Положение в области экономической безопасности Беларуси (июль 2018 года)

1810

Загрузить документ в PDF

Риски финансовой нестабильности

Ключевые индикаторы валютного и денежного рынка сигнализируют о сохранении сравнительно благоприятной ситуации в финансовом секторе.  Несмотря на рост реальных доходов населения (+7,7% с начала года (источник)) и связанные с этим опасения о смене его потребительской модели, ситуация чистой продажи валюты населением продолжает сохраняться. Так, в июне население продало валюты на чистой основе на сумму USD 139,2 млн, а в целом с начала года – на USD 1,04 млрд (источник). В итоге Нацбанк активно прибегает к практике рублевых интервенций, что одновременно служит как источником пополнения золотовалютных резервов (далее по тексту ЗВР) страны, так и инструментом недопущения чрезмерного с точки зрения товаропроизводителей укрепления рубля (источник). Но даже при этом с начала года курс беларуского рубля к валютной корзине вырос на 3,34%, что в значительной степени обусловлено ослаблением более чем на 7% российской валюты. Благоприятная ситуация позволяет властям перейти к очередному этапу дедолларизации экономики, целью которого заявляется рост удельной доли рублей в общей объеме денежной массы с текущих 38% до уровня 80%. Достижение этой цели позволит снизить чувствительность национальной экономики к колебаниям валютных курсов, а также повысить эффективность стандартных инструментов монетарной политики, которые в текущих условиях работают ограничено. Суммарные потери экономики от существующего уровня долларизации власти оценивают на уровня 2-3% ВВП в год, или USD 1-1,5 млрд (источник). В рамках политики дедолларизации Нацбанк продолжает сочетать меры по либерализации валютного рынка и административному сокращению сферы использованию иностранной валюты внутри страны. Так, в июле окончательно была отменена обязательная продажа валюты экспортерами, которая с октября 2017 года составляла 10% выручки (источник). В ближайших планах властей введение запрета на эмиссию валютных облигаций на внутреннем рынке для всех организаций, в т.ч. банков. Со временем предполагается отказаться и от государственных валютных облигаций внутри страны (источник). Прорабатывается также запрет использования валютных цен при заключении сделок с недвижимостью, в т.ч. при долевом строительства жилья гражданами.

Характерной для последнего времени остается ситуация и на депозитном рынке: небольшой прирост рублевых депозитов населения (+1,3% за июнь 2018 года) происходит на фоне незначительного сокращения валютных вкладов (-0,52% за тот же период). Исторически низкой остается и потребительская инфляция – последняя в июне в годовом исчислении составила 4,1%. Благоприятной остается ситуация и с исполнением бюджета. Доходы консолидированного бюджета за второй квартал 2018 года выросли более чем на 10%, при этом расходы были увеличены правительством лишь на 2%. В результате профицит консолидированного бюджета остается на значительном уровне и даже демонстрирует некоторый рост (5,6% ВВП за полугодие против 5,4% за первый квартал) (источник).

В тоже время проблема значительного внешнего госдолга и невысоких валютных резервов остается все так же актуальной. Внешний госдолг сократился с начала года незначительно (минус USD 288 млн), и в значительной части был восполнен ростом внутреннего госдолга (так, чистое размещение валютных облигаций на внутреннем рынке за полгода составило почти USD 65 млн (источник)). Два месяца подряд заметное падение демонстрируют ЗВР страны: на USD 108,2 млн в июне и на USD 98,5 млн в мае (источник). При этом Нацбанк подчеркивает плановый характер такого сокращения и соблюдение запланированного норматива USD 6,5 млрд на конец 2018 года. Нет ясности и с источниками рефинансирования госдолга в ближайшей перспективе. Ожидаемо без громких новостей прошла очередная мониторинговая миссия МВФ в Минске. Беларуские власти в очередной раз признали наличие разногласий с Фондом по скорости ключевых экономических преобразований, пойти на преодоление которых могут заставить лишь форс-мажорные внешние условия (источник) Затягиваются сроки предоставления очередных траншей кредита Евразийского фонда стабилизации и развития. С учетом того, что все ранее анонсируемые властями сроки их получения были сорваны, можно говорить о наличии разногласий между правительством Беларуси и специалистами ЕФСР, подробности которых в публичную плоскость, правда, не попадают. Фактически за последние месяцы  власти могут похвастаться лишь заключением соглашения с российскими банками о выходе в 2018-2020 годах с суверенными бондами на российский рынок. Облигации предполагается номинировать в российской валюте и использовать для рефинансирования долга перед российскими кредиторами (источник). При этом ни суммы размещений, ни ожидаемая их доходность пока не озвучивались.

Источником потенциальных проблем для финансового сектора остается и дисбаланс роста доходов населения и увеличения производительности в экономике. Так, при росте реальной заработной платы за январь-май на 13,4% производительность выросла лишь на 5,2% (источник). Наращивают власти и социальные выплаты: уже с августа на 10% увеличены пенсии, до конца года планируется рост доходов бюджетников. Такая политика создает риски ускорения инфляции, особенно актуальные на фоне исчерпания дизинфляционного влияния со стороны внутреннего спроса и ожидаемого ускорения роста цен в России. Власти признают проблему несбалансированного роста доходов населения, но предполагают бороться с ней традиционным способом: доведением до предприятий заданий по росту производительности и увязки стимулирующих выплат руководителей с достижением указанных планов.

Риски для экономического роста

Экономический рост в стране продолжает несколько замедляться (4,5% за январь-июнь против 4,7% месяцем ранее) но остается при этом существенно выше запланированных значений. По оценках правительства по итогам года он составит 3,9-4,1% (источник), что выглядит вполне достижимой оценкой. При этом рост демонстрируют все отрасли, ориентированные как на внешние (экспорт вырос на 21,9% (источник)), так и на внутренний рынки (розничный товарооборот прибавил 9,9% (источник)). При этом значительное влияние на ускорение роста оказывает коммерческое кредитование (так, годовой прирост требований банков и Банка развития к экономике в июне 2018 г. составил 12,1%), что свидетельствует об успешности монетарной политики властей по удешевлению кредитов с одновременным сохранением финансовой стабильности. О росте экономического оптимизма свидетельствуют и проводимые властями и экспертными фондами опросы. Так, представители малого и среднего бизнеса позитивно оценивают политику властей по либерализации в целом и декрет №7 в частности (источник).

В то же время власти все также устраняются от кардинального решения проблемы повышения эффективности госсектора. Очередным примером неготовности властей к активному использованию механизма ликвидации и смены собственности неэффективных госпредприятий стала подготовка нового указа о финансовом оздоровлении сельского хозяйства. Новый указ должен заменить действовавший ранее с 2016 года аналогичный законодательный акт, и значительно отличается от предыдущего как по духу, так и по сути. Если ранее основной упор делался на санацию неэффективных сельхозорганизаций и в случае ее невозможности — смене их собственника и ликвидации, то сейчас акцент сместился на многочисленные способы реструктуризации долга. Например, банкам предлагается снижать проценты по проблемным кредитам, предоставлять отсрочки и рассрочки их погашения, принимать в качестве погашения долга доли сельхозпредприятий, местным органам власти предоставляется право эмитировать долговые ценные бумаги для перевода таких долгов на государственный баланс (источник). Правами же внесудебного назначения процедуры санации и вовсе наделяются руководители местных органов власти. Фактически это законодательно закрепляет активное их участие в хозяйственной деятельности организаций и противоречит активно продвигаемой ранее идее разделения роли государства как собственника и управляющего.

Практика максимального сохранения предприятий советского типа без учета экономической целесообразности прослеживается и на примере «Строммашины» (несмотря на безнадежные финансовые показатели предприятия, власти продлили период его санации на 5 лет (источник)) и «Мотовелозавода» (Правительство рассматривает возможность создания нового завода, несмотря на фактическую утерю технологий (источник)).

Риски экономической самостоятельности

В июле Госдумой России в третьем чтении был принят закон о налоговом маневре в нефтяном секторе. Данный закон прописывает порядок и сроки окончания реформы налогообложения нефтяного сектора, предполагающей замену налога на экспорт нефти и нефтепродуктов налогом на ее добычу. По решению российских властей экспортная ставка будет сокращена с 30% до 0% за период до 2025 года и за аналогичный период зеркально будет повышена ставка на добычу нефти (источник). Заявленная реформа окажет существенное влияние на доходы беларуского бюджета. Помимо прямых потерь от недополучения экспортных пошлин (в 2017 году их сумма составила BYN 1,8 млрд), рост себестоимости беларуских нефтепродуктов вынудит власти пойти на снижение акцизов на топливо (первый шаг в этом направлении планируется уже на 2019 год (источник)). В крайнем случае Правительство может и вовсе оказаться перед необходимостью введения отрицательных акцизов по аналогии с российским законодательством (источник). В этом случае нефтепроизводители будут получать прямые субсидии из бюджета и вместо важного доходного для бюджета сектора экономики рискуют стать дотационным. Суммарные потери бюджета в среднесрочном периоде при этом могут составить 3,8% к ВВП (4,3 млрд. на текущий момент) (источник). Минимизировать возможные потери власти Беларуси могут лишь путем модернизации нефтеперерабатывающих предприятий, а также получения неких компенсационных выплат из российского бюджета.

Завершение налогового маневра постепенно снимает с повестки дня вопрос о едином рынке нефти, оставляя актуальным лишь вопрос единого рынка газа. Лоббирование беларускими властями последнего пока не дает видимого результата, а предложения об ускорении либерализации внутренней торговли получают в ответ встречные предложения российской стороны по единой политике в части реакции на антироссийские санкции (источник).

Выводы

Рост ВВП Беларуси сохраняет рекордную за последние 7 лет динамику, важным фактором которой является снижение кредитных ставок и сохранение финансовой стабильности. Основные риски для экономики остаются сконцентрированы в части устойчивости внешнего госдолга и возможности Правительства его обслуживать. Негативное влияние на финансовую стабильность будет оказывать и несбалансированный рост доходов населения в случае его дальнейшего сохранения.

Logo_руна