Положение в области экономической безопасности (октябрь 2016 года)

1703

Загрузить документ в PDF

Риски финансовой нестабильности

Динамика формальных показателей позволяет говорить об улучшении ситуации в финансовом секторе страны. На валютном рынке сохраняется ситуация существенного чистого предложения (за сентябрь порядка USD 192 млн.), обеспечиваемого населением страны (источник). Это в свою очередь оказывает положительное влияние на курс рубля, который укрепился за месяц к корзине валют и доллару более чем на 1%. Благоприятной ситуацией на валютном рынке воспользовался Нацбанк, который смог за месяц нарастить золотовалютные резервы (далее по тексту ЗВР) на USD 62 млн. (источник). Признаком роста доверия населения к рублю можно считать и прирост рублевых депозитов, составивший за сентябрь 3% (источник). При этом Нацбанк фиксирует рост доли безотзывных депозитов с 32,2% в январе до 54,1% в сентябре (источник). Это существенно снижает вероятность очередного набега вкладчиков на банки, которые многократно наблюдались последние 5 лет как реакция рынка на появление негативной информации. Важно, что такого результата удалось достичь на фоне существенного падения ставок на депозитном рынке: так, средняя ставка по новым безотзывным депозитам в сентябре упала до 18,1% по сравнению с 27,9% в начале года. Аналогичная динамика наблюдается и на рынке кредитов: новые кредиты для юрлиц подешевели с 34,2% до 22,2% за тот же период (источник). При этом об ослаблении денежно-кредитной политики говорить пока не приходится: прирост рублевой денежной массы с начала года составил чуть более 8%, а годовая инфляция обещает стать минимальной с 2010 года: с начала года ее уровень составил 8,3% (источник). Впервые за 12 месяцев улучшилась и ситуация с плохими долгами в банковском секторе, размер которых сократился с 14,8% до 14,3% (источник). Негативным фактом остается рост внешнего госдолга с начала года на 7,9% до уровня USD 13,4 млрд. (источник), что обусловлено худшими результатами внешней торговли по сравнению с запланированными.

Однако дальнейшая успешность политики властей по финансовой стабилизации будет сильно зависеть от достижения соглашения с МВФ о начале новой программы. Помимо суммы непосредственно кредита МВФ, которая может достичь USD 3-3,5 млрд., начало сотрудничества с фондом поможет властям привлечь ресурсы Всемирного банка, Евразийского банка развития и Международной финансовой корпорации на сумму до USD 1 млрд. (источник) Рассчитывают власти также и на падение стоимости новых заимствований на рынке евробондов, которое в случае старта программы по оценке Правительства составит 1,5-2 п.п. Поэтому несмотря на публичную критику со стороны Александра Лукашенко требований МВФ, Правительство все же продолжило переговоры с дирекцией Фонда. На ближайшие месяцы запланировано посещение Минска двумя техническими миссиями МВФ, целями которых является обсуждение вопросов реформирования госсектора и сокращения перекрестного субсидирования (источник). В результате тесного взаимодействия Правительство надеется получить решение МВФ по программе в уже декабре 2016 года – январе 2017 года (источник). Это, правда, станет возможно только при условии принятия политических решений о росте тарифов для населения и сокращения поддержки в госсекторе.

Риски экономического спада

Падение ставок и удешевление кредитных ресурсов пока не привело к положительному эффекту в реальном секторе. Сокращение ВВП по-прежнему составляет существенные 2,9%, а доходы населения в реальном исчислении упали и вовсе на 7,1% (источник). Чрезмерно оптимистичными выглядят планы властей и по достижению экономического роста на уровне 1,7% в следующем году. Прогнозы финансовых организаций содержат значительно более скромные оценки: от -0,5% у МВФ до +0,9% у Евразийской экономической комиссии. Достичь заявленной задачи Правительство рассчитывает за счет 3-ех точек роста: госинвестиций в инновационные проекты, функционирования индустриального парка «Великий камень» и роста доли в экономике малого и среднего бизнеса (далее по тексту МСБ) (источник). Однако предыдущий опыт крупных госинвестиций (в особенности проваленные проекты модернизации предприятий деревообработки и цементной отрасли) позволяет усомниться, что очередное использование этого инструмента даст существенный положительный результат. Переоцененным выглядит и проект беларуско-китайского парка «Высокий камень», который пока не может похвастаться большим числом резидентов и даже по мнению властей требует дополнительных стимулирующих льгот (источник). В общем-то и ожидаемый в 2017 году размер инвестиций в парк (порядка USD 60-70 млн.) слишком незначителен для создания заметного результата в масштабах всей экономики страны. С другой стороны, в заслугу властям можно записать улучшение условий для развития бизнеса, которое зафиксировано в новом рейтинге Doing business (источник). В указанном рейтинге Беларусь продемонстрировала впечатляющую динамику, поднявшись с 50-го на 37-ое место. Правительство намерено продолжить работу в данном направлении, и запланировало на 2017 год еще ряд изменений в законодательном регулировании, направленных на улучшение бизнес-климата, и программу по дешевому кредитованию МСБ под ставку 10% годовых. В тоже время, эффект от данных мер скорее всего будет носить существенно ограниченный характер. Сдерживать развитие МСБ будет слабый внутренний и внешний спрос: власти планируют урезать расходы республиканского бюджета в 2017 году более чем на 1% в номинальном и на 10% в реальном исчислении (источник), а рост экономической активности в России ожидается весьма скромным. Ограничивает развитие МСБ и существенный неэффективный госсектор, который выступает конкурентом частному сектору за ресурсы и покупателей, но при этом финансируется в административном порядке на льготных условиях.

О том, что вопрос повышения эффективности госсектора должен стать ключевым в экономической политике, заявляют уже и сами власти. Для оценки рисков и состояния крупнейших предприятий планируется провести их независимый аудит. По его результатам предполагается разделить предприятия на 3 группы, для каждой из которой меры экономической политики будут свои. Так, на предприятиях первой группы, имеющих удовлетворительные финансовые показатели, планируется сконцентрироваться на совершенствовании системы корпоративного управления. Предприятиям второй группы, текущая деятельность которых эффективна, а финансовые проблемы обусловлены существенной долговой нагрузкой, планируется реструктурировать долги различными способами. Предприятия, текущая деятельность которых неэффективна, попадут в третью группу и будут подвергнуты санации и возможному банкротству (источник). В тоже время, Правительство не озвучивает конкретных шагов по изменению системы экономических стимулов, по повышению самостоятельности предприятий, по переходу от жесткого вертикального управления к более гибкому, без которых решение проблемы эффективности предприятий не выглядит возможным. Вызывает сомнение и политическая готовность властей идти на ликвидацию хронически неэффективных предприятий. В публичном дискурсе власти говорят лишь про будущие единичные случаи ликвидации и преобладающее использование механизма санации – т.е. о фактическом решении проблем предприятия за счет его кредиторов. Удивительно звучит и предложение Премьер-министра Андрея Кобякова о назначении антикризисными управляющими на предприятиях в процессе санации их действующих руководителей (источник). Ярким примером желания властей сохранить советские бренды без учета экономической целесообразности является история предприятия «Мотовело», на возрождении которого за счет государственных средств настаивает сам Александр Лукашенко (источник).

Риски для экономической самостоятельности

Завершение очередного нефтегазового конфликта Беларуси и России вновь затягивается. Еще в первой половине октября чиновники заявили о достижении компромисса: цена на газ для Беларуси снижается до уровня RUR 6 тыс. за тыс. куб. м., что больше требуемых ранее Беларусью USD 73, но при этом Россия берет на себя обязательства выплачивать в беларуский бюджет дополнительную межбюджетную компенсацию. Суммы указанной компенсации, которая в 2016 году может составить USD 400 млн., а в 2017 году – USD 800 млн., власти страны будут использовать для снижения тарифов внутренним потребителям. При этом Беларусь должна подписать соглашения по созданию единого энергетического рынка и выплатить накопившийся долг по поставленному газу, составлявший на конец октября порядка USD 280 млн. (источник) Только после этого Россия восстанавливает поставки нефти в Беларусь, из-за урезания которых дополнительно страдает динамика ВВП. Однако юридически эта договоренность, которая должна была подписана Премьер-министром России Дмитрием Медведевым в Минске и увязывалась с некоторыми сопряженными соглашениями (ранее российские власти пытались увязать скидку на газ с продвижением в области т.н. интеграционных проектов), так и не была оформлена (источник). При этом Беларусь, по заявлению Премьер-министра Беларуси А. Кобякова, согласилась оплачивать газ по USD 132 (источник). Иные подробности текущих условий покупки газа, а также сроки оплата беларуского долга и увеличения поставок нефти публично озвучены так и не были. Не был перечислен и третий транш кредита ЕФСР, хотя еще в начале месяца чиновники Минфина Беларуси оптимистично ожидали его получение к концу октября.

Выводы.

Политика финансовой стабилизации властей продолжает давать позитивные результаты: снижается инфляция, растет доверие к рублю, уменьшается кредитная риск-премия. Однако в реальном секторе экономики позитивные сдвиги пока незаметны. Озвученные предложения властей по реформе госсектора выглядят в большей степени попыткой снизить долговую нагрузку на предприятия без устранения внутренних причин их неэффективности. Ключевым вопросом ближайших месяцев остается достижение соглашения с МВФ о начале кредитной программы, которая одновременно выступит гарантом достаточности внешнего финансирования и готовности властей к серьезным структурным реформам.

Logo_руна