Положение в области экономической безопасности Беларуси (декабрь 2017 года)

Власти продолжают предпринимать существенные меры по либерализации условий для функционирования частного сектора, но при этом не проявляют активности в реформировании неэффективных госпредприятий.

1821
источник vdmsti.ru

Загрузить документ в PDF

Риски экономического спада

Главным позитивом года можно считать достигнутый экономикой рост, который превысил не только прогнозы международных фондов (причем довольно существенно), но и ожидания Правительства. Прирост ВВП за январь-ноябрь 2017 года составил 2,2% (источник), а в годовом исчислении по итогам октября-ноября он и вовсе достиг 4,6% (источник). Положительную динамику демонстрируют практически все сегменты экономики: рост промышленности за 11 месяцев составил 6,3%, сельского хозяйства 4,1%, розничного товарооборота 3,3%. Увеличились и инвестиций в основной капитал, прирост которых достиг 3,6%. В положительную зону наконец вернулась динамика реальных доходов населения (+0,9% за январь-октябрь), стимулирующая в свою очередь рост внутреннего потребления. Так, в третьем квартале 2017 года потребление домашних хозяйств выросло на 5,5% относительно аналогичного периода прошлого года (источник). Существенный спад наблюдается лишь в жилищном строительстве: ввод в эксплуатацию жилья снизился на 13%, до 3,335 млн. кв. м.

Планы на 2018 год у властей также достаточно оптимистичные: в качестве базового сценария запланирован экономический рост на уровне 3,5%, увеличение экспорта на 5,7%, при этом сальдо торгового баланса ожидается практически нулевым (источник). Основой данного достижения должны стать благоприятные внешнеторговые условия, улучшение деятельности и выход на запланированные мощности модернизированных предприятий, оживление малого и среднего бизнеса. В целях поддержки последнего власти продолжают вести работу по либерализации законодательства. Так, в очереди на подпись находятся законодательные акты по упрощению лицензирования, по дополнительной защите прав инвесторов (источник). Важным фактором ускорения экономического роста Правительство считает и рост экспорта IT-сектора, ожидаемый в связи с подписанным в конце декабря декретом президента «О развитии цифровой экономики». Данный документ пролонгирует существующие налоговые льготы для членов ПВТ до 2049 года, упрощает документооборот по экспортным операциям для резидентов парка, вводит специальные правовые инструменты по защите прав работодателей и венчурных инвесторов (конвертируемый заем, опционный договор, соглашение о неконкуренции и запрете переманивания) и т.д. Самая нашумевшая часть декрета посвящена криптовалютам, ICO и смарт-контрактам, регулирование сферы которых для членов ПВТ планируется сверхлиберальным (источник).

Однако по консенсусному мнению международных финансовых институтов рост ВВП Беларуси остается неустойчивым (источник, источник). Экономика все также остается зависимой от цены на нефть и иные сырьевые товары, что делает ее чрезвычайно уязвимой в случае серьезного изменения ситуации на мировых рынках. Существенно ограничивает экономический рост и накопленный внешний госдолг, выросший за год на 21,3% и достигший размера в USD 16,6 млрд. (источник). Растущие выплаты по его обслуживанию (USD 3,7 млрд. в 2018 году против USD 3,4 млрд. годом ранее) серьезно ограничивают бюджетные программы Правительства. Напряженной остается и ситуация с плохими долгами в экономике, уровень которых к концу года вновь показал небольшой рост и на 1 декабря составил 13% банковских активов. Несмотря на публичную критику Александра Лукашенко в адрес директората госпредприятий из-за просьб о предоставлении господдержки (источник), власти вряд ли откажутся от практики рефинансирование долгов предприятий. Так, озвучены планы по реструктуризации части долгов БМЗ (на сумму USD 70 млн.) и Ивацевичидрева (на сумму USD 35 млн.) (источник), выделяется финансирование в сумме BYN 100 млн. на пополнение оборотного капитала Светлогорского целлюлозно-картонного комбината (источник). Такие меры позволяют поддержать уровень занятости, улучшить показатели в банковском секторе, но при этом создают дополнительное давление на бюджет.

Не приходится ожидать быстрых результатов и от принятых в конце года либерализационных законов, поскольку заметный эффект от них возможен лишь в среднесрочной перспективе. Объективным же препятствием для стремительного роста ПВТ является ограниченность квалифицированных трудовых ресурсов, решить проблему которых можно лишь за счет иммиграции из ближнего зарубежья (в первую очередь России и Украины). Мягкое регулирование сферы криптовалют и вовсе может создать проблемы стране на международном уровне в случае использования возможностей ПВТ для отмывания серых доходов и ухода от налогообложения.

Важным фактором замедления экономического роста в среднесрочной перспективе является и негативная демографическая динамика: так, по некоторым расчетам количество занятых в экономике в среднесрочном периоде будет сокращаться на 2% ежегодно (источник). Проблемой остается и токсичный госсектор, даже мягкие рекомендации по преобразованиям в котором (источник) власти продолжают игнорировать.

Риски финансовой нестабильности

Основной позитив в финансовой сфере связан с рекордным в суверенной истории замедлением инфляции. Так, по итогам 11 месяцев рост потребительских цен в годовом исчислении составил лишь 4,9% (для сравнения в 2016 году инфляция составила 10,6%, а в 2015 году – 13,5%). В результате наблюдается снижение ставок на депозитно-кредитном рынках и оживление кредитования населения и бизнеса.  Так, ставка по вновь выданным краткосрочным кредитам населению с начала года упала с 19,3% до 9,2% (источник). Планы властей на 2018 год также достаточно амбициозны – инфляция должна удержаться в рамках 6%. Для этого продолжится политика управления денежной массой, постепенно переходя к политике инфляционного таргетирования. В рамках внедрения последней Нацбанк начал проводить ежеквартальный мониторинг инфляционных ожиданий населения, отчет по которому впервые опубликован в декабре.

Важным достижением года можно считать и прирост золотовалютных резервов (далее по тексту ЗВР) страны, уровень которых на 1 января 2018 года составил USD 7,3 млрд. (источник) При этом власти решили задачу бесперебойного обслуживания государственного долга, сформировав определенный задел и на 2018 год. Судя по минимальному прогнозному значению размера ЗВР на конец 2018 года, власти планируют использовать на погашения долга около USD 1,3 млрд. накопленных международных резервов. В целом планы по финансированию госдолга на 2018 год достаточно прозрачные и при их реализации не должно быть трудностей. Так, USD 400 млн. Правительство рассчитывает получить в рамках 6-го и 7-го траншей кредита Евразийского фонда стабилизации и развития, на сумму USD 600 млн. планируется выпуск еврооблигаций и USD 400 млн. будет привлечено на внутреннем рынке (источник).

Стабильной в течение года оставалась и ситуация на валютном рынке: население весь год оставалось продавцом валюты, а общий объем чистой продажи в целом на рынке за 11 месяцев составил около USD 1,4 млрд. (источник) Основными факторами этого выступили сокращение валютных депозитов населения, положительный уровень внешнеторгового сальдо (USD 584,7 млн. за 10 месяцев 2017 года) и в целом заметное улучшение платежного баланса (дефицит текущего счета за 9 месяцев сократился до минус 1,5 % ВВП с уровня минус 3% ВВП годом ранее) (источник). Пока не оправдываются ожидания чрезмерного накачивания доходов населения с использованием административных ресурсов: средняя зарплата в ноябре даже сократилась до уровня BYN 837, или USD 419.

При этом стоить отметить некоторое ухудшение ситуации к концу года: чистая продажа населения в ноябре упала до минимального за год уровня (USD 64,8 млн.) и стала значительно ниже чистой покупки валюты организациями-резидентами (USD 211 млн.) (источник). Существенно ухудшилось и сальдо торговли товарами, дефицит которой в ноябре превысил USD 627 млн. Частично эти тенденции имеют сезонный характер, но важным их фактором стало оживление экономического роста и связанные с ним повышение доходов населения и внутреннего спроса. Преодоление экономической депрессии и рост цен на мировых рынках будет стимулировать и инфляцию внутри страны. Дополнительно влияние на нее окажет и запланированное повышение тарифов на услуги населения. Высокими остаются и инфляционные ожидания, уровень которых в 2,5 раза выше официальной инфляции (источник). Постепенно также изменяется ситуация на рынке банковской ликвидности:  размер ее избытка сокращается, некоторые банки уже столкнулись с недостатком рублевой ликвидности (источник), соответственно и ставки на межбанковском рынке повышаются. В связи с эти планы властей по 6%-инфляции в 2018 году выглядят чересчур оптимистичными.

Стоит отметить и некоторое смягчение бюджетной политики властей, предусмотренное законом о бюджете на 2018 год вопреки рекомендациям МВФ. Так, размер бюджетного профицита на текущий год запланирован на уровне BYN 733,8 млн. против BYN 927 млрд. по уточненному плану в 2017 году. К тому же и политику в прошедшем году нельзя назвать такой уж жесткой: по расчетам МВФ дефицит государственных финансов с учетом квазифискальных операции достигал 3% ВВП (источник). Изменяется и принцип финансирования госдолга, заложенный в бюджете: если в 2017 года заявлялось о его погашении и рефинансировании в соотношении 50/50, то в планах на 2018 год погашение за счет бюджета составит лишь четверть суммы, оставшаяся же часть должна быть рефинансирована.

Существенные проблемы власти испытывают и с финансированием пенсионного фонда. Субвенции последнему из республиканского бюджета в 2017 году составили BYN 1,42 млрд. вместо запланированных BYN 698 млн. (источник). Даже по ожиданиям самих властей ситуация в 2018 только усугубится, и в бюджете на трансферы фонду социальной защиты заложено до BYN 1,92 млрд. Маловероятно, что власти решаться на новое повышение пенсионного фонда и тем более на снижение номинального размера пенсий. Дальнейшее развитие ситуации в подобно ключе еще больше ограничит бюджетные возможности властей.

Риски экономической самостоятельности

После достижения соглашений в нефтегазовой сфере взаимоотношения с Россией развиваются в сравнительно благоприятном ключе. Без видимых проблем согласован баланс поставок российской нефти на  2018 год в размере, запрошенном Беларусью (24 млн. тонн) (источник), при этом фактически снят с повестки дня вопрос перенаправления транзитных потоков беларуских нефтепродуктов из прибалтийских портов в российские (источник). Правительство РФ не педалирует болезненный для беларуских властей вопрос т.н. интеграционных проектов, а руководство ЕФСР лояльно подходит к вопросу выделения очередных кредитных траншей, два из которых ожидаются уже в первом квартале 2018 года.

В тоже время такая ситуация вновь уменьшает стимулы к диверсификации беларуской экономики: планы по достижению равной доли экспорта в страны ЕАЭС, страны ЕС и иные страны фактически не реализуются, доля нефти и нефтепродуктов в структуре внешней торговли вновь увеличивается, а зависимость бюджета от экспортных нефтепошлин возрастает.

Выводы

Экономика страны в декабре и в целом за 2017 год характеризуется активизацией роста и продолжающейся макростабилизацией. Влияние рисков недостаточности ресурсов для обслуживания госдолга и чрезмерного ослабления денежно-бюджетной политики (в частности в области доходов населения) остается сдержанным. Власти продолжают предпринимать существенные меры по либерализации условий для функционирования частного сектора, но при этом не проявляют активности в реформировании неэффективных госпредприятий.

Logo_руна