Политические перемены в Польше: сокрушительная победа правых.

2456

Вы прочитаете этот текст за 12 минут.

25 октября в Польше прошли парламентские выборы, которые стали настоящей катастрофой как для левых, так и для центристских сил. Все пять партий, прошедшие в парламент, – это политические силы правого толка. Это означает, что к власти в Варшаве пришли сторонники максимально жёсткого курса в отношениях с официальным Минском.

Новый политический расклад.

На прошедших в Польше парламентских выборах победила, набрав 37,58% голосов (5,7111 миллионов избирателей), консервативная партия «Право и справедливость» (Prawo i Sprawiedliwość, PiS) (источник) бывшего премьера Польши Ярослава Качиньского. (Это брат президента Польши Леха Качиньского, который погиб в 2010 году в авиакатастрофе под Смоленском.) Набранные голоса дают PiS 232 мандата в нижней палате парламента, Сейме. Это более половины мест в Сейме, что даёт ей возможность контролировать его и создать однопартийное (впервые с 1989 года) правительство. Также PiS заняла большинство в верхней палате, Сенате.

Второе место с набранными 24,09% заняла либерально-консервативная партия «Гражданская платформа» (источник) действующего премьера Эвы Копач (137 депутатов в Сейме). Предыдущие восемь лет партия лидировала на выборах, и сформированное ею правительство очень успешно управляло страной. Но теперь вся польская политическая жизнь ещё больше «развернется вправо» – именно правые партии теперь полностью займут парламент страны, а значит, и сформируют новое правительство. И присутствие «Гражданской платформы» ничего не изменит – эта партия и прежде позиционировалась как правоцентристская.

На третьем месте оказалось новое движение рок-музыканта, актера и политика Павла Кукиза (источник) Kukiz’15 с 8,81%. (Полгода назад он на президентских выборах занял 3-е место, получив 21% голосов). Движение (пока это не партия) Kukiz’15 – это протест против «Большого государства», за низкие, простые налоги и за безопасность.

Также в парламент прошла партия Nowoczesna («Современная») с 7,6%. Nowoczesna (источник) под руководством Рышарда Петру – это классические либералы, даже по отдельным позициям либертарианцы. Поддержка этой структуры хорошо иллюстрирует стремление многих поляков к экономической свободе, снижению роли государства и развитию частного бизнеса.

Наконец, в Сейм прошла «Польская крестьянская партия» с 5,13% голосов. А вот объединенные левые получили менее 5% и не войдут в парламент.

Напомню, что в июне нынешнего года в Польше на президентских выборах неожиданно победил Анджей Дуда – также кандидат от «Права и справедливости». Однако Польша – президентско-парламентская республика, в ней роль президента относительно невелика. В частности, премьер-министра назначает не президент, а парламентское большинство. И сейчас уже понятно, что следующим премьером Польши станет замглавы PiS Беата Шыдло (Beata Maria Szydło) (источник).

Либерально-консервативная партия «Гражданская платформа» действующего премьера Эвы Копач предыдущие восемь лет лидировала на выборах, и сформированное ею правительство очень успешно управляло страной. Хотя и получило в ходе выборов массу обвинений в коррупции, забюрократизованности, непотизме, зависимости от Брюсселя и Берлина. Однако вот показательный факт: с 2012 года Польша просто отказывается входить в зону евро. Национальная польская валюта – злотый – оказалась более крепкой и стабильной, чем общеевропейский евро. Да и в целом наблюдатели признают: ещё никогда в своей истории Польша не была такой благополучной и безопасной, как последние 10 лет. ВВП страны за это время, несмотря на финансовый кризис, вырос на одну треть.

В Беларуси почему-то принято считать, что «Право и справедливость» правые – только в социальных и (внешне)политических вопросах. А в экономической политике, дескать, PiS – левые популисты, занявшие нишу левых социал-демократов. Но это не так. Два года назад мне довелось переводить с польского языка программу PiS (основательная, кстати, книга). Так что могу засвидетельствовать: их программа – очень даже рыночная, PiS декларирует поддержку польскому бизнесу, выступает против бюрократии, вмешательства государства в дела бизнеса и против навязывания Польше неприемлемых решений Евросоюза.

«Родилась новая политическая Польша. Тотальное поражение традиционных левых сил, однако, совсем не означает триумф сторонников экономической свободы, малого государства и открытой конкуренции, – пишет руководитель «Центра Мизеса» Ярослав Романчук. – Радует исход из Сейма динозавра польского совка в лице Лешека Миллера. Но на горизонте появилось движение «Разэм» во главе с Адрианом Зандбергом. Это польский вариант греческой «Сиризы» или испанского «Подемос».

Поляки, к счастью для них, создали политическую систему, которая способна очищаться от ошибок и провалов. Они гарантируют себе реальный выбор. Но движение вперед требует не увеличения роли и доли распорядителей чужого, а наоборот – раскрепощения человека, создание мощных институтов экономической свободы. Борьба за это предстоит нешуточная, но это открытая, законная, признанная всеми сторонами борьба идей, людей и организаций. Это не беларуская модель «я начальник – ты дурак». Это не беларуский слив воли народа в одну лузу. Это демократия со всеми её преимуществами и изъянами».

Мини-интервью.

Крен польского общества в сторону правых политических сил по моей просьбе объяснил Анджей Почобут, беларуский корреспондент Gazeta Wyborcza.

— Как объяснить такую сокрушительную победу правых?
— Гражданская Платформа управляла Польшей 8 лет, два срока. Это было необычно, это была первая партия, которая смогла удержать власть так долго. В итоге общество устало, общество захотело перемен, и как результат – победа PiS. Последние годы нервом польской политики был спор этих двух партий и поэтому именно PiS воспринимался как альтернатива. Провал левых партий это вина их руководства, которое шло от поражения к поражению, не делая из этого никаких выводов. Если бы они создали единую коалицию они были бы в парламенте, а так впервые там не будет левых. На левом фланге – кризис, отсутствие ярких лидеров. Старых, еще коммунистческих деятелей общество уже всерьёз не воспринимает. Думаю, что сейчас у левых будет время извлечь выводы из сложившейся ситуации. В любом случае есть левый электорат, и если политики смогут провести внятную кампанию у них есть шансы вернутся в парламент.

— Кого PiS не любит больше – Лукашенко или Путина? Соответственно, как будут теперь строиться отношения Польша – Беларусь?
— Не знаю, кого больше не любит. В любом случае ни Путину ни Лукашенко поводов для радости выборы в Польше не принесли. И пророссийские политики, и те, кто лоббировал потепление отношений с Лукашенко, оказались в пролёте. Несмотря на изменения политической сцены в Польше вряд ли в беларуско-польских отношениях что-то кардинально поменяется. Оснований для их потепления пока нет. Может быть только хуже, но Лукашенко отдаёт себе отчёт в том, что если теперь он будет делать какие-то резкие антипольские заявления или действия, то может получить жёсткий ответ. Поэтому, вероятно, он будет этого избегать. А если так, то каких-то революционных изменений ждать не стоит.

— Что теперь будет с беларуско-польскими экономическими отношениями?
— Они, в общем-то, мало зависят от политики. Есть обоюдный интерес, и это гарантия того, что они по-прежнему будут развиваться. Однако это не будет приоритетным направлением для правительства. Думаю тут более актуальным может быть украинское направление, если там, естественно, нормализуется ситуация.

Беларуско-польские отношения: что теперь будет?

Прежде всего стоит отметить, что и в ходе нынешних выборов, и ранее, партия «Право и справедливость» постоянно критиковала правительство и «Гражданскую платформу», называя их «марионетками Брюсселя и Берлина». То есть к членству Польши в Евросоюзе с ориентацией на Западную Европу PiS относится, мягко говоря, сдержанно. Особенно после того, как власти Евросоюза обязали Польшу принять на своей земле 7.000 незаконных мигрантов из Ближнего Востока и Северной Африки.

Лучшего подарка в ходе предвыборной кампании и придумать было нельзя: в PiS сразу заявили, что мигранты разрушат польскую идентичность и нанесут удар по католицизму. В результате PiS получил мощную поддержку со стороны Костёла.

При этом активисты и лидеры «Право и справедливость» ещё более негативно относятся к России и лично к Путину, к ЕАЭС, а также к Александру Лукашенко. А вот что касается Беларуси как таковой, то отношение к ней довольно противоречивое. С одной стороны, многие в PiS по-прежнему воспринимают Западную Беларусь как «крэсы всходние». Отсюда и обострённо-болезненное отношение к проблеме польского меньшинства в Беларуси, и стремление поддерживать беларуских католиков (независимо от национальности), и инициативы по репатриации беларуских поляков.

С другой стороны, в «Право и справедливость» понимают, что пересмотр сложившихся границ на практике в обозримом будущем невозможен. Да и сместить Лукашенко оказалось сложнее, чем это казалось ещё 10-15-20 лет назад. А значит, Варшаве предстоит выстраивать отношения с Минском, независимо от того, кто будет возглавлять страну. К тому же к налаживанию контактов с беларуским руководством польскую верхушку наверняка будет подталкивать и Брюссель – не случайно же там прошедшие выборы признали «более демократичными» и заморозили санкции, тем самым де-факто легитимизировав Лукашенко как законно избранного президента Беларуси.

И ещё. Лондонская Financial Times, комментируя прошедшие выборы, напоминает, что в 2005-2007 годах правительство Ярослава Качиньского, председателя «Право и Справедливость», продемонстрировало «редкое искусство» – конфронтовать одновременно с Россией и Германией.

С другой стороны, как замечает профессор политологии центра имени Вилли Брандта при Университете Вроцлава Иренеуш Каролевский, враждебность «Права и Справедливости» в отношении Европы – это клише, ведь именно их кабинет министров подписывал Лиссабонский договор, они являются националистической консервативной партией, но это не ультранационалисты, невозможно сопоставить их с французским Национальным фронтом или венгерским «Йоббиком».

По прогнозам директора Центра международных отношений Малгожаты Бониковской, PiS хочет сосредоточиться на связях внутри центральноевропейского и восточноевропейского региона. На практике это означает, что в годы правления PiS будет развиваться союз стран Вышеградской группы, усилится и активность в рамках «Восточного партнёрства». Более того, вполне реально инициирование Польшей в той или иной форме региональной интеграции в рамках балтийско-черноморского партнёрства (союза, конфедерации, инициативы, сообщества, – термины тут могут использоваться любые).

При этом в Беларуси новое руководство Польши продолжит поддерживать оппозицию. Так, председатель парламентского клуба политической силы Мариуш Блашчак сказал телеканалу «Белсат»: «Без сомнений, мы будем поддерживать те тенденции, которые приближают к закладыванию в Беларуси демократических основ. Беларусь – наша соседка, и мы заинтересованы в как можно лучших отношениях с соседями». Он напомнил, что в 2010 году представители «Права и справедливости» подписали соглашение о сотрудничестве с лидерами Партии БНФ и открыто выступали за поддержку беларуских политзаключенных и общественных деятелей.

Всё началось с президента.

Можно сказать, что фундамент нынешнего триумфа правых сил в Польше был заложен 24 мая нынешнего года, когда президент Бронислав Коморовский неожиданно проиграл выборы кандидату от партии «Право и справедливость» Анджею Дуде. Во втором туре он незначительно опередил Бронислава Коморовского: Дуда набрал 51,55% голосов, тогда как действовавшего на тот момент президента поддержали 48,45% избирателей.

Показательно, что всего месяцем ранее Бронислав Коморовский считался безусловным фаворитом и планировал без труда переизбраться на второй срок. Потому победа представителя оппозиции, молодого евродепутата Анджея Дуды, в некотором роде стала сенсацией.

Уроженец Кракова, 42-летний Анджей Дуда – юрист по образованию, профессор, доктор права. Долгое время он занимался преподаванием, в 2005 году вступил в партию «Право и справедливость», став её юридическим советником. В 2008 году он стал заместителем государственного секретаря в канцелярии президента Леха Качиньского, но после поражения последнего на выборах ушёл в отставку. Затем Дуда стал депутатом парламента Польши и прошел в Европарламент.

Несколько лет назад Дуда снялся в документальном фильме «Туман». В этом фильме ставится под сомнение официальная версия причин гибели под Смоленском самолёта, на котором летел Лех Качиньский. В фильме предлагается теория, которая обвиняет в трагедии российские спецслужбы.

Анджей Дуда по своим политическим взглядам – правый консерватор. Он также известен резкой критикой в адрес Москвы и предложением отправить в Украину войска для помощи официальному Киеву. Когда стало известно о его победе, Дуда первым делом пообещал, что двери президентского дворца будут открыты для любых общественных инициатив, и что во время своей работы он сделает всё для укрепления польской демократии. Как я уже указывал, по конституции Польша является парламентской республикой и большая часть управленческих полномочий находится в руках премьера, но именно президент определяет внешнюю политику страны.

Как утверждают польские социологи, за Анджея Дуду голосовали прежде всего люди с низким уровнем доходов и образования, моложе 30 и старше 45 лет. Обеспеченные и образованные жители крупных городов (особенно на западе страны) отдали свои голоса Брониславу Коморовскому.

Накануне первого тура Коморовский считался безусловным фаворитом выборов – об этом свидетельствовали социологические опросы. Брониславу Коморовскому – 62 года. В молодости он был членом радикального движения, боровшегося за независимость и свободу Польши, и сидел в тюрьмах ещё в 70-е годы ХХ века. По своим взглядам Коморовский – крайне религиозный человек, близкий жителям деревни и сторонникам костёла. По политическим взглядам – прагматик-центрист.

По словам наблюдателей, Анджей Дуда собрал весь протестный электорат Польши. За него проголосовали крестьяне – 62% жителей сельской местности поддержали Дуду. За него голосовала молодежь. Незадолго до своего избрания в интервью газете Financial Times Анджей Дуда рассказал, что будет активно укреплять отношения Польши с Германией, а также бороться против усиления власти Брюсселя в Польше.

В ходе избирательной кампании Анджей Дуда сумел добиться небольшого перевеса, акцентировав внимание на экономических неудачах польских властей. Однако победа стала неожиданностью даже для ближайших его сторонников. «Мы все были удивлены, – сказала в понедельник в эфире радиостанции РМФ ФМ глава избирательного штаба Дуды Беата Шидло. – Когда мы стартовали, никто не давал нам шансов». По её словам, на Дуду сделал ставку экс-премьер, глава ПиС Ярослав Качиньский. «Это его политический гений стал причиной того, что сегодня президентом стал Анджей Дуда», – сказала она.

Таким образом, беларуско-польские межгосударственные отношения ожидает определенная пауза. Во время которой главная задача для обеих стран — сохранить сдержанность, не допуская шагов и заявлений, которые в соседней столице могут восприниматься в качестве конфронтационных. В ближайшее время Варшаве предстоит определиться со стратегией отношений с Минском. При этом, поляки должны понимать: быть хорошими для всех в Беларуси не получится. Моральная политика Варшавы вызовет взрыв неудовольствия официального Минска. Прагматизм же польских политиков не найдет понимания в среде гражданского общества и оппозиции.

Денис Лавникевич, специально для Belarus Security Blog.

Logo_руна