Положение в области экономической безопасности (июнь 2016 года).

2136

Загрузить документ в PDF.

Риски финансовой нестабильности.

В конце июня одновременно произошло два события, связанных с выработкой экономических планов властей: 22-23 июня состоялось пятое Всебеларуское народное собрание, посвящённое утверждению прогноза развития экономики страны на пятилетку, а с 21 по 30 июня Минск посетила очередная миссия МВФ. Хотя предложенная к утверждению программа развития страны на 2016-2020 годы и оказалась самой либеральной и реформаторской за все годы, некоторые опасения по поводу возможного «реванша ретроградов» (в частности лоббирования мягкой денежно-кредитной политики для госсектора) все же оставались. В итоге, хотя Александр Лукашенко в очередной раз и заявил о недопустимости радикальных рыночных реформ (источник), но предложения Правительства были приняты фактически в неизменном виде. От своих предшественниц принятая программа отличается скромными прогнозными параметрами (рост ВВП за пять лет на 12-15%, доходов населения на 9,5-11,6% (источник)) и в целом характеризуется акцентом не на количественные показатели, а на принципы экономической политики властей. При этом главным источником экономического роста рассматривается раскрепощение деловой инициативы, сопровождаемое либерализацией финансовых рынков и обновление системы управления госсобственностью.

Как никогда комплиментарным получилось резюме МВФ по результатам июньской миссии: представители фонда позитивно оценили усилия Правительства по обеспечению финансовой стабильности, начавшуюся пенсионную реформу и иные преобразования последних лет (либерализацию цен, отказ от доведения госпредприятиям валовых директивных показателей, повышение стоимости ЖКУ для населения и прочие). В итоге фонд анонсировал, что переговоры непосредственно по новой программе могут состояться уже во время следующей миссии во второй половине года (источник). Для этого, однако, Правительству еще необходимо выработать меры политики по ускорению реформ в реальном секторе и снижению перекрестного субсидирования. Возможно, первой ласточкой активной работы в указанном направлении стало расширенное заседание Консультативного совета при Нацбанке, состоявшееся 4 июля, в рамках которого рассматривались «структурные аспекты повышения эффективности функционирования национальной экономики» (источник).

Углубления преобразований в экономике предусматривает и матрица мер кредитной программы с Евразийским фондом стабилизации и развития (далее по тексту ЕФСР), которая была обнародована в июне (источник). Заметно, что власти стараются соблюдать формальные параметры этой матрицы: стабилизирован размер золотовалютных резервов (на 1 июня они составили USD 4 271,6 млн. (источник)), соблюдаются параметры денежного обращения, переведен в рамки банковского регулирования Банк развития, принято решение о преобразовании Минторга в антимонопольный орган (источник). В случае положительной оценки мер властей, очередной транш в размере USD 300 млн. должен поступить уже в июле (источник).

Первая конкретика появилась и по поводу нового выпуска суверенных евробондов: процесс находится на стадии подготовки соглашения с организаторами размещения (источник). Размещение должно состояться в конце 2016-начале 2017 года (очевидно, по замыслу властей уже после достижения соглашения с МВФ) и его сумма составит до USD 1 млрд. Текущая конъюнктура для выхода на рынок вполне приемлемая: жесткая политика властей встречает одобрение инвесторов, что проявляется и в снижении текущей доходности по беларуским бондам практически до 6% (источник), и в улучшении прогноза по суверенному кредитному рейтингу (источник). Негативно же на стоимость размещения может повлиять возможный рост риск-премии для развивающихся стран из-за ужесточения политики Федеральной резервной системы США, начала выхода Великобритании из Евросоюза или ухудшения ситуации в Китае.

Пожалуй, лишь уход со своей должности помощника Президента по вопросам экономики Кирилла Рудого, запомнившегося смелыми предложениями по экономическим преобразованиям, можно в какой-то степени считать тревожной новостью для сторонников либеральных реформ в стране. В то же время аппаратным усилением реформаторского фланга является создание Совета по финансовой стабильности, состоящего из чиновников Нацбанка, Минфина и Минэкономики (источник). Серьезным прогрессом может стать и принятие нового указа, повышающего пособие по безработице отдельным категориям безработных с USD 13 до USD 80 (т.е. до уровня бюджета прожиточного минимума) (источник). Вряд ли такая мера означает готовность властей прибегнуть к массовым сокращениям в госсекторе, но она точно будет характеризовать уход от концепции полной занятости.

Динамика ситуации в банковском секторе остается прежней: уровень проблемных активов хоть и незначительно, но все же вырос (до 12,44% по сравнению с 12,34% месяцем ранее (источник)), номинальное сокращение продемонстрировали валютные депозиты населения (минус 1,29%), а прирост рублевых депозитов оказался меньше размера капитализации (источник). Одновременно с этим в банковской системе сохраняется достаточно существенный уровень избыточной рублевой ликвидности (источник, источник). Объяснить это противоречие можно уменьшением спроса на кредиты, а также выкупом Нацбанком избыточной валюты на бирже. В таких условиях регулятор продолжил проводить достаточно агрессивную политику по снижению ставок на денежном рынке: с 1 июля с 22% до 20% снижена ставка рефинансирования, а также ставки по операциям предоставления и изъятия ликвидности (до 25% и 13% соответственно). Кроме того, с 1 августа ужесточается норматив максимально допустимого уровня доходности по рублевым депозитам до 0,9 ставки по кредитам овернайт (т.е. на текущий момент до 22,5%). Рекомендуется снизить процентные ставки и по валютным депозитам населения – до 4,5% с 1 июля и до 4% с 1 сентября (источник). Столь резкие меры Нацбанк обосновывает серьезно снизившимся уровнем инфляции, которая за май составила 0,5%, а с начала года 7% (источник). Специалисты ЕФСР уже выступили с критикой такой политики Нацбанка, назвав предпринятые меры неосмотрительными (источник). Эксперты МВФ были более лояльны, признав в целом обоснованность такого механизма управления ставками, однако и они призвали Нацбанк взять паузу в дальнейшем давлении на рынок, чтобы избежать резкого оттока депозитов и не допустить серьезной турбулентности на финансовом рынке. В целом можно предположить, отток валютных депозитов население во многом сдерживается отсутствием альтернативных инструментов для сбережений и инвестирования. Резкое увеличение такого оттока вряд ли будет вызвано постепенным уменьшением доходности, но может быть спровоцировано каким-то триггером, связанным с шоковым падением доверия к банковской системе и устойчивости экономики в целом. В качестве последнего могут выступить серьезные проблемы у крупных банков соседних стран (России и Украины) или, например, резкое ухудшение экономических взаимоотношений с Россией.

Риски экономического спада.

Экономический рост также показывает вполне ожидаемую динамику: номинальное падение ВВП в годовом измерении сокращается, но все еще остается достаточно большим (минус 2,6% за январь-май по сравнению с минус 3% месяцем ранее). Некоторое улучшение ситуации в машиностроении (производство транспортных средств выросло на 5,2%, а машин и оборудования на 3,9%) нивелируется ухудшении в химическом производстве (минус 10,2%), в особенности производстве калийных удобрений (минус 21,8%) и автомобильных шин (минус 23,9%) (источник). По тем же калийным удобрениям серьезно ухудшилась и ценовая конъюнктура. Так, цена вновь заключенного контракта с Индией почти на 32% ниже прошлогодней (источник).

Отставание экономической динамики от запланированной негативно сказывается и на исполнении бюджета. При росте расходов в реальном исчислении на 12,1% доходы демонстрируют спад (минус 5,9%) (источник). Такая ситуация делает неизбежной серьезную корректировку расходов бюджета (вплоть до 10%), что может также негативно сказаться на внутреннем спросе во второй половине года.

Риски для экономической самостоятельности.

Достаточно серьезным риском для экономического роста и финансовой стабильности становится развивающийся конфликт с Россией по поводу цены на газ. Как и ожидалось, российское руководство не поддалось на ультимативное требование Правительства Беларуси и использовало для давления на своих партнеров вопрос поставки нефти (источник). Так, сначала власти России, а потом и компания Транснефть заявили о намерении сократить объем поставок нефти в Беларуси во втором полугодии на 5 млн. тонн для компенсации ущерба российскому бюджету. Потери Беларуси от таких мер достаточно серьезны: только бюджет может недополучить около USD 150 млн. нефтепошлин. Как инструмент давления на Беларусь можно рассматривать и актуализировавшиеся в российской прессе разговоры об ускорении налогового маневра, что также обернется потерями для бюджета Беларуси. В итоге можно предположить, что власти Беларуси все же будут вынуждены пойти на попятную и согласиться с исполнением текущего газового контракта, переведя дискуссии о справедливой цене на газ в вялотекущий режим.

Выводы.

Несмотря на то, что принятая программа развития экономики страны на пятилетку предполагает рост за счет рыночных сил, риски возврата к мягкой денежно-кредитной и бюджетной политике сохраняются. Политической легитимизации либеральных преобразований пока так и не произошло, а в публичной сфере власти избегают само упоминание глубоких реформ, предпочитая говорить о совершенствовании сложившейся беларуской экономической системы. Важнейшим фактором сохранения финансовой стабильности остается достижение соглашения с МВФ и своевременное получение финансирования от ЕФСР. Серьезную угрозу для экономической устойчивости представляет и нефтегазовый конфликт с Россией, который может распространиться и на иные сферы взаимоотношений (например, на экспорт беларуского продовольствия в Россию).

Logo_руна