Положение в области экономической безопасности (апрель 2015 года).

532

Загрузить документ в PDF

Риски финансовой нестабильности.

Безусловно, наиболее позитивная для властей картина складывается на валютном рынке страны. За счёт чистого предложения валюты со стороны населения и организаций, составившего за март практически USD 350 млн. (источник), Нацбанк без особых проблем поддерживает стабильность валютной корзины. Стремительное же укрепление российского рубля вновь привело к росту беларуской валюты относительно доллара и евро. В такой ситуации депозиты в национальной валюте стали ещё более привлекательными, что вылилось в падение ставок на рублёвом рынке. Не обошлось, правда, и без административного давления Нацбанка, который по-прежнему доводит банкам рекомендуемое значение ставки по рублёвым депозитам населения. Одновременно продолжилась либерализация валютного рынка: так, до 30% (т.е. до уровня на начало декабря 2014 года) был снижен норматив обязательной продажи валютной выручки. Также по заявлениям Нацбанка ведётся серьёзная подготовительная работа по переходу валютных торгов к формату непрерывного двойного аукциона (источник). Это сделает беларуский рубль более гибким, а процесс курсообразования более прозрачным, что уменьшит подозрения по поводу экономической обоснованности текущего курса рубля. Либерализируя один сегмент, Нацбанк продолжил ужесточать администрирование другого сегмента финансового рынка, а именно рынка рублёвых депозитов и кредитов. Так, по решению Нацбанка с 1 июня будут введены дополнительные отчисления в резервные фонды с сумм депозитов и кредитов, привлечённых и выданных по ставкам выше нормативных (источник). Для депозитов такой норматив будет равняться ставке по кредитам овернайт, которая на начало мая составляла 35%. Очевидно, данное решение направленно на повышение доступности кредитных ресурсов для экономики и должно стимулировать экономический рост. Однако за счёт уменьшения гибкости депозитной ставки снижается оперативность реагирования банков на изменение ожиданий в экономике и повышаются риски в случае набега вкладчиков на банки, которые у нас начиная с 2011 года в той или иной мере случаются ежегодно.

Власти продолжают проводить жёсткую денежно-кредитную и бюджетную политику. Госсподдержка предприятиям оказывается все также в существенно урезанном варианте и направлена в основном на конкретные инвестиционные проекты (источник). За счёт сдерживания госрасходов бюджет продолжает исполняться с достаточно существенным профицитом, который за январь-март составил 3,2 % ВВП (источник). Более того по итогам полугодия из-за падения доходов (так, только из-за сокращения нефтепошлин бюджет может недополучить около USD 1 млрд.) очень вероятен пересмотр бюджета и уже формальное урезание расходов, в первую очередь инвестиционных (источник). Практически в установленных рамках наблюдается прирост средней широкой денежной массы (в годовом выражении в марте он составил 36,9% при целевом ориентире на конец 2015 года не более 30%) (источник), а инфляция не превышает запланированный уровень (4,6% за первый квартал) (источник). Показательно, что даже приближение президентских выборов на этот раз не приводит к смягчению политики властей.

Риски для экономической самостоятельности.

По-прежнему острой остаётся проблема недостаточных и продолжающих сокращаться золотовалютных резервов (далее по тексту ЗВР). Хотя это сокращение и не столь существенное (за апрель падение ЗВР составило около USD 91 млн. (источник), а по итогам мая и вовсе сформировался минимальный прирост), но на фоне внушительных выплат по внешнему долгу (например, в августе единовременно необходимо погасить обязательства по евробондам на сумму USD 1 млрд.) ЗВР должны уже сейчас демонстрировать соответствующий прирост. Власти надеются рефинансировать часть обязательств новым размещением гособлигаций, и даже появилась информация о переговорах по этому поводу с серьёзными потенциальными организаторами и инвесторами (источник). Однако снижение агентством Moody’s суверенного рейтинга Беларуси (источник) серьёзно повысило текущую доходность по обращающимся на рынке облигациям (на начало мая по облигациям Belarus-2015 она составляла около 25% годовых, по облигациям Belarus-2018 около 14% годовых). Соответственно аналогично выросла и прогнозируемая стоимость нового размещения. Начавшиеся переговоры с МВФ, которые позиционируются властями как очень активные (источник), если и дадут результат, то явно не в ближайшие месяцы. Фактически сейчас они находятся на самой начальной стадии и согласован лишь порядок выработки условий реализации программы (источник). Таким образом, единственным источником получения необходимого экстренного финансирования остаётся Россия. По очередному заявлению Премьер-министра Андрея Кобякова с руководством России достигнуто соглашение о рефинансировании всех платежей в 2015 году, в том числе и выплат по кредиту АФ ЕврАзЭС (источник). Правда конкретные суммы и условия рефинансирования на текущий момент все также не известны.

В целом же отношения с Россией далеко не безоблачные. Так, в апреле Беларусь приостановила поставки нефтепродуктов на российский рынок. Беларуское правительство обосновало эту меру падением цен на российском рынке и убыточностью таких поставок для наших предприятий. В ответ Минэнерго России заявило о возможности ответного сокращения поставки нефти уже начиная с 3-го квартала 2015 года (источник). Российский Вице-премьер Аркадий Дворкович в очередной раз озвучил необходимость принятие политических решений для ускорения т.н. интеграционных проектов, которые должны были реализоваться ещё в 2014 году (источник). При этом проект объединения МАЗа и КАМАЗа, начавшийся ещё в 2012 году, на текущий момент из-за невозможности сторон договориться вовсе выпал из числа приоритетных (источник).

Недолго актуальной оставалась идея создания единой валюты в рамках ЕАЭС. Власти Казахстана однозначно заявили, что введение единой валюты полностью исключено и не является задачей при создании экономического союза (источник). Уже после этого по поводу опасности единой валюты для суверенитета высказался и Михаил Мясникович, который ещё два месяца назад призывал ускорить процесс создания этой самой единой валюты.

Риски экономического спада.

В целом достижение финансовой стабильности все также сохраняет приоритетность относительно экономического роста. В очередной раз это подтвердил и сам Александр Лукашенко, озвучив в очередном послании парламенту и народу, что приоритетом текущей экономической политики остаётся снижение инфляции (источник). На практике это привело к резкому ускорению падения ВВП по итогам января-марта 2015 года, которое составило 2% (источник). Наиболее сложная ситуация складывается в промышленности, сокращение которой к уровню прошлого года превысило 7%. В некоторых отраслях ситуацию и вовсе можно назвать критической: так, в марте 2015 года относительно марта прошлого года производство комбайнов зерноуборочных упало в 6 раз, грузовых автомобилей и телевизоров практически в 5 раз, автобусов, шин и двигателей более чем в 2 раза, тракторов и карьерных самосвалов на 40% (источник). Помимо падения выпуска в экономике наблюдается рост просроченных долгов (источник), в том числе плохих долгов перед банками. Факторов, позволяющих надеяться на кардинальное улучшение ситуации в ближайшее время, пока не наблюдается. Рост курса российского рубля конечно повышает конкурентоспособность беларуских экспортёров, но на фоне продолжающегося экономического спада в самой России (минус 3,4% ВВП в марте) не сможет привести к существенному росту продаж, в особенности продаж инвестиционных товаров. Сколь-нибудь существенная замена просевшего российского рынка иными выглядит явно утопичной идеей.

В такой ситуации власти начали реанимировать любимую идею усиления торгового протекционизма. В уже упомянутом обращении А. Лукашенко достаточно много внимания уделил возможности более жёстко защищать внутренний рынок даже в условиях ЕАЭС (источник). В рамках такой работы уже в начале мая Минторг провёл встречу с представителями частных торговых сетей, на которой настоятельно рекомендовал расширять автопарк за счёт покупки МАЗов (источник).

Выводы.

В апреле ситуация продолжила развиваться в уже ставшем привычном за последние месяцы русле: финансовый рынок постепенно возвращается к ситуации до декабря 2014 года, при этом состояние реального сектора экономики стремительно ухудшается.

Ухудшение ситуации в реальном секторе само по себе создаёт предпосылки для начала масштабных экономических реформ. Знаковой в этой плане является статья помощника А. Лукашенко Кирилла Рудого, в которой он обосновывает необходимость реформ и очерчивает основные их направления (источник). Высказывается также идея о необходимости консолидации общества вокруг идеи «коллективного либерализма», представляющей фактически синтез идей либеральной рыночной экономики и жёстких ограничений в политической сфере. Вряд ли данная статья является программной для властей, и скорее представляет собой попытку конкретного чиновника или группы чиновников повлиять на мнения политических элит. Очевидно, что сопротивление кардинальным реформам со стороны части экономической номенклатуры будет чрезвычайно серьёзным, и для их старта нужна серьёзная политическая воля. Представляется, что ситуация в экономике пока не настолько плоха, чтобы заставить власти пойти на радикальные решения. При этом во властных коридорах явно преобладает мнение, что перед экономикой стоит задача как-то сохранить промышленный потенциал в тяжёлые времена, после которых российская экономика вновь начнёт демонстрировать существенный рост и спрос на беларуские товары резко возрастёт (источник). Основные же проблемы экономики страны при этом видятся не в системном искажении экономических стимулов, а в недоработке и недобросовестности конкретных исполнителей, преодолевать которые предполагается такими мерами как переаттестация руководителей сельхозорганизаций (источник) или борьба с тунеядством.

Logo_руна