Положение в области экономической безопасности Беларуси (июнь 2017 года)

2000

Загрузить документ в PDF

Риски экономической безопасности

Похоже, после этапа определенной конфронтации, связанной с неисполнением Россией интеграционных договоренностей на энергетическом рынке, беларуско-российские отношения проходят этап стабилизации. Беларусь на удивление легко получила очередной транш кредита ЕФСР и должна в ближайшее время получить новый межправительственный кредит. Российские власти также изъявляют готовность ускорить создание единого рынка энергетических товаров (источник). Кроме того, Россия фактически снимает с повестки дня вопрос об «интеграционных проектах» в старой постановке, фактически представлявшей собой предоставление российскому капитала доступа к интересующим его крупным беларуским предприятиям (источник). Можно предположить, что такое изменение политики российских властей является результатом начала нового избирательного цикла и их нежеланием создавать негативный информационный фон вокруг ЕАЭС во время президентской кампании.

Продолжает увеличиваться количество планируемых китайских проектов в беларуской экономике. Так, было подписано соглашение об инвестировании китайской компанией DRex Food Group USD 1 млрд. в сельскохозяйственный сектор на востоке Беларуси (источник). Заявляется также и о новых проектах в беларуско-китайском индустриальном парке «Великий камень» (источник). В тоже время, как и предполагалось, растет количество действующих предприятий, желающих вступить в парк или получить аналогичные условия для деятельности (источник). В случае принятия положительного решения нарастание такой практики будет искажать систему стимулов для госпредприятий и уменьшать доходы госбюджета.

Риски экономического спада

Заметно лучше намеченного графика по итогам 5 месяцев оказался и уровень ВВП страны, прирост которого составил 0,9% вместо запланированных 0,2% (источник). Двигателем экономической динамики стала промышленность, рост которой с начала года составил 6% (источник). Основным фактором этого достижения стало  восстановление спроса на внешних рынках, в первую очередь российском.  Так, экспорт товаров за 5 месяцев 2017 года вырос на 22,9%, а экспорт в Росссию – на 29,8% (источник). Это связано как с ростом инвестиционного спроса на российском рынке, так и улучшением курсовой конъюнктуры беларуских производителей. Так, реальный курс BYN к RUR в январе-мае 2017 года уменьшился к аналогичному периоду прошлого года почти на 11% (источник).

В тоже время даже само Правительство рассматривает текущий экономический рост как восстановительный и не ожидает его существенного ускорения в будущем. Так, по базовому прогнозу, разрабатываемому на 2018 год для целей бюджетного финансирования, экономический рост составит лишь 1,1% (источник). Более существенный рост экономики, рассчитанный исходя из пятилетнего плана роста ВВП, возможен, по мнению Правительства, лишь в случае осуществления ускоренных структурных преобразований. При этом вероятность последних, с учетом заморозки переговоров с МВФ и судя по высказываниям представителей власти, можно считать минимальной. На повестке дня остается лишь принятие широко анонсируемого пакета законопроектов об улучшении условий ведения бизнеса, подробности которых остаются неизвестными (источник). Более того, все больше появляется информации о постепенном возврате к практике доведения директивных планов до госпредприятий: как в области показателей экономического роста (источник), так и в области заработной (источник). Последняя продолжают демонстрировать существенный рост (в мае до BYN 795,2) и двигается в направлении установленной Александром Лукашенко планки на уровне BYN 1000.

Риски финансовой нестабильности

Событием месяца стало размещение новых выпусков евробондов на общую сумму USD 1,4 млрд. (источник)  В предыдущий раз Правительство Беларуси выходило на рынок валютных долговых обязательств в далеком 2011 годом. После этого власти не раз заявляли о намерении привлечь ресурсы через этот источник и даже включали его в годовой план рефинансирования госдолга, но на практике осуществить это намерение так и не удавалось. Текущее размещение рассматривается как источник рефинансирования 7-милетних евробондов в сумме USD 800 млн., срок погашения которых наступает в январе 2018 года. Сумма привлеченных ресурсов оказалась на USD 600 млн. больше ранее заявленной, а спрос при этом в 2 с небольшим раза превысил размер итогового размещения. Огорчает, пожалуй, лишь его стоимость, оказавшаяся существенно выше уровня, на которое правительство могло рассчитывать. Так, при текущей доходности по евробондам Belarus-2018 на уровне 4,5-5% годовых стоимость новых размещений составила 7,125 % по пятилетним и 7,625 % по десятилетним бумагам. Это также значительно больше стоимости привлечения ресурсов на внутреннем рынке — последние долларовые облигации Нацбанка продавались с доходностью на уровне 4,5%.

Вероятно, основным фактором такой переплаты стало отсутствие на текущий момент новой кредитной программы с МВФ. Ранее члены Правительства неоднократно заявляли, что сам факт наличия плана преобразований экономики Беларуси, согласованного с фондом, должен привести к удешевлению инвестиционных ресурсов для страны. Соответственно выход Беларуси на рынок евробондов без достижения соглашения с МВФ свидетельствует о неготовности властей осуществлять предлагаемые фондом меры. В особенности это касается повышения стоимости жилищно-коммунальных услуг для населения и в целом отказа от политики перекрестного субсидирования, а также полноценного перевода госпредприятий на рельсы самофинансирования. Факт приостановки переговоров с МВФ уже подтвердили и некоторые члены Правительства (источник).

На фоне проблем с МВФ Беларусь в июне оперативно получила четвертый транш кредита Евразийского фонда стабилизации и развития (далее по тексту ЕФСР) на сумму USD 300 млн. (источник) При этом беларуские власти не выполнили один из контрольных показателей матрицы мер для данного транша (ограничение на рефинансирование госдолга не более чем на 75% от выплат), хотя ранее ЕФСР более щепетильно относился к формальному соблюдению финансируемой программы. Более того, представители как беларуских (источник), так и российских (источник) властей заявляют о плодотворной работе относительно предоставления Беларуси очередного российского межправительственного кредита на сумму USD 700 млн. Само выделение указанной суммы, предназначенной для рефинансирования текущих выплат Беларуси по российским кредитам, может состояться уже в июле-августе 2017 года.

Привлеченное и ожидаемое внешнее финансирование позволяет сохранить беларуским властям золото-валютное резервы страны для минимизации воздействия краткосрочных внешних шоков  и существенно снижает риски валютного кризиса в среднесрочной перспективе. Но одновременно с этим усиливаются риски устойчивости госдолга и сохранения способности его обслуживать. Уже по состоянию на 01.06.2017 внешний госдолг Беларуси вырос с начала года на USD 277,6 млн. и достиг уровня USD 13,9 млрд. (источник). С учетом же июньских заимствований эта сумма вырастет уже до USD 15,5 млрд. и составит более 30% ВВП страны. При этом расходы на обслуживание госдолга уже превышают 10% расходов бюджета (источник), и дальнейший рост их доли вынудит урезать социальные расходы и расходы на финансирование национальной экономики. К тому же, несмотря на наблюдаемый профицит (5% ВВП по итогам января-мая (источник)), ситуация с исполнением бюджета складывается также далеко не безоблачная. Затянувшееся падение калийного рынка вынудило власти вновь снизить пошлины на экспорт калийных удобрений с EUR 55 до EUR 20 за тонну  (источник) (их повышение до «нормального» уровня состоялось лишь в январе 2017 года). Продолжает нарастать и дефицит пенсионного фонда, который приходится финансировать за счет бюджетных субвенций: в доходах фонда этот источник уже превышает рекордные 12% (источник). Ситуация должна несколько улучшиться по мере намеченного увеличения пенсионного возраста, однако уже сейчас есть сомнения, что принятых мер будет достаточно.

Текущая ситуация в финансовом секторе как и прежде определяется политикой Нацбанка по снижению ставок на денежном рынке. Так, в июне были одновременно предприняты меры, направленные на падение доходности как по валютным (повышение норматива отчислений в резервный фонд с 11% до 15% (источник)), так и по рублевым депозитам (очередное снижение ставки рефинансирования с 13% до 12% (источник)). Предпринять эти меры позволили благоприятные условия: замедление инфляции до 6,2% в годовом исчислении, сохранение профицита ликвидности в банковской системе (источник), существенная чистая продажа валюты населением (практически USD 235 млн. по итогам мая). При этом падение доходности по депозитам не приводит к их оттоку из банковской системы (источник), что можно объяснить как ростом доли безотзывных вкладов, так и в целом снижением инфляционных и девальвационных ожиданий. Позитивную динамику продемонстрировала и проблемная задолженность в банковской системе, размер которой уменьшился с 14,2% до 13,6%.

Вслед за депозитами продолжают дешеветь и кредиты: средняя ставка по новым рублевым краткосрочным кредитам для бизнеса в мае упала до 13,9% (для сравнения в мае 2016 года она составляла 27,4%). Снижение стоимости кредитных ресурсов нивелируют доводы сторонников политики включения «печатного станка» и уменьшают вероятность возврата к политике искусственного наращивания рублевой денежной массы.

Выводы

Полученное и ожидаемое внешнее финансирование позволяет властям решить проблему рефинансирования внешнего долга в краткосрочной перспективе. При этом само увеличение суммы долга и рост расходов на его обслуживание создает дополнительные риски в долгосрочной перспективе. Накапливание долгосрочных рисков происходит без существенного экономического роста, а вероятность начала экономических реформ, направленных на повышение эффективности госсектора, остается невысокой. В области экономической политики власти как и прежде концентрируют усилия на создание точек роста за счет китайских проектов и получение дополнительных преференций в рамках интеграционных проектов с Россией.

Logo_руна