Положение в области экономической безопасности (февраль 2016 года).

2731

Загрузить документ в PDF.

Риски финансовой нестабильности.

Важным событием месяца стала договоренность с Евразийским фондом стабилизации (далее по тексту ЕФСР) и развития о начале новой кредитной программы, которая была достигнута после целой серии переговоров высшего руководства Беларуси и России. Пока не известно, какие уступки были сделаны со стороны Минска и были ли они вообще, однако заявленное соглашение должно быть подписано уже в течение ближайших недель. По его условиям Беларусь получит первый кредитный транш в сумме USD 1,1 млрд. в 2016 году, и транши в размере USD 500 млн., USD 300 млн. и USD 200 млн. в 2017 году (источник). Выделяемая сумма первого транша равнозначна обязательствам перед ЕФСР на 2016 год, что серьезно облегчает задачу обслуживания госдолга на текущий год. Это подтверждается также и присвоением агентством Fitch долгосрочного рейтинга Беларуси на уровне B- и краткосрочного B с прогнозом «стабильный» (источник). В такой ситуации власти решили проявить принципиальность в вопросе согласования программы с МВФ и приостановили переговоры с Фондом. При этом по неофициальной информации предложенная МВФ программа преобразований достаточно компромиссная и не предполагает проведение шоковых реформ. Более того, по некоторым данным единственным несогласованным на текущий момент пунктом этой программы остается вопрос скорости отказа от перекрестного субсидирования стоимости услуг и в частности повышения стоимости ЖКУ для населения. Власти Беларуси настаивают на том, что на 100-процентное возмещение стоимости услуг ЖКХ необходимо выйти только к концу 2018 года, а специалисты фонда рекомендуют сделать это максимум в течение полутора лет (источник). Именно изменение размера тарифов на ЖКУ стало наиболее обсуждаемым событием в обществе в феврале. Повышения их стоимости в среднем на 40-60% в условиях падения реальных доходов и ухудшения ситуации с занятостью очевидно вызвало резко негативную реакцию населения. Александр Лукашенко отреагировал на это тем, что обвинил в махинациях с ценами чиновников ЖКХ и потребовал пересчитать тарифы в сторону уменьшения. Кроме того анонсируется указ, согласно которому тарифы ЖКХ будут заморожены и все решения об их повышении будут приниматься непосредственно А. Лукашенко (источник).

Хотя острота проблем с обслуживанием внешнего госдолга в текущем году и спала, кредитная программа с МВФ для властей Беларуси остается чрезвычайно важной. Полученный кредит позволит Беларуси пополнить золотовалютные резервы (далее по тексту ЗВР), размер которых остается на уровне ниже критически допустимого. При этом небольшой рост в феврале (+USD 84 млн.) был обеспечен ростом цены золота и размещением 7-дневных облигаций Минфина, явно призванных не допустить негативных новостей (источник). Существенное же увеличение ЗВР повысит доверие населения и инвесторов к финансовой политике властей и станет хорошим фоном для нового размещения евробондов, на которое власти продолжают надеяться. Так, в 2016 году USD 1 млрд. планируется привлечь через суверенные облигации и USD 500 млн. через облигации Банка развития (источник). Хотя и без кредита МВФ власти могут решиться на новое размещение, поскольку текущая доходность по облигациям в обращении (около 7,1% годовых) достаточна приемлема.

Благоприятной новостью для Правительства стал разворот на рынке нефти, стоимость которой после январского минимума в USD 27,5 за баррель выросла практически до USD 39 в начале марта. В итоге со второй половины февраля рубль начал укрепляться к доллару и ослабляться к российской валюте, превысив в начале марта уровень 290 BYR/RUR. При этом, судя по заявлению Нацбанка, он даже осуществлял рублевые интервенции для предотвращения еще большего укрепления беларуского рубля к доллару, заодно пополняя ЗВР выкупленной на бирже валютой. В целом такая ситуация способствует улучшению результатов внешней торговли с Россией и уменьшению дефицита торгового баланса по товарам, который в январе составил незначительные USD 46 млн., с лихвой покрываемые профицитом по торговле услугами.

Стабилизация национальной валюты должна улучшить ситуацию и на рынке депозитов, отток которых последние месяцы фиксируется как по рублевой, так и валютной составляющим (источник). Последнее ралли ослабления рубля и административное давление Нацбанка на ставки в сторону их снижения привело к тому, что на текущий момент в составе широкой денежной массы доля валюты установила исторический рекорд и превысила 77%. При этом валютный эквивалент срочных рублевых депозитов населения снизился до USD 1,15 млрд., а их удельная доля в структуре сбережений составляет не более 15% (источник). Такое положение создает Нацбанку сложности при контроле денежного предложения и, соответственно, достижения целевого уровня инфляции. Однако, с другой стороны риски давления на валютный рынок из-за резкого перетока рублевых депозитов в валютные уже не столь критичны как в предыдущие годы.

Ключевые риски в банковской системе на текущий момент определяются потенциальным резким ростом плохих долгов, особенно в части выданных валютных кредитов. Проблемой является то, что официальные данные (так по крайней мере утверждают специалисты МВФ) не в полной мере отображают состояние банковских долгов. Одной из основных проблем является механизм определения текущей стоимости объектов залога, которые в беларуской практике оцениваются по балансовой стоимости. Согласно появившейся в прессе информации, Нацбанк рекомендовал банкам провести независимую оценку своих активов по международным стандартам (в частности с рыночной оценкой кредитного обеспечения) и отчитаться о ее результатах перед регулятором (источник). Такая проверка рассматривается как мера, призванная развеять сомнения у МВФ относительно устойчивости банковской системы Беларуси. В то же время, если ее результаты будут негативными и выявят потребность банков в дополнительном финансировании (например, по причине падения цен на жилую и коммерческую недвижимость и соответственно снижения уровня обеспеченности выданных кредитов), это может спровоцировать ускорение оттока валютных депозитов из банковской системы.

Риски экономического спада.

Ситуация в реальном секторе по-прежнему не демонстрирует улучшения: падение ВВП составило 4,3% (источник) при одновременном существенном росте складских запасов (на 6,6% до уровня 74,3% от среднемесячного объема производства (источник)). Сократилась за январь и средняя зарплата, как в реальном (-2,6% к январю 2015 года), так и долларовом выражении (до USD 328 в сравнении с USD 406 месяцем ранее) (источник). В феврале Правительство представило ряд программ и иных законодательных актов, позволяющих понять, как оно планирует исправлять ситуацию: например, программа «Экспорт Беларуси», постановление «О некоторых вопросах наращивания и диверсификации экспорта товаров и услуг», но главной из них стал Перечень мер по повышению эффективности социально-экономического комплекса Республики Беларусь. Позитивной стороной принятого документа является то, что в нем декларируются шаги, направленные на развитие рыночной экономики в стране: обеспечение неприкосновенности прав собственности, развитие конкуренции, стимулирование малого и среднего бизнеса, диверсификация экспорта, сбалансированная денежная политика, разработка нового механизма приватизации и прочие (источник). С другой стороны, большинство указанных мер абсолютно никак не наполнены конкретным содержанием и представляют собой декларацию о намерениях, сформулированную лишь в самых общих чертах. Часть же мер выглядит и вовсе совершенно волюнтаристскими, например, распоряжение о снижении затрат на предприятиях промышленности на 25% или обязанности Правительства и местных властей ежегодно создавать по 50 тыс. новых рабочих мест. При этом первый показатель уже доводится до предприятий как обязательный к исполнению в независимости от отраслевой структуры затрат или текущей эффективности предприятия и ключевой при получении госпомощи. Фактически перечень мер, по сути являющийся антикризисным планом властей, хорошо демонстрирует противоречия, накопленные во властных структурах, когда прогрессивным мерам Правительства, пусть и зачастую и достаточно абстрактным, администрация президента противопоставляет предельно конкретные, но совершенно антирыночные меры.

В подвешенном пока состоянии остается судьба государственного бюджета, необходимость корректировки которого вызвана изменившимися внешними условиями. Так, по заявлению Премьер-министра Андрея Кобякова при цене на нефть в USD 30 и курсе российского рубля на уровне 80 RUR/USD потери доходов беларуского бюджета оцениваются на уровне 14% (источник). Большинство предложенных Правительством мер по повышению доходов (увеличение НДС по широкому списку товарных позиций с 10% до 20%, повышение акцизов на топливо на 50% и др.) А. Лукашенко были отвергнуты, а оставшиеся (рост НДС на услуги связи с 20% до 25%, повышение акцизов на сигареты премиум-класса) выглядят явно недостаточными. В условиях ограниченности ресурсов для обслуживания госдолга власти не могут накапливать бюджетный дефицит и вынуждены сокращать расходы. Правительство заявляет, что в первую очередь будут уменьшены непервоочередные капитальные расходы. При этом под сокращение, судя по всему, попадет и программа строительства социального жилья за счет льготных кредитов, которая долгое время была драйвером экономического роста и важным элементом социального обеспечения населения (источник). В тоже время власти решили сформировать дополнительные фонды на текущие социальные выплаты населению, в т.ч. предоставление субсидий на возмещение стоимости ЖКУ, в сумме около USD 450 млн.

Выводы.

Ожидаемое получение кредита ЕФСР, улучшение результатов внешней торговли и разворот на рынке нефти существенно снижают риски финансовой разбалансировки экономики Беларуси. Не наблюдается предпосылок для существенного усиления оттока валютных депозитов. Наиболее острым остается вопрос экономического спада и ухудшения социального положения населения. Достичь консенсус в вопросе о путях преодолении этих проблем, власти так и не смогли. При этом декларируемая либерализация экономической системы на практике пока сопровождается увеличением количества директивных показателей и попытками усиления персональной ответственности без предоставления дополнительных полномочий.

Logo_руна