Положение в области экономической безопасности Беларуси (октябрь 2017 года)

1719

Загрузить документ в PDF

Риски экономического спада

Положительные тенденции сохраняются и в реальном секторе экономики: по итогам 9 месяцев прирост ВВП составил 1,7%, и к концу года по ожиданиям Правительства должен достичь 2,3% (источник). Сдержанный оптимизм наблюдается во всех основных секторах экономики, кроме строительства. Запасы готовой продукции на складах предприятий и вовсе сократились до пятилетнего минимума на уровне 60% месячного производства (источник). Определенные улучшения наблюдаются и на рынке занятости: месячный показатель вновь принятых на работу второй раз за год превысил количество уволенных, и в отличие от аналогичной ситуации в июле это превышение оказалось намного масштабнее (источник).

Свои прогнозы по росту ВВП в Беларуси улучшили и международные фонды. Так, Всемирный банк при условии сохранения благоприятных внешних условий ожидает умеренный экономический рост экономики Беларуси на 1,8% в 2017 году и на 2,1% в 2018 году (источник). По более скромным оценкам МВФ рост беларуского ВВП в 2017 и 2018 годах составит 0,7% (источник). По их оценке текущий рост носит восстановительный характер и важнейшим его фактором является увеличение спроса на российском рынке и в целом экономическое оживление в регионе (источник). При этом среднесрочный рост Беларуси ожидается наименьшим в регионе Центральной и Восточной Европы (источник), что обусловлено невозможностью увеличить совокупную производительность в экономике из-за отрицательной отдачи преобладающих госинвестиций (источник). Собственно вопрос преобразований механизма управления госсектором и стал основным камнем преткновения, не позволившим начать новую кредитную программу с МВФ.

В целом складывается впечатление, подтверждаемое отдельными заявлениями чиновников (источник), что наметившийся скромный экономический рост снизил интерес властей к осуществлению коренных преобразований в экономике. Так, откладывается уже неоднократно заявленный уход от перекрестного субсидирования, который теперь по заявлениям чиновников должен состояться то ли к 2020 году (источник), то ли только по мере роста доходов населения (источник). Вновь на уровне А. Лукашенко установлено предельный рост стоимости ЖК услуг для населения на уровне USD 5 за год. Нерешительность проявляется и в вопросе оздоровления сельского хозяйства через механизм банкротства и смены собственности. Так, несмотря на то, что данные меры прямо предусмотрены в уже функционирующем указе президента, Правительство в очередной раз предполагает обсудить возможность их использования на практике (источник). В то же время, от широко анонсированных мер по улучшению условий для работы малого и среднего бизнеса власти, похоже, отказываться не собираются.

Риски финансовой нестабильности

В октябре наблюдалось улучшение практических всех статистических показателей, характеризующих финансовую устойчивость и активность экономики. Так, по итогам сентября годовая инфляция снизилась до 4,9%, что является минимальным значением за всю суверенную историю (источник). Пока не оправдываются и негативные опасения по поводу возможно чрезмерного ослабления монетарной политики властей. Размер валютных депозитов населения уменьшился незначительно (минус 0,5%), а сумма рублевых вкладов после месяца падения вновь приросла. Размер роста, правда, составил лишь 1,2 %, что не намного больше размера капитализации по действующим депозитам. Важно отметить, что данный рост зафиксирован на фоне пусть и незначительного, но все же увеличения ставок по рублевым депозитам (+0,2 п.п. по краткосрочным и +0,6 п.п. по долгосрочным вкладам (источник)). Прирост номинальной доходности по депозитам фиксируется впервые с начала 2015 года, и может свидетельствовать об исчерпании потенциала для безопасного ослабления денежно-кредитной политики.

Несколько улучшилась и ситуация на валютном рыке: чистая продажа населения вновь выросла и за сентябрь составила USD 196,2 млн., что больше чистого спроса на валюту со стороны бизнеса (USD 187,8  млн. в сентябре) (источник). Удалось властям стабилизировать и ситуацию с плохими долгами в банковской системе: на 1 октября их уровень опустился до 12,8%, что соответствует показателю на начало года (источник). При этом по заявлениям членов Правительства, в 2017 году практика замены корпоративного долга государственным осталась незначительной. Так, если в 2015 году на эти цели ушло более USD 1,4 млрд., в 2016 — USD 400 млн., в нынешнем году всего USD 2 млн. (источник).

Продолжает наблюдаться и рост золотовалютных резервов страны (далее по тексту ЗВР), которые на 1 ноября достигли уровня USD 7,395 млрд., суммарно прибавив с начала года практически 50% (источник). Основой октябрьского роста резервов стал очередной транш кредита Евразийского Фонда стабилизации и развития (далее по тексту ЕФСР) в сумме USD 200 млн., выделенный Беларуси в октябре. Примечательно, что Фонд уменьшил формальные требования к получению очередного транша, отменив ограничение на рост денежной массы и предельную долю госсектора в ВВП (источник). Оставшиеся требования, например, передача в коммунальную собственность не менее 20 государственных предприятий, в силу своей незначительности с легкостью были исполнены властями. Накопленные властями резервы позволяют считать закрытым вопрос обслуживания госдолга на 2018 год и нивелируют риски суверенного дефолта в краткосрочной перспективе.

Продемонстрированные достижения были оценены рейтинговым агентством S&P, которое в октябре повысило долгосрочный суверенный рейтинг Беларуси до уровня «B» со стабильным прогнозом (источник). Это повышает привлекательность рынка евробондов как возможного источника дальнейшего рефинансирования госдолга в ближайшие годы. Примечательно, что в октябре состоялось и первое в истории корпоративное размещение евробондов беларуской компанией: сумма в размере USD 350 млн. была привлечена крупнейшим ритейлером «Евроопт» (источник). При этом стоимость размещения составила 8,75%, под которые еще в 2011 года приходилось фондироваться Правительству Беларуси.

Однако риски ускорения инфляции все еще остаются существенными. Так, специалисты Евразийского банка развития считают снижение ставки рефинансирования слишком быстрым, а рост широкой денежной массы (+9,3% с начала года) избыточным (источник). Благодаря падению ставок на кредитном рынке (в сентябре средняя процентная ставка по новым кредитам составила для юридических лиц 12,3% и 12,1% годовых  для физических лиц (источник)), в экономике действительно наблюдается существенное оживление кредитного спроса. Наиболее масштабный прирост  фиксируется на рынке потребительского кредитования, добавившего с начала года BYN 839,1  млн. (49,8%). Общий же размер рублевой кредитной задолженности вырос на более скромные, но так же существенные, 12,3% (источник). При этом в банковской системе сохраняется значительный размер избыточной ликвидности (порядка BYN 1,5 млрд. на начало ноября), частично видимо связанный с ослаблением требований к формированию резервов.

Некоторое ускорение инфляции ожидают и сами власти, согласно прогнозу которых ее уровень в 2018 году составит около 7% (источник). Подстегнуть рост цен может и традиционное увеличение бюджетных расходов в конце года, и намеченный властями рост заработной платы. Несмотря на падение последней по итогам сентября на 1,6% до BYN 831,3 (что в целом характерно для данного месяца года), Правительство не отказывается от планов ее наращивания до уровня BYN 1000 к концу года. При этом в публичной плоскости уже появляются заявления, что для этого необходимо временно отказаться от принципа сбалансированности роста заработной платы и роста производительности (источник). Дополнительным фактором, стимулирующим инфляцию, может стать и ухудшение торгового баланса внешней торговли товарами, дефицит которой за сентябрь составил более USD 470 млн. (источник). Во много это вызвано ростом потребительского импорта, который ожидаемо демонстрирует рост на фоне улучшения экономической динамики (источник).

Риски экономической безопасности

Обратной стороной роста ЗВР страны стал рост внешнего госдолга, который по состоянию на 1 октября достиг уровня 16,3 млрд., увеличившись с начала года на 19,5% и превысив уровень 30 % ВВП (источник). Основным кредитором Беларуси последние 5 лет выступало Правительство России, а также связанные с ним финансовые институты и банки. В октябре российские власти по непонятным причинам решили обнародовать сумму накопленной Беларусью кредитной задолженности по государственным кредитам, которая составляет USD 6,5 млрд. (источник). Данная сумма не включает еще долги Беларуси перед ЕФСР и российскими банками. Дополнительным фактором зависимости от России остается ее доминирующая доля во внешней торговли Беларуси, которая сохраняется, несмотря на планы по диверсификации. В сочетании с монопольными поставками энергоресурсов по сниженным ценам это по-прежнему обеспечивает колоссальную экономическую зависимость Беларуси от России, которая пока имеет направленность только к росту. Возможностей у властей Беларуси повлиять на такое положение дел не так и много. При рефинансировании госдолга возможными источниками могли бы быть ресурсы МВФ, однако власти пока не готовы выполнять требования фонда, либо средства, полученные от размещения еврооблигаций. Последние будут явно дороже российских ресурсов, что в конечном итоге негативно скажется на экономическом росте в стране. Зафиксировать условия торговли власти и освободить их от возможности манипуляций в политических целях пытаются через отказ от изъятий и ограничений во взаимной торговле в рамках ЕврАзЭС. Конечным сроком либерализации торговли заявлен далекий 2025 год, однако, судя по дискуссиям в российском сообществе (источник), реальность даже такого отдаленного  срока остается открытой.

Выводы

Экономика Беларуси продолжает активизироваться на фоне сохранения сбалансированной финансовой политики. При этом наблюдаемый рост остается наименьшим в регионе и его среднесрочные перспективы остаются сравнительно пессимистичными без принятия мер по повышению эффективности масштабного госсектора. Серьезное давление на бюджетную политику властей в среднесрочной перспективе будет оказывать и растущий внешний госдолг, состоящий преимущественно из российских кредитов. В этой связи высок риск перемещения вопроса обслуживания госдолга в политическую сферу.

 

Logo_руна