела в тюрьме КГБ, потом была отпущена под подписку о невыезде и проживала по месту регистрации – в Кобрине. Однако только когда ее вызвали в Минск на допрос, она решила бежать и через 5 месяцев получила политическое убежище в Литве. Учитывая патологическую ненависть Натальи Радиной к «диктатору, которого называют президентом», ее «дерзкий» побег из-под «неусыпного контроля» беларуских спецслужб на пути из Кобрина в Минск через Лунинец в Москву, а затем в Вильнюс, который прошел явно не без участия определенных структур, четко вписывается в недостающие пазлы «плюшевого десанта». Кстати, об участии каких-то внешних сил в её «побеге» в этом интервью Радина проговаривается неоднократно, например, когда говорит, что не могла сразу покинуть свой «схрон» в Беларуси, т.к. ожидала, когда «прекратиться шумиха», вызванная её побегом (!?) и «вступит в силу Таможенный союз и паспортный контроль на границе будет полностью отменен» (!?). Затем, когда её из Беларуси вывозили на автомобиле в Москву, она «ехала на заднем сиденье автомобиля, перекрасив волосы в ярко-рыжий цвет», так как боялась, что «есть ориентировки на границе» (!?). Однако «шумиха» вокруг нее прекратилась – т.е. обвинения были сняты когда она уже жила в Вильнюсе на улице Альгерда – недалеко от беларуского посольства, паспортного же контроля, как и пограничников, на границе  России и Беларуси никогда не было, а идентификация личности производится не по цвету волос, который по приезду в Москву она восстановила, а по лицу, однако до пластической операции дело не дошло. Кроме того, беларуская милиция, обнаружив ее отсутствие по месту прописки, уже на следующий день могла объявить розыск, соответственно уведомив российскую полицию, и перекраска волос от опознания уже не спасла бы, однако розыск не был объявлен. От мамы, которой, очевидно, сотрудники КГБ все поведали в доверительной беседе «за чашкой чая», Радина узнала, что они «опрашивали проводников в поезде, изымали записи с видеокамер на вокзале», но «не рассмотрели ни лица человека, ни машины», вот только свидетелей «побега» на вокзале в Лунинце не оказалось и розыскная собака след не взяла. Одним словом, все это в этой истории напоминает старый анекдот о «неуловимом Джо», которого никто не ловит, потому что он никому не нужен…

Окончание следует…

Другие материалы по теме:

Плюшевые медведи и стальные птицы (ч.1).

Logo_руна